Почти 10 лет назад под давлением нового клуба "Снег" свои двери закрыла знаменитая "Истерика".


В 2003 году в Екатеринбурге перестал работать, без сомнений, легендарный клуб "Люк", следом в "Рубине" закрылись двери "Истерики" и "Зебры", пропали с клубной арены столицы Урала "Снег", "Автобан", Face, "Рай", "Табакерка", PV и ещё с десяток известных названий.


У нас на глазах историей стала целая эпоха ночной жизни, в которой не было Instagram и Facebook, а люди с кнопочными телефонами тратили кучу времени на поиск флаеров и покупали пиво в пластиковых стаканах за 10 рублей.


Корреспонденты E1.RU решили устроить аттракцион невиданной щедрости и на машине времени перенести своих читателей в екатеринбургские клубы десятилетней давности.


Вместе с порталом Geometria.ru, который с того самого времени тщательно пишет историю всех вечеринок в столице Урала, и DJ Евгением Сваловым, который покоряет танцполы за пультом с 2001 года, мы решили вспомнить клубы "нулевых". Ищите себя и своих друзей на бесшабашных снимках 2005 года и ностальгируйте.


– Евгений, вы выступали в огромном количестве клубов, начиная с 2001 года. Что сейчас можете вспомнить о той эпохе?


– Для меня 2005–2006 годы были периодом активной клубной деятельности. Это было ещё до полного расцвета гламура, но уже и после эпохи андеграунда. В январе 2003-го закрылся клуб "Люк" (находился на улице Розы Люксембург. – Прим. ред.) – это был центральный андеграундный клуб города, в котором переплетались все субкультуры, все сословия, все уровни достатка и образования.


После "Люка" новой звездой стала, безусловно, "Истерика" (она размещалась в "Рубине". – Прим. ред.). И вот именно "Истерика", как мне кажется, стала отправной точкой эпохи, когда люди почувствовали вкус ночной жизни, даже не будучи меломанами. Именно тогда пошла огромная мода на тусовку, новые знакомства и общение, и всё это уже перестало быть явлением, принадлежащим исключительно каким-то субкультурам. Это стало регулярным развлечением и занятием для людей, ещё недавно очень далёких от всего этого.


Евгений Свалов начал свою диджейскую карьеру в 2001 году и успел поработать за пультом во многих уже исчезнувших клубах Екатеринбурга.


– То есть до этого ночная клубная жизнь не была массовым явлением?


– Безусловно. Я бы сказал, что это перестало быть исключительно молодёжным развлечением. Сюда стали сразу же вовлекаться люди более старшего поколения и другого достатка, которым стало интересно. Во всём этом появился элемент шоу: тематические вечеринки, костюмы, декорирование пространства, привозы диджеев, большие спонсорские контракты алкогольных и сигаретных брендов. В андеграунде этого не было, потому что там не было таких бюджетов, и весь фокус был на музыке.


Вечеринка Psy Shamanic в клубе Playnet 26 ноября 2005 года (здесь и далее по ссылкам можно посмотреть полные фоторепортажи с этих вечеринок).


– Что поменялось в клубной культуре с тех пор, когда вы впервые встали за диджейский пульт?


– Сейчас мы наблюдаем в клубной культуре период, который, думаю, закончится совсем скоро – в ней утрачена идентичность и стержень. А тогда, например, были люди, которые могли себе позволить приходить и вот этой грувовской фразой "поставь мой компакт-диск" что-то диктовать. Тогда диджей был человеком, который транслирует какую-то передовую культуру и – возможно, будет громко сказано – выступление которого сродни культурно-просветительской акции или мастер-классу. Это воспринималось более внимательно. Не было ощущения конвейера и того, что музыка – это просто фон, чтобы хорошо выпить с друзьями. Во многих заведениях сейчас есть диджеи, которым просто нужны деньги, и они по три-четыре часа стоят где-то в уголке и включают комфортную фоновую музыку.


Вечеринка Malente в Snow Project. 25 августа 2006 года.


– Я их называю "операторы ПК" …


– Да, или музыкальный автомат. Многое сейчас превратилось в рутину и конвейер. Нам всем нужен свежий вздох, и я думаю, он появится, когда мы перестанем зацикливаться на кризисе, безденежье и других сложностях. Если раньше человек среднего достатка в пятницу вечером бросал пиджак на плечо и прямо с работы ехал ужинать, потом в бар, потом в клуб до утра, то сейчас всё совершенно иначе. Сейчас после работы – домой, дома поужинали и куда-то поехали с друзьями посидеть на один-два коктейля и домой. Привычка выходить осталась, дома не сидится, а вот объём расходов на развлечения серьёзно сократился. По-моему, когда мы перестанем думать о том, как всё дорого и грустно, у нас вновь появится интерес к музыке.


Вечеринка Narcotic Trust в Snow Project. 25 февраля 2006 года – спустя две недели после открытия клуба.


– Выходит, сейчас музыка совсем никого не интересует?


