Иван Порядин планирует в ближайшем будущем производить по 100 дробовиков в месяц.


Однажды мы рассказывали о предпринимателях Ильдаре Аблиеве и Алексее Синцове, которые три года назад открыли столярный цех и кузницу и своими руками делают топоры, мечи, сундуки и средневековую мебель и продают их в частные музеи, рестораны и отели в России и Европе.


На этот раз мы снова отправились в Верхнюю Пышму, где предприниматель Иван Порядин импортозамещает пневматические дробовики для любителей военно-спортивных игр: каждая деталь этих ружей сделана в мастерской "Уральская кузница". Иван и сам удивляется, почему его предприятие называется кузницей, но, говорит, прижилось.


Иван – владелец мастерской, увлекающийся снайперскими винтовками и гранатомётами, – каждое утро приезжает в неприметную одноэтажную мастерскую в Верхней Пышме из Екатеринбурга. Раньше он работал в ДОСААФ и занимался военно-патриотическим воспитанием, а теперь строит планы, как покорить мир своими уникальными стальными дробовиками для страйкболистов. Задача на ближайший год-полтора – начать производить по 100 штук в месяц.


Случайно попасть в эту мастерскую, где десять человек своими руками "с нуля" делают тяжёлые стальные реплики знаменитого дробовика Remington 870, невозможно – оружейный цех находится на территории завода ОЦМ в Верхней Пышме и здесь строгая пропускная система.


На стол в своём кабинете Иван Порядин выложил копию дробовика Remington 870 и укороченную его версию без приклада. Одно ружьё обойдётся будущему владельцу примерно в 25 тысяч рублей.


– В 2008–2009 годах у меня появились первые мысли о том, чтобы начать производить что-то в оружейной тематике, – вспоминает Иван Порядин. – В России для частного лица организовать производство настоящего оружия крайне трудно. Государство очень внимательно и строго следит за производством и оборотом оружия. Но я увлекаюсь оружием, и нынешний наш проект больше всего похож на то, чем я бы хотел заниматься. До этого я работал в региональном отделении ДОСААФ России главным специалистом по направлению военно-патриотической работы.


Иван – единственный учредитель мастерской. Говорит, что попытки партнёрства были, но люди, видимо, опасаясь больших финансовых рисков в этом непонятном и новом бизнесе, уходили. В пыльном кабинете, полном кусков стали, с которыми экспериментируют создатели дробовиков, Иван Порядин выкладывает на стол свой главный продукт – реплику легендарного помпового дробовика Remington 870. Выбор, по его словам, пал именно на эту модель потому что "870" – одно из самых популярных в мире ружей.


Как большинство успешных стартапов, бизнес Ивана Порядина начинался в обычном гараже. Там и были заработаны первые деньги. Сейчас основная масса клиентов приходит в "Уральскую кузницу" из социальных сетей.


– Этот проект мы запустили меньше года назад, и пока производство только развивается. Около шести месяцев ушло на разработку дробовика, и вот уже мы выпускаем их и отправляем заказчикам. Пока темпы производства довольно низкие, потому что непрерывно идёт уточнение по деталям, что-то изменяется в конструкции. А каждая корректировка требует времени на её освоение в производстве. Но постепенно мы приходим к полному пониманию того, как должен выглядеть наш дробовик, какие должны быть детали и их размеры. Поэтому и темп производства будет расти. В наших планах производить от 50 до 100 штук в месяц, – рассказывает Иван Порядин.


По словам Порядина, этот дробовик, по сути, игрушка для военно-спортивных игр, таких как пейнтбол, страйкбол и хардбол. Работает он на газе, и самый простой вариант – использовать для него углекислоту из баллонов огнетушителей. Эти дробовики отличаются от настоящего "Ремингтона" большим весом (примерно на один килограмм) из-за тяжёлой стали, но в мастерской обещают поработать над облегчением деталей.


В мастерской работает десять человек. По словам Ивана, сейчас очень сложно найти высококвалифицированных токарей.


