Михаил Вяткин возглавит новый Градсовет.

Много месяцев в Екатеринбурге не собирался Градостроительный совет – совещательный орган, работавший при главном архитекторе города. Но это затишье должно завершиться уже зимой. В городе за это время накопилось множество свежих проектов, ожидающих вердикта от профессионального сообщества и чиновников.

И в январе вышло постановление о создании и порядке работы нового Архитектурно-градостроительного совета. Оно определило, например, что через совет обязательно должны "пройти" любые стройки, расположенные в историческом центре Екатеринбурга или в зоне охраны памятников, все жилые здания выше 75 метров, а также нежилые выше 50 метров и площадью более 20 тысяч квадратных метров. 

Замглавы администрации Сергей Мямин озвучил, кто возглавит новый Градсовет – как и ожидалось, это Михаил Вяткин, бывший главный архитектор Екатеринбурга. О работе нового совещательного органа мы решили расспросить его подробнее.

– Михаил Борисович, когда мы общались ещё в вашем кабинете главного архитектора, вы рассказывали, что роль нового Градсовета в решении, подходит тот или иной объект Екатеринбургу или нет, должна быть определяющей. А в новом постановлении написано: решения носят рекомендательный характер. Вы довольны таким уставом?

– Наверное, пока у нас переходный период – мы поработаем, посмотрим на результаты, возможно, изменения будут. Но пока городская администрация не готова передать некоему совету такие полномочия. Однако совет создаётся именно при главе администрации, его решения формируются для него, и глава должен в том числе и иметь право вето на решения совета – утвердить его или нет. "Рекомендательный характер", конечно, звучит немного туманно, но это не значит "необязательный" – примерно о таком подходе я изначально и говорил.

– Территории Екатеринбурга, будущие здания в пределах которых должны обязательно пройти Градсовет – они расширились? Их площади, характеристики изменились по сравнению с теми параметрами, в рамках которых действовал предыдущий совет?

– На самом деле подходы принципиально разные: ранее совет действовал именно при главном архитекторе, и если он сомневался в чём-либо, то созывался совет. Я сам выбирал для рассмотрения наиболее крупные объекты, но в любом случае полагаться лишь на своё мнение опасно. В прежнем совете не было какой-то чёткой обязательности для тех или иных проектов; для нынешнего совета предмет рассмотрения конкретизирован. Мимо совета не может "проскочить" объект, который нужно обсудить. Если мы говорим: это историческая часть города в границах Московской – Челюскинцев – Восточной – Фурманова…

– "Утюг"?

– Да, а если говорить более правильно – в границах города Екатеринбурга генерального плана, утверждённого императором Николаем I в 1829 году – в этих границах все объекты должны рассматриваться Градостроительным советом. Далее определены объекты, обязательные для рассмотрения, с точки зрения их размеров; также определены некоторые обязательные категории проходящих через Градсовет зданий – объекты культового назначения, например, и так далее. В этом отличия нового совета от старого: во-первых, он не при главном архитекторе, а при главе администрации, а во-вторых, у него четко определён круг объектов, которые обязательно должны быть рассмотрены.

В пределах этой территории, которую архитекторы традиционно называют "утюг", все стройки отныне пойдут через Градсовет.

– А исключения из правил будут? Например, хотят строить какой-нибудь большой комплекс на Эльмаше, он не входит в историческую зону и по размерам немного не дотягивает, но есть впечатление, что это важный объект и хорошо бы его рассмотреть?

– То есть если он по параметрам ниже заданных в постановлении о Градсовете? Допустим, там записано: жилые здания высотой 75 метров и выше. Или общественные здания 50 метров и выше, площадью более 20 тысяч квадратных метров. Если объект "выше" этих параметров, то он – в каком бы районе ни находился – обязательно должен пройти через Градсовет. А если он, например, не 20 тысяч квадратных метров площадью, а 19 тысяч – может ли он быть рассмотрен на совете? Может. Но только в том случае, если департамент архитектуры или глава администрации решит, что так нужно.

– А застройщик в этом случае не может сказать – а почему это вы меня рассматриваете? Мое здание не подходит…

– Нет, так он сказать не может – ни возразить по поводу рассмотрения, ни попросить – "рассмотрите меня". Тоже не рассмотрим, потому что мы не консультационный пункт, мы работаем по плану администрации.

– Заседания нового Градсовета будут открыты для журналистов или нет? Или нам достанутся только протоколы?

– Будут открытыми – не вижу здесь необходимости скрывать какие-то тайны. Ну, если будут уж некие крайне спорные и конфликтные ситуации…

– Самые интересные!

– Возможно, ну, или те, в которых могут быть задействованы некие политические мотивы – туда доступ может быть ограничен, но пока мы не говорили об этом, и все заседания у нас по умолчанию открытые.

– А сейчас о составе: прежний Градсовет определял для себя какие-то параметры по участникам – количеству чиновников, представителей общественных организаций, независимых экспертов? Потому что для нынешнего такие параметры заданы. Здесь что-то изменилось?

