Показ модельера Нины Ручкиной в День города.
Показ модельера Нины Ручкиной в День города.

В День города летом 2014-го около "Космоса" по красной ковровой дорожке, держа в руках картины, вышагивали модели в ярких платьях. Так Екатеринбургская академия современного искусства (ЕАСИ) и модельер Нина Ручкина знакомили жителей города с новым проектом "Волшебство моды: магия Бажовских сказов". Дети, ученики художественной школы 5–12 лет, создавали рисунки по мотивам сказок Павла Бажова. Несколько лучших работ превратились в принты на тканях, из которых уральский модельер Нина Ручкина сшила новую коллекцию платьев.


– Нина, как родилась идея переносить художественные изображения на ткань в виде принтов?


– Проект "Волшебство моды" начался с создания платьев из ткани, на которую я переносила сюжеты картин известного уральского художника Мишы Шаевича Брусиловского. Потом появился проект, посвящённый картине "Монтана" другого уральского художника – Анатолия Калашникова. Я пришла в художественный лицей имени Дягилева с репродукцией этой картины, предложила педагогам и детям создать по ней свои рисунки. Возможность для творчества была отличная: это огромная картина, 18 метров в длину, 2,5 метра в высоту, на ней изображена вся история Америки. Конечно, сейчас это стало тонким политическим моментом. Но, тем не менее, так родилась моя первая коллекция в соавторстве с детьми: восемь детских картин я перенесла на ткань.


– Почему в качестве соавторов вы выбрали именно детей?


– Мои дочери учатся в художественной гимназии, однажды я подумала: почему бы не перенести рисунки дочерей на ткань? Потом предложила такую услугу своим клиентам. Столкнулась с непониманием: вдруг это будет выглядеть глупо, странно? Решила создать небольшую коллекцию, чтобы было понятно, как эта идея – возможность создания семейной реликвии – выглядит в модном исполнении. Моё начинание поддержали в ЕАСИ, ведь это новая форма творчества, позволяющая детям быть причастными к искусству, объединяющая изобразительное искусство и моду.


Один из детских рисунков, ставший принтом на ткани.


– Темой следующей коллекции вы выбрали тему бажовских сказок, почему?


– Мне было интересно, как дети интерпретируют сказки, которые многим кажутся мрачными. Получились необыкновенно яркие картины, один из принтов нарисовала пятилетняя девочка.


– Вы эти платья продадите?


– Их постоянно просят, но так как коллекция создана в соавторстве с маленькими художниками, мы этот вопрос ещё не решили. Если у вас есть любимые рисунки ваших детей или близких, вы можете создать абсолютно уникальный наряд.


Такими сказки Бажова увидели уральские дети.


– Сколько это будет стоить?


– Готовая юбка с принтом будет стоить 8–10 тысяч рублей, платье – 20–30 тысяч, но это будет сложное вечернее платье, например, на корсете. Достаточно высокий уровень цен продиктован тем, что нужна обработка, оцифровка рисунка, создание принта ткани, эскиза.


Принт платья и детский рисунок, ставший вдохновением.


– Многие ваши платья женственные, часто кричаще-женственные: много "голой кожи", декоративных элементов. Это то, что вы любите, или то, что хорошо продается?


– Я занимаюсь модой более десяти лет, и сама иной раз удивляюсь, пересматривая свои старые коллекции – будто разные люди их создавали. Это, наверное, поиск себя, своего стиля. Последние года два я создаю более сдержанные коллекции. Возможно, сейчас, увидев кого-то в своём платье из прошлых коллекций, я бы сказала: "Девушка, оденьтесь!" Но я оставляю за женщиной возможность выбирать. Чтобы произвести впечатление, не обязательно "раздеваться", но иногда можно себе это позволить.


Одно из платьев на показе.


– Какой стиль вы бы хотели предложить своим покупателям сегодня?


– Более десяти лет я искала свой путь в моде и, кажется, нашла его на ближайшие лет десять. Это мода как инструмент пиара нашего города и региона. Наши корни и традиции – один из главных смыслов моего творчества. Хотелось бы создавать коллекции, отражающие наше культурное наследие, ещё лучше, если модели будут разработаны в соавторстве с детьми.


– Московский и, кстати, признанный в мире дизайнер Вика Газинская отметила, что в России моды нет. Согласны?


– Категорично сказать, что у нас в России есть, а чего нет, не могу – я не искусствовед. Я считаю себя творческим человеком, который создаёт и продаёт одежду, и это, конечно, тяжёлый труд. Если уж известному в мире московскому модельеру непросто, каково же начинающим уральским дизайнерам, только окончившим вуз?


– В чем заключается это "непросто"?


– Основное – это, пожалуй, отсутствие поддержки государства и СМИ, раньше не было поддержки общества. Сейчас ситуация потихоньку меняется, а раньше мы всё время смотрели на Италию или Францию, где всегда культивировали свою моду. Мы же всё своё привыкли ругать, и это отражается, в том числе, на моде. Часто можно услышать: "Я могу заплатить, например, за "МаксМару", но почему я должна за русского дизайнера такие же деньги отдавать?" И ведь не потому, что российские дизайнеры хуже, просто "за плечами" европейских коллег – годы раскрутки, поддержка покупателей.


Модельер Нина Ручкина: "Более десяти лет я искала свой путь в моде и, кажется, нашла его на ближайшие лет десять".


– Как выглядит покупательница, которая поддерживает бренд "Нина Ручкина"?


– Мои покупательницы меняются, ведь меняются мои платья, меняется мода, в том числе и на Урале. Девушки, которые раньше предпочитали сексуальные, открытые платья, теперь выбирают что-то более простое, но в то же время концептуальное. Некоторые из моих покупателей уехали за границу, кто-то перестал тратить большие деньги на одежду и предпочитает дизайнеров с более демократичными ценами.


– Как считаете, на моде можно заработать?


– Можно! Смотря, сколько хотите. Дизайнеры ищут компромисс между творчеством и деньгами, а заработать можно только на том, что имеет спрос. Во мне, наверное, коммерческой составляющей немного, для меня важнее создать что-то новое.


Модели с показа на Дне города.


– Хотели бы, чтобы дочери пошли по вашим стопам и тоже занимались модой?


– Пока они учатся в лицее имени Дягилева на художественном отделении, местом учебы довольны. А я пожелаю им в первую очередь женского счастья, а потом уже самореализации в карьере.


– Почему именно в такой последовательности?


– Я сама на данном этапе жизни не замужем, и, на мой взгляд, женщина в первую очередь должна быть счастлива и реализована как женщина: успешная карьера не может заменить крепкой семьи. Как в еврейской поговорке: лучший вуз – это удачно выйти замуж. Более того, женщины, которые много работают и многого достигают, теряют слабость и женственность. Мужчины про таких говорят: мы их не боимся, мы их не хотим.


Нина в платье от Модного дома Nina Ruchkina.


– Как, на ваш взгляд, одеваются и выглядят женщины, интересные мужчинам?


– Всё может быть просто, но ухоженно, со вкусом. Ведическая поговорка гласит: если женщина неопрятна, она хамит своим внешним видом. Каждая, независимо от природных данных, чувствует, где и в чём она позволяет себе лениться. Мне нравятся женщины в платьях, в длинных юбках. А если женщина счастлива и улыбается, её всегда будут окружать мужчины, которые будут ей вдохновляться.


– А вы сегодня счастливы?


– Сейчас – один из лучших периодов моей жизни. Я чувствую себя хорошо, как никогда.