Те, кто пытается защищаться от борцов за интеллектуальную собственность, подчеркивают: никто не ищет производителей, не требует у судов запретить продажи, то есть основная цель - не исчезновение контрафакта, а обогащение.

Уральские индивидуальные предприниматели массово становятся жертвами охоты на товары с изображением Маши и Медведя - персонажей одноимённого популярного сериала. В картотеке Арбитражного суда в настоящий момент можно найти почти 200 однотипных дел, ответчиком по которым, как правило, являются маленькие торговые ИП (чаще всего это женщины), а истцом –  некое НП "Эдельвейс". "Эдельвейс" требует с малого бизнеса в среднем по 100 тысяч рублей за то, что в магазинах были приобретены контрафактные товары с изображением "Маши и Медведя".

Как отмечает Евгений Дедков, глава юридической фирмы "Юста Аура", который в рамках профессиональной деятельности столкнулся с "Эдельвейсом", среди тех, кому предъявлены иски, практически не значатся крупные оптовики и торговые сети: в основном это именно владельцы небольших торговых точек – павильонов и небольших магазинов. Причём не только в Екатеринбурге  – есть и в отдаленных от центра области небольших городах.

"Эдельвейс" представляет интересы ООО "Маша и медведь", которому принадлежат права на сериал. Методы его сотрудников просты: они приобретают в торговой точке сувениры и игрушки с изображением персонажей (делают контрольную закупку), и если выясняется, что это контрафакт, подают в суд с требованием "компенсации за нарушение исключительных прав на использование персонажей мультипликационного сериала "Маша" и "Медведь".

- Пришли к нам 14 сентября в 11:30, - рассказывает Ирина Титова, предпринимательница из Тавды (магазин "Книги" в центре города).  – Разумеется, я их не помню – о них стало известно потом, когда к нам письма пришли, от "Эдельвейса" и из суда, о том, что подан иск. Кстати, в уведомлении "Эдельвейса" сообщалось, что материалы – договоры с правообладателем, видеозапись закупки – прилагаются, а не прилагалось ничего, это все мы только в суде увидели. Купили "контролеры" у нас две наклейки (листы формата А4, по 15 рублей каждый), а иск предъявили на 101 тысячу рублей. На самом деле я не могу избавиться от подозрения, что это могут быть и происки конкурентов. Сами посудите: до нас из Екатеринбурга ехать четыре часа, наклейки с "Машей и Медведем" по всей улице Ленина продают, могли бы к  любому киоску, в любой из магазинов зайти, если бы им нужно было просто отсудить много денег. А приехали сюда, получается, только ради нас…

Судя по картотеке арбитражных дел, чаще всего "Эдельвейс" судится с женщинами-предпринимательницами.

Женщины-предпринимательницы, как правило, не подкованы в законодательстве об интеллектуальной собственности. "Сувенирку" и игрушки они закупают у оптовиков, а те, в свою очередь, у производителей, и многим даже в голову не приходит поинтересоваться, есть ли у изготовителя право на воспроизведение образов из популярного мультфильма. "Контролеры" тратят на товар несколько десятков или сотен рублей, а иск подают на десятки-сотни тысяч. Дела "Эдельвейса", которые в Арбитражном суде уже были рассмотрены, чаще всего заканчиваются определениями о завершении производства и мировыми соглашениями: истец ("Эдельвейс") снижал сумму компенсации до 50-25 тысяч, а предприниматель признавал факт нарушения и платил.

Однако случай с Ириной Титовой несколько отличается от типичного: вины за собой она не чувствовала (по крайней мере, не на 101 тысячу), товар закупала у одного из крупнейших уральских оптовиков. Она решила прибегнуть к помощи адвоката.

Защищаться уральская предпринимательница и её юрист собираются, используя нестыковки в вопросах, что, кого и от кого "Эдельвейс" защищает. Если упрощенно, аргументы таковы: у ООО "Маша и Медведь", интересы которого представляет "Эдельвейс", есть договор со студией "Анимаккорд", которая этот сериал снимает. Права на сериал по договору действительно перешли к ООО "Маша и медведь". Но аудиовизуальное произведение – сериал "Маша и медведь" и персонажи – "Маша" и "Медведь" - это совершенно разные вещи. А речь не о сериале, а именно об изображении персонажей. Исключительные права на персонажей принадлежат их автору Олегу Кузовкину, что подтверждается рядом документов. Интересы которого "Эдельвейс", соответственно, представлять просто не может – договора с ним нет.

Кроме того, ответчики возражают и по сумме иска – по их мнению, 101 тысяча рублей могла бы стать наказанием за неоднократное воспроизведение объектов интеллектуальной собственности, в то время как в магазине всего лишь продали две наклейки, ничего не "воспроизводя". Таким образом, компенсация может составлять лишь от 5 до 10 тысяч рублей.

- Истец просит взыскать с ответчика сумму компенсации в размере 101 000 рублей при том, что у ответчика был куплен "копеечный" товар — наклейки за 30 рублей. Таким образом, сумма компенсации, которую требует взыскать истец с ответчика, превышает его доход от продажи экземпляра товара, который истец считает контрафактным, в 3 366 раз, - обосновывает Евгений Дедков неразумность требований "Эдельвейса".

Получить комментарий представителей "Эдельвейса" пока не удается. Однако планы у них изначально были поистине наполеоновскими.

"На основе решений по нашим заявлениям формируется судебная практика защиты интеллектуальной собственности в России, - говорится на сайте НП. - В 2013 году мы планируем подать порядка 3000 исков по защите прав на персонажи анимационного сериала "Маша и Медведь" на всей территории  Российской Федерации. Это беспрецедентная акция, которая стала возможна благодаря активной позиции ООО "Маша и Медведь", озабоченной засильем контрафакта на российском рынке".

Рассмотрение дела в Арбитражном суде Свердловской области началось 4 марта, однако был объявлен перерыв – продолжится оно 14 марта. Е1.RU будет следить за ситуацией.

1 2

3

 

4
5 6
Документ (отзыв на иск "Эдельвейса") увеличивается по клику. Из отзыва: "Размер компенсации за неправомерное использование произведения должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в то имущественное положение, в котором он находился бы, если бы произведение использовалось правомерно.  "