специальный проект
Серебряные кружева
Как в Екатеринбурге возрождают ювелирные традиции уральских мастеров
Тонкие линии серебряных нитей огибают благородный камень, то рисуют мелкие петли, то "зернятся", то врезаются в контур полусферами – мастер плетёт ажурные кружева из металла, повторить такие узоры практически невозможно. Поэтому каждая работа – и шедевр, и эксклюзив, и философия.
Дорога мастера
– Сегодня машины без труда могут резать дерево, камень, металл, но что из этого выходит? Только человеческие руки способны сделать изделие живым и наполненным смыслом, – говорит Владимир Солодушко, уральский ювелир. – Народные промыслы воспитывают нас и подталкивают создавать что-то от души.
Этот мастер – один из немногих хранителей традиций филиграни, сложнейшей и трудоёмкой ювелирной техники, которая несколько веков назад заставила культурный мир обратить внимание на ювелирное искусство города на Исети. Суть уникальной техники сводится к плетению орнаментов из тончайших металлических нитей и кропотливой пайке элементов – одно неловкое движение, и работа насмарку.

– Есть такое понятие – гордость. В начале образования города здесь были каторжные, беглые, неимущие, ущемлённые, и именно они начинали добывать и обрабатывать камень. Им присылали проекты из столицы, по ним и делались первые изделия. В один прекрасный день им это надоело, и они начали создавать то, что они считали нужным, во что вкладывали душу, – рассказывает мастер. – С такой историей и наследием Екатеринбург вправе сконцентрировать на своей территории народные промыслы как таковые.
Сам Владимир Васильевич – выпускник художественного училища в Кунгуре (сейчас – Кунгурский филиал ФГБОУ ВПО "МГХПА им. С. Г. Строганова") – Альма-матер лучших ювелиров Советского Союза. Более 30 лет он работает с металлом и камнем и до сих пор тепло и благосклонно отзывается о главной ювелирной школе Пермского края.
– В молодости я не имел ни целей, ни взглядов, наслаждался жизнью и ничего полезного не делал. В 1985 году поехал в Пермский край. О каком-то искусстве даже не думал, просто хотел заниматься ювелиркой, чтобы на кусочек хлеба хватало. В художественном училище Кунгура тогда собирались мастера со всего Союза, за три года я многому научился, а потом оставалось только работать, придумывать и развивать, – вспоминает мастер. – В 1988 году приехал в Свердловск. В то время как раз начали появляться коммерческие объединения: люди рабочих профессий брались за камень, начинали с ним работать, тогда-то я и понял, что у ювелирного дела на Урале есть будущее.

Чтобы овладеть основами филиграни, придётся потратить минимум три года, но, говорят, без большой психологической отдачи и усидчивости ничего не выйдет. Ни один 3D-дизайнер не сможет повторить витиеватые линии орнамента, это под силу только человеческим рукам.

Несколько кризисов закрыли практически все ювелирные предприятия в Екатеринбурге. И сегодня главный спрос на ювелирную продукцию в городе – пожалуй, обручальные кольца.

Традиционное ювелирное искусство уральских мастеров – на грани исчезновения. А вместе с ним рискует уйти в небытие целый пласт истории края. И Владимир Васильевич уже не раз предпринимал попытки передать методику другим, чтобы дело уральских мастеров жило и развивалось.