– Прежний Градсовет не определял изначально свой состав – я мог пригласить того, кого считал нужным, и под конец, когда в нашем городе начались широкие обсуждения тех или иных проектов, я стал приглашать в состав совета общественников – не специалистов, а общественников, чтобы как-то разрешить эти конфликтные ситуации. Приглашали даже группу "Чайф" и их лидера Владимира Шахрина – он часто выступал в прессе, что администрация такие-сякие. Я позвонил ему и сказал: "Приходите. Мы готовы работать вместе с вами". Он пришёл, поговорил, но так и не стал работать, к сожалению. Но здесь я думал над другим: чтобы новый общественный совет состоял большей частью из профессионалов. Долго спорили с администрацией – и договорились всё же, что войдёт и шесть человек из мэрии. Хотя вы видите, кто из чиновников вошёл: и главный архитектор, и главный художник, и начальник департамента градостроительства и архитектуры, представители транспортного комитета и комитета по благоустройству – самые важные люди для решения тех или иных архитектурно-градостроительных вопросов.

– А рассматривался вопрос, чтобы в совет вошли представители вузов – например, "арха" – и представители организаций, которые занимаются охраной памятников, тот же самый ВООПИиК?

– Он рассматривался. И на первом заседании совета мы продолжим этот вопрос рассматривать. Я предлагал в совет включить и представителя областного Мингосимущества – как орган, который занимается охраной объектов культурного наследия, и предлагал включить представителя ВООПИиК. Однако договорились, что достаточно одного человека, причём кто это будет – вопрос открытый. Его и решили обсудить на первом заседании. Не думаю, что это должен быть инспектор по соблюдению законодательства – там должен быть специалист, который мог бы объективно, профессионально рассказать, почему нельзя или почему можно что-то делать с тем или иным зданием.

– Он будет в составе независимых экспертов, которых предусмотрено трое?

– Нет, он будет именно специалистом по охране объектов культурного наследия. Ещё одно постановление по составу Градсовета – которое, возможно, выйдет уже в четверг – всё это пропишет.

– Мы правильно поняли, что даже название совета изменилось – ранее был просто Градостроительный, а сейчас – Архитектурно-градостроительный? Это обозначает какие-то перемены, скажем, ракурса рассмотрения проектов?

– Да, название изменилось, а остальное нет, это просто более правильное название. У нас будут рассматриваться и градостроительные проекты – то, что ближе к урбанизму – и отдельные объекты капстроительства – это уже архитектура, а ещё у нас будут объекты дизайна среды (реклама, монументы, благоустройство территории) – то есть будет три направления работы, это отражено в постановлении.

– А достаточно ли, исходя из текущего постановления, на ваш взгляд, будет в совете специалистов именно по градостроительству и по транспортной инфраструктуре – исключая профильных чиновников? Пока кажется, что совет наполняют главным образом архитекторы.

 – Соглашусь, тут есть некоторый перекос, архитекторов действительно большее количество. У меня была идея создать три секции – архитектурную, градостроительную и дизайна среды. Но решили, что это пока слишком громоздко – лучше начать работу одним, объединённым советом, а потом посмотрим. В целом же там специалисты-градостроители есть: там будет и заведующий кафедрой градостроительства УралГАХА, и иногородний специалист по этой дисциплине, и академик градостроительства Григорий Мазаев, так что не волнуйтесь – эти вопросы всё равно будут решаться. Ещё мы обсуждаем необходимость внешних рецензентов – специалистов в своей отрасли: градостроителей, архитекторов, дизайнеров, в зависимости от отдаваемого им на рецензию проекта. В состав совета они не войдут, но будут давать свои заключения и рецензии: на совете трудно, например, просчитать нормативы обеспеченностью площадью, здесь мы обычно вынуждены доверять архитектору, который уверяет, что всё просчитал. Мы проясняем стратегические вопросы, а вот эти, детальные, мелкие... Авторам здесь иногда трудно верить. Тут и нужен рецензент.

 – Сколько раз в месяц будут собирать Градсовет?

– В постановлении о совете отмечено, что два раза в месяц, можно и больше, но не думаю, что подходящих по масштабу уникальных объектов в нашем городе будет настолько много, а в кризис их число ещё сильнее сократится. Ранее у нас проходило не более 10 заседаний в год; если сейчас будет около 20, то хорошо.

– Первое заседание, мы знаем, будет организационным. Но до конкретных проектов тоже осталось недолго. Что Градсовет рассмотрит в первую очередь?

– Проектов накопилось очень много. Первый проект у нас очень значимый – это застройка снесённой мельницы на берегу городского пруда, проект УГМК, второй – строительство на месте завода ОЦМ. Реконструкцию здания с фасадом на Ленина, которая сейчас идёт, уже утвердили, а вот застройку всей площадки – нет. Рассматриваться, конечно, будут все новые проекты в историческом центре, но эти – самые крупные. Записались и девелоперы проекта жилого комплекса в районе бывшего здания ДСК – домостроительного комбината – на перекрёстке Первомайская – Восточная: ранее его заявляли в формате небоскрёба, но проект мог претерпеть изменения.

Один из проектов УГМК по застройке территории мукомольного завода
Бывший завод ОЦМ на Ленина – застройке территории тоже требуется досогласование Градсовета.