От части двухэтажного здания с элементами классицизма фактически осталась одна коробка из внешних и несущих стен.

В Екатеринбурге начали реставрировать Оровайские казармы: известие о работах в  красивом разрушающемся здании в центре Екатеринбурга успело порадовать горожан и депутатов. Здесь после реставрации должна разместиться военная прокуратура ЦВО. Однако едва о работах узнало МУГИСО, как выяснилось: у военных строителей фальстарт. Хоть научно-технический проект реставрации и согласован, но разрешение на работы не получено.

Е1.RU решил своими глазами увидеть, как далеко зашли реставрационные работы в казармах (а точнее, подготовка здания к ним – не секрет, что непосредственно перед реставрацией наиболее повреждённые элементы здания попросту удаляют).

Камера на нашем коптере показала: от части двухэтажного здания с элементами классицизма фактически осталась одна коробка из внешних и несущих стен – межэтажные перекрытия удалены, а само здание фактически "выскоблено" до фундамента. На объекте несколько рабочих.

– На самом деле это большой комплекс зданий, но на охране полностью он не стоит, не прописаны его детали – это очень большой минус, у нас вообще много памятников на охрану поставили "абы как", – рассказывает градозащитница Марина Сахарова, – мы выходили с такой инициативой, обращались к другим общественным организациям, но не были услышаны. Я там не раз ходила и даже фотографировала – например, ещё осенью у этого здания крыша была, кроме того, там велись активные работы – стены они там, что ли, разбирали, – по выносу стройматериалов, кирпичи ссыпали в специальный "рукав" – ряд действий там производился точно без каких-либо разрешений.


– Место действительно уникальное, одно из самых интересных в нашем городе, – считает Александр Емельянов, председатель екатеринбургского военно-исторического клуба "Горный щит", – ведь у нас есть не только Ганина Яма и Храм-на-Крови, которыми для туристов у нас обычно заканчивается интересная часть, а эти казармы любопытны не только краеведам, но и в общеисторическом плане весьма ценны.

Емельянов рассказывает: этот квартал начал застраиваться ещё в середине ХIХ века, когда здесь квартировал знаменитый Екатеринбургский пехотный полк. Тогда он назывался Екатеринбургский мушкетёрский. Он был сформирован в 1796 году - возле резиденции губернатора ему поставлен памятник. Полк ушёл отсюда в 1807 году на запад, принял участие в Отечественной войне 1812 года, в походе в Европу, брал Париж, до этого участвовал в Бородинской битве.

Этот квартал начал застраиваться ещё в середине ХIХ века.

– Очень знаменитый был полк, – уточняет эксперт, – и этот квартал был связан с ним, хотя тогда там были деревянные казармы. А нынешние казармы начали строиться в 30–40-е годы ХIХ века, в эпоху Николая I – здесь сначала стояли Оренбургские горные батальоны, а потом и все знаменитые воинские части, которые у нас в Екатеринбурге квартировались. Это и знаменитый Мокшанский полк – слышали же вальс "На сопках Маньчжурии"? Этот полк здесь стоял перед уходом на Русско-японскую войну. По одной из версий, этот вальс был у нас и написан. После этой войны тут стоял Великолукский полк, тоже очень знаменитый. А Оровайскими казармы называются в честь Оровайского пехотного полка, который здесь у нас появился в 1910 году и стоял до 1914 года. В  русской армии была традиция называть полки в честь великих сражений – был Бородинский полк, Тарутинский, Малоярославский, Измаильский – и Оровайский, который так поименовали в честь сражения в Русско-шведской войне в 1808 году. Название финское – или даже шведское скорее, потому что тогда Финляндия входила в состав Швеции. Полк, сформированный в конце ХIХ века, получил название в честь этой давней битвы. В нём служили очень многие екатеринбуржцы – в прошлом году отмечалось столетие Первой мировой, и мы этих людей вспоминали – выставки были в их честь, к памятникам возлагали цветы. Здесь стояли и отсюда на эту войну уходили фактически все части, которые здесь формировались, в том числе самый известный полк – Пятый Особый, знаменитый своим полковым медведем, которого ещё медвежонком купили в Екатеринбурге и который прошёл с Пятым Особым всю кампанию на французском фронте.

После 90-х казармы оказались в бедственном состоянии. 

Во время Гражданской войны тут стояли и "красные", и "белые".

– Самый знаменитый среди них  – это Третий стрелковый полк Яна Жижки, – говорит Александр Емельянов. – И после Гражданской войны здесь тоже все части, которые в Екатеринбурге были, отметились. И перед, и во время Великой Отечественной отсюда уходили на фронт. Парк Павлика Морозова тогда был воинским плацем, здесь проводились учения, здесь провожали бойцов. А до конца 90-х годов тут стоял полк связи. Его вывели в Пышму, а казармы оказались в бедственном состоянии. Они ценны тем, что это такой целый военный городок середины ХIХ века, один из немногих сохранившихся в более или менее целом виде. Там установлены две мемориальные доски, мы хотим установить ещё одну – в честь Оровайского полка. Будет жаль, если такой комплекс рассыплется  и будет уничтожен в ходе непрофессиональной реставрации – если там будет так же, как с домом Севастьянова, где оставили только фасад, а внутри везде сделали евроремонт. Будет действительно жаль – ведь там можно оставить аутентичным уголок на пару этажей, показать, как жили русские солдаты, каким был их быт. Официально охраняются там здания, которые выходят фасадами на Луначарского. Далее – бетонные боксы, кирпичные постройки 40–50-х годов прошлого века, которые уже памятником не являются.

Фото, видео: служба спасения "Сова" / Е1.RU