– Я провожу 50 уикендов в году в клубах, и у меня очень часто возникает вопрос, как и зачем идти в клуб, если это не моё диджейское выступление. Через 15 минут уже хочется уйти. А вот если будем выбираться в клубы, например, раз в месяц – снова появится вкус, не будет пресыщенности


Вечеринка, посвящённая Дню защитника отечества, в клубе "Истерика". Слева – легендарная танцовщица Мама Гала. 23 февраля 2006 года.


– Если отмотать последние 10 лет и вспомнить с десяток самых запоминающихся клубов Екатеринбурга...


– Безусловно, это клуб "Люк", конечно, "Истерика", "Автобан" на Начдива Васильева и на Космонавтов. Потом "Зебра", "Клон". Это, конечно, клуб "Кристаль". Нельзя не упомянуть Da Bar и клуб "Снег" (считается, что именно он убил "Истерику"). Конечно, долгожитель – "Эльдорадо". Арт-клуб "Подвал", PV, Fruit, Face и "Рай". Был, конечно, "Карабас", и была "Табакерка", которая по сути являлась ранней инкарнацией "Телеклуба". И важный проект, который нельзя не вспомнить, – "Олени", который находился там, где сейчас "Леруа Мерлен".


Вечеринка, посвящённая Дню защитника отечества, в клубе "Истерика". 23 февраля 2006 года.


– Вот есть ещё такая тема из медиа – про клубную жизнь и наркотики. Многие помнят рейд людей в масках в "Пушкин" летом прошлого года, когда там нашли много кокаина, который сбрасывали вип-гости. Десять лет назад всё так же было? Было вообще? Вы людей с наркотиками в клубах сами видели?


– Эта тема была всегда. Но эти люди и тогда, и сейчас настолько в меньшинстве, что это просто погрешность. Это не носит массовый характер, а со стереотипами просто надо работать. На примере одного-двух человек создается негативный информационный фон. Я, конечно, не питаю иллюзий относительно своей работы, но давайте посмотрим на людей, которые эту тему активно педалируют. Они когда вообще последний раз где-то были? Когда им что-то предлагали купить? Все лишь только где-то слышали о чём-то, а на самом деле этого нет.


Вечеринка со стриптизом и бананами Porno Chic в клубе "Истерика". 31 марта 2006 года.


– Что с тех пор поменялось, с точки зрения атрибутов клубной культуры: фейс-контроль, платный вход, охрана?


– В целом, атрибуты остались прежними. Но при этом, должен сказать, что институт фейс-контроля у нас не сложился. Ещё сейчас мне не хватает того буйства флаеров, которое было тогда. Чтобы сделать флаер, клубы покупали, например, кафельную плитку на КОРе, наносили на нее гравировку и делали совершенно невероятные приглашения. И кроме этого флаер нёс в себе функцию какого-то бонуса обязательно. Их искали, выменивали… Сегодня, как правило, то, что раздается на улицах, не несет в себе ни художественной ценности, ни скидки.


Что касается платного входа, то это вещь уходящая и приходящая. Несколько лет назад, после кризиса 2009 года, была уверенность, что всё утонет, и некоторые арт-директоры говорили, что зарабатывают только таксисты, которые возят людей между клубами. Алкоголь люди покупают, пока перемещаются между клубами, – бары не зарабатывают. В итоге, по общей договоренности ввели платный вход. Всё это продержалось не больше трёх недель, и снова начали отменять.


Вечеринка MillerTime в клубе "Метрополия". 2 июля 2005 года.


– А меню, кстати, видоизменилось как-то в клубах?


– Буйства и разнообразия, которые пришли в последние годы, тогда было заметно меньше. Были простые напитки и небольшой выбор. Например, в "Люке" было пиво за 10 рублей. Вход стоил 50 рублей и пиво 10. И всего три сорта пива.


Вечеринка MillerTime в клубе "Метрополия". 2 июля 2005 года.


– Ну, и в завершение к самому главному – к людям. Как изменились посетители клубов? Когда быстро просматриваешь вот эти фотографии, первое, что замечаешь, – у людей на снимках нет никаких проблем с губами. "Утят" на этих фотографиях нет, и люди все намного проще. Нет такого пафоса, как сейчас...


– Сейчас многие находятся в плену у современных технологий и стали меньше получать удовольствия от посещения клубов. Сейчас вообще легко нарисовать свой образ, создать картинку. Что ты, например, очень востребованная девушка, которая встречается с молодыми людьми или взрослыми мужчинами высокого достатка, которая ходит в супер-премиум-заведения. Я не знаю, зачем это нужно. Потому что при личном знакомстве выясняется, что картинка из Instagram вообще не соответствует действительности.


Сейчас многие тусовщики уже в конце недели держат в уме и представляют свои профили в социальных сетях в понедельник. Это как в книге "Духлесс" – главному герою по одному щелчку стало во всём этом пусто, и мир обрушился. Он искал в этом смыслы, а как оказалось, их там попросту нет. Тогда люди были проще и раскованнее.



Мы продолжим путешествие на "машине времени" по Екатеринбургу образца "нулевых" и "девяностых": впереди – обзор ресторанов и кафе, которые уже исчезли с карты города, хотя для своего времени были культовыми заведениями. Присоединяйтесь: если у вас сохранились фотографии фасадов и интерьеров или вы сами работали в них, пишите нам на news@corp.e1.ru.