– Невозможно передать мастерство, когда ты ограничен во времени, когда ты занят зарабатыванием денег, это должно быть от души. Когда мерилом всего становится заработная плата, сложно объяснить человеку "сделай так, как будто в последний раз", – говорит мастер. – То, что сегодня происходит в этих стенах Ювелирного дома РМК, я называю очевидным-невероятным. Нам дали пространство для работы, и здесь я могу чему-то научить молодых ребят, а если из 20 человек хоть у одного горят глаза – значит, всё это не зря, и я искренне ему благодарен. Ты можешь получать любое образование за деньги или без, но если у тебя нет желания к самовыражению, то результата не будет.
Готовые изделия Ювелирного дома РМК
Икона "Воскресение Христово" (техника: филигрань, литье, финифть, чернение, золочение; материалы: серебро, кость мамонта, жемчуг, природные камни)
Складень "Рождество Христово" (техника: литье, финифть, чернение, золочение; материалы: серебро, жемчуг, гранат, рубин)
Икона "Святые Сергий и Герман Валаамские" (техника: литье, финифть, филигрань, чернение, золочение; материалы: серебро, перламутр, аметист, гранат, жемчуг)
Икона "Тихвинская Пресвятая Богородица" (техника: филигрань, литье, финифть, чернение, золочение; материалы: серебро, жемчуг, топазы, аметист, гранат, хризопраз)
Икона "Архангел Михаил" (техника: филигрань, финифть, литье, золочение; материалы: серебро, жемчуг, аметист, гранат)
Складень "Храм" (техника: литье, финифть, чернение, золочение; материалы: серебро, родонит, гранат, природные камни)
Подарочное яйцо "Петр и Феврония" (техника: филигрань, литье, мелкая пластика, чернение, золочение; материалы: серебро, нефрит, жемчуг, гранат, кварц, природные камни)
Подарочное яйцо "Петр и Феврония" (техника: филигрань, литье, мелкая пластика, чернение, золочение; материалы: серебро, нефрит, жемчуг, гранат, кварц, природные камни)
Из истории ювелирного искусства Урала
Доподлинно неизвестно, когда именно зародилось ювелирное искусство на Урале. Мастера города на Исети долгое время работали "вне закона", выполняя индивидуальные столичные и европейские заказы. Официально обрабатывать драгоценные камни и металлы на уральской земле вплоть до конца XIX века было запрещено, хотя именно здесь были открыты их масштабные месторождения. Готовые изделия отправлялись в Москву и Санкт-Петербург, где и клеймились. На рубеже столетий в Казани появился пробирный мастер, который имел право ставить пробу на работах уральцев. И именно тем временем датируются первые ювелирные изделия. В 1901 году государственный закон снял все ограничения, связанные с обработкой камня и драгметаллов. Тогда-то и заговорили об уральской ювелирной школе как таковой.
Руки уральским мастерам были развязаны. Начали активно создаваться ювелирные артели, ассоциации и акционерные общества. Работали в основном с камнями, которые добывались здесь же на Урале, любили демантоиды (уральский гранат), разновидности кварца, аметисты, хризолиты. Металлические элементы не использовались как основные, а лишь подчёркивали в изделиях красоту камня. Со временем его размер в изделиях уменьшался до пластин и небольших по диаметру включений, металла становилось больше, и в работах современных мастеров как раз металл-таки и превалирует.

Филигрань, которая до сих пор считается одной из самых сложных и трудоёмких ювелирных техник, пришла из Центральной России, а зародилась она в посёлке Красное-на-Волге. Ею увлекались мастера столичных городов, такие работы производились на заказ.

В 70-е годы прошлого века в филигранной технике уральские мастера ещё работали, но уже к началу 90-х она стала использоваться значительно реже.

Старые мастера уходят, а вместе с ними исчезают и традиции. С последнего десятилетия прошлого века ювелирное дело уверенно встало на коммерческие рельсы. Сегодня филигрань действительно рискует исчезнуть, не только на Урале, но и в целом в России.
Как возрождаются ювелирные традиции

Ювелирный дом РМК – это традиции, творчество и большое личное участие мастеров.

Производство занимает всего несколько комнат, в стенах которых ювелирные работы проходят полный цикл – от замысла до готового изделия. Сотрудников здесь немного – всего 25 человек. Каждый из них принимает участие в проектах Ювелирного дома и если не работает с изделием напрямую, то как минимум помогает доработать идею.

Экскурсию проводит Иван Русанов, руководитель Ювелирного дома. Он работает здесь со дня открытия, и весь производственный процесс проходит у него на глазах. Его рассказ о том, как рождаются ювелирные шедевры, какую философию они несут и кто превращает холодный металл и камень в изделия, уникальность которых отмечают даже опытные мастера и искусствоведы.

– Образование у всех разное, и совсем не обязательно оно связано с обработкой металла и ювелирным мастерством. Некоторые сотрудники – самоучки и просто давно работают ювелирами. У них талант, и из-под их рук выходят такие изделия, которые иначе как чудом не назовёшь. Можно закончить 2 вуза, а идеи подглядывать и подсматривать… такое тоже встречается часто, – делится Иван Русанов.

Всё начинается с идеи. Художники отрисовывают карандашом серию предварительных эскизов, в основе которых – православные сюжеты или образы. Это может быть Святое Рождество Христово, лик Богоматери или таинство Крещения Господня. Иногда отрисовка только одной линии может занимать целую неделю. Владимир Солодушко направляет молодых ювелиров и следит за соблюдением канонов филигранного мастерства. Лишённые философии и глубинного смысла зарисовки отметаются сразу, если рисунок не цепляет на бумаге, то в благородном металле его безыдейность станет ещё более очевидной.

Помимо эскизных зарисовок от руки, в Ювелирном доме РМК разрабатываются 3D-модели будущего изделия, позволяющие представить его в цвете и объёме. 3D-дизайнеры и художники могут несколько месяцев продумывать и пробовать разные орнаменты, добиваясь идеального рисунка.
Один из сегодняшних рабочих проектов – оклад иконы Богоматери с младенцем. Над ним художники Ювелирного дома РМК работают с февраля 2017 года и планируют завершить его к февралю-марту 2018 года.