Основные покупатели пышминских ружей – любители страйкбола и хардбола, а также коллекционеры. Их, по подсчётам Порядина, в России больше ста тысяч. Стоимость дробовиков колеблется от 25 до 30 тысяч рублей. Каждое изделие сертифицируется, а покупатель тяжёлого ружья получает гарантию на него и всегда может привезти его на сервис. Ближайший китайский аналог будет стоить около 35 тысяч рублей.


– Аналогов производства такого изделия в такой конструкции в мире нет. В Магнитогорске есть два предприятия, которые производят страйкбольные приводы, стреляющие шариками. Но они делают только корпус, а внутренности ставят китайского производства. У нас же полностью своя конструкция и нет ни одной детали, которая произведена не у нас. И есть ещё китайский аналог, но он дороже в эксплуатации и делается из силумина (сплав алюминия с кремнием. Прим. ред.), а он, как известно, очень ненадёжный. Конкуренция крайне слабая, – отметил Иван Порядин.


Каждая деталь ружья из "Уральской кузницы" сделана в мастерской в Верхней Пышме. "У нас полный цикл", говорит Иван Порядин.


Иван рассказывает, что сейчас военно-спортивные игры, в основном страйкбол, набирают популярность. В 2008 году, когда он только увлёкся военно-спортивными играми, соревнования считались крупными, если в них принимали участие 200–300 человек. Сегодня на московских площадках в страйкбол играют командами тысяча на тысячу, а это хобби пользуется поддержкой властных структур, и под игры нередко отдают даже полигон Алабино, на котором проходит танковый биатлон.


В мастерской шутят, что каждое ружьё, как яйцо Фаберже на изготовление одного экземпляра уходит около пяти рабочих дней.


– Сейчас для этих изделий мы проходим сертификацию, и они могут совершенно точно пройти криминальную экспертизу о том, что их применение как огнестрельного оружия невозможно. При грамотном продвижении и рекламе цифра 100 штук в месяц – вполне реальная. И такое количество будет востребовано. Может быть, даже будет дефицит. Спрос есть однозначно. Есть востребованность и других моделей, но запуск новых очень затратный по ресурсам, и для этого нужно много времени. По разработкам мы пока возьмём тайм-аут и будем всё внимание уделять существующей конструкции – доработаем её и сможем производить и продавать ещё 20–30 лет, – отмечает Иван Порядин.


Ближайшие по характеристикам китайские аналоги делаются на поточном производстве в огромных объёмах. Но из сплава алюминия и кремния. Пышминские полностью из стали.




Вот из этого металлопроката в итоге получаются дула для дробовиков.
Каждая деталь сделана в цехе Ивана Порядина. Иногда по желанию клиента на ружьё ставят пластиковое цевьё, но в основном деревянные, которые делают в столярной мастерской Ильдара Аблиева и Алексея Синцова.
Из этих использованных гильз в мастерской делают заряды для игры в страйкбол.
Каждое ружьё проходит испытания до момента передачи хозяину. Дробовики тестируют и на стрелковом полигоне.
В мастерской сразу несколько сборочных столов. Кто-то слушает рок, пока собирает ружья, а кто-то резидентов шоу Stand Up Comedy.
Укороченную версию Remington без приклада придумали тоже в США. Полиция использует их при штурмах в тесных помещениях.
Аналогов стальным дробовикам, которые делают в Верхней Пышме, в России и в мире нет, поэтому Иван Порядин уверен, что можно спокойно довести конструкцию до идеала и производить по 100 штук в месяц. Возможно, говорит он, всё равно будет дефицит.


Напомним, E1.RU представляет серию публикаций об уральских предпринимателях, которые вопреки всем законам экономики и стереотипам про кризис делают свой необычный бизнес. Ранее мы уже успели рассказать о Наталье Хасановой и Иване Мореве, которые после финансовых потрясений 2008 года оставили свою фирму по продаже бетона и привезли на Урал рецепт французского десерта – макарунов. После кондитерского цеха мы побывали в конструкторском бюро, где Максим Сомов и его коллеги разрабатывают и внедряют в жизнь современные системы безопасности, которые собирается купить Министерство обороны.