Белоярскую АЭС начали строить в 1960 году, первый блок был запущен в 1964-м.

Вчера мы рассказывали о самой холодной новогодней ночи в Свердловске, которая была 36 лет назад. Жуткие морозы, которые пришли тогда на Урал, сказались и на работе Белоярской АЭС. Не выдержав низких температур, 30 декабря прямо на работающую турбину обрушилась кровля. В машинном зале энергоблока начался пожар, пламя распространялось с большой скоростью. 

"Рядом с турбиной – баллоны водородного охлаждения. Если бы они взорвались... Уже потом, когда анализировали развитие аварии, об этом даже боялись думать: последствия были бы просто катастрофическими", – писал в газете "Нижегородской правды" бывший работник БАЭС Юрий Яворовский.

Если бы произошёл взрыв, то в Заречном могло произойти ЧП масштаба чернобыльской аварии. Однако реактор удалось вовремя остановить, что помогло избежать ядерной катастрофы.

Тем не менее, быстро погасить пламя не удалось. Часть системы пожаротушения промёрзла.

"Из огромных кусков брезента работницы станции наскоро сшили полотно примерно в полтысячи квадратных метров, которым, точно кровлей, и накрыли брешь в крыше машзала. На станции творился кромешный ад: огонь распространялся по этажам и кабельным шахтам. Позже очевидцы говорили: казалось, будто там прошлись огнемётами", – пишет в своей статье, опубликованной в газете "Страна Росатом", Сергей Гончаров.

Ход тушения пожара держал под контролем по телефонной связи председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин.

Утром 31 декабря на БАЭС прилетел первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин. Заработал штаб по предотвращению последствий. Тем временем работницы Белоярки за несколько часов сшили из кусков брезента "крышу", чтобы накрыть образовавшуюся дыру. 

 Конструкция машинного зала рухнула прямо на работающую турбину.

После ЧП многие работники Белоярской АЭС вернулись домой только 1 января. Целый день, не глядя на часы, они своими силами восстанавливали станцию. Им помогали и старшекурсники Белоярского энерготехникума.

"Со всей страны прибывали на станцию инженеры, учёные-ядерщики. Со строящихся в то время атомных станций были командированы рабочие разных специальностей. Разбирать завалы на большой высоте прилетели первоклассные альпинисты, – вспоминает Юрий Яворовский. – Организовали бесплатное питание поначалу беляшами, а потом наладили и полноценные обеды. Почему-то запомнился вкус беляшей. Их приносили в больших эмалированных тазах. Рядом на табуретках стояли бачки с крепким горячим чаем. Люди приходили, молча ели и снова уходили назад, на руины".

Белоярская АЭС через год после ЧП.

Люди, участвовавшие в ликвидации происшествия, были награждены орденами. 44 рабочих получили медали "За отвагу на пожаре". А пострадавший от пожара энергоблок N 2 был восстановлен и возобновил работу в июле 1979 года.

Напомним, встреча Нового 1979 года осталась в памяти и у жителей Екатеринбурга. Тогда 31 декабря в городе были зафиксированы рекордно низкие температуры.

– В Екатеринбурге столбик термометра в тот день опустился до -44,6С. На окраинах города – в Кольцово и Ботаническом районе – было до -47С, – рассказала Галина Шепоренко. – В области ещё холоднее – там градусник показывал -50С.

Температура воздуха начала понижаться ещё 30 декабря 1978 года. За день до Нового года в Свердловске было по-уральски морозно – до -32С.

Праздничные наряды тогда всем пришлось сменить на одежду потеплее.

– Было так холодно, что нам пришлось завесить одеялами окна, – вспоминает Наталья Войнова. – От новогодних нарядов пришлось отказаться и встречать Новый год в тёплых костюмах, свитерах и шерстяных носках. Встреча этого праздника была очень весёлой: согревались водкой и танцами. Чаще всех в ту ночь у нас играла песня Африка Симона Hafanana.