Задача 3D-дизайнера не только отрисовать орнамент, но и проверить его на соответствие византийскому иконописному стилю, которого и придерживаются мастера Ювелирного дома РМК. Сами иконы пишут сёстры Ново-Тихвинского монастыря. Чтобы 3D-художники создали оклад, точно повторяющий линии ликов святых, им передаётся калька изображения.
Это складень, с которым 3D-дизайнеры работают параллельно. Иконы для него напишут уже ростовские мастера, работающие в технике финифти – горячей росписи по металлу.

Для Урала эта техника не характерна, традиционная финифть принадлежит искусству Центральной России. Базовая заготовка отливается из меди – это более дешёвый материал, который может показать ошибки или неточности орнамента. Впоследствии он будет доработан и изготовлен уже в серебре.
В некоторых работах используется резьба по кости. Это уже традиции Сибири, но на Урале они также применялись в разные времена.

Гравюры на металле – ещё одно направление деятельности Ювелирного дома РМК. Всё та же православная тематика воплощается в медных и серебряных оттисках с чернением и позолотой.

Иван Русанов останавливается у гравюры Храма в селе Меркушине под Верхотурьем, который был восстановлен Русской медной компанией.
Для этой работы с изображением Ново-Тихвинского монастыря (г. Екатеринбург) проводились детальные съёмки с коптера, чтобы гравюра была максимально точной.
В отделе восковой модели вручную производятся будущие серийные элементы изделий, к примеру, уголки икон. Мастер работает с горячим воском, который заливается в резиновые формы и затем охлаждается в производственном холодильнике. Работая кропотливая и требует от сотрудника внимательности и сосредоточенности.
В горячем цехе Ювелирного дома РМК плавят металл, отливают заготовки и полуфабрикаты. Некоторые печи разогреваются до 2000 °C и предназначены для таких тугоплавких металлов, как платина и палладий.

Для пайки мелких элементов используется лазерная паяльная станция, после этого они дополнительно прокаливаются газовой горелкой.
Комната ювелиров – творческая мастерская Ювелирного дома. На стенах – карандашные эскизы будущих изделий. Работая над одним проектом, мастера уже думают над воплощением следующего.

Здесь их не ограничивают в творчестве, и у каждого изделия, как у человека, появляется характер. Одновременно в работе группы мастеров может находиться до 40 проектов. В итоге самих предметов, конечно, получается меньше, какие-то из них откладываются и дорабатываются позднее.
Это самая шумная часть производства. На верстаках с помощью бормашин, штихелей, ригелей, полировальных кругов и других инструментов ювелиры делают невозможное, превращая холодный металл в "расшитый" камнями ларец, православный символ – пасхальное яйцо или оклад образа Спасителя.
На прокатном стане прокатываются металлические нити серебра, латуни и других металлов. Из этих нитей, разных по толщине, затем формируются витиеватые линии ювелирных изделий.

Камни используются драгоценные, полудрагоценные и поделочные. Нефриты, топазы, аметисты, гранаты – самые популярные, а вот сапфиры, рубины и бриллианты используются редко.

Прежде чем изделие обретёт законченную форму и превратится в предмет ювелирного искусства, может пройти месяц, полгода и даже несколько лет.
О проекте
Ювелирному дому РМК ещё нет и трёх лет. Но возраст в этом случае – вовсе не показатель. Проект был задуман Русской медной компанией с единственной целью – сохранить и развить традиции ювелирных мастеров Урала, которые то ли от недостатка средств, то ли от человеческого безразличия стали стираться и терять свою историческую и культурную ценность.
Русская медная компания реализует его совместно с иконописцами и ювелирами Урала. Работы мастеров Ювелирного дома хранятся в частных коллекциях, монастырях и православных храмах по всему миру, в том числе на Валааме и Афоне. Все изделия производятся вручную, и купить их нельзя.

Русская медная компания преподносит ювелирные работы в дар, в знак признательности учреждениям и людям, которые развивают культурные и духовные ценности. Это никак не афишируется, и уникальные произведения филигранного и камнерезного искусства можно увидеть разве что на выставках. Одна из недавних экспозиций Ювелирного дома РМК в июле этого года была представлена на стенде компании для "Иннопром-2017".

Сотрудники дома надеются, что когда-нибудь коллекции и отдельные ручные работы составят основу музея ювелирного искусства, и тогда уже любой желающий сможет увидеть и тонкие линии уральской филиграни, и эксклюзивный орнамент окладов на ликах святых, и сами иконы, написанные традиционной техникой финифти.