Павел рассказал, сколько оренбуржцы на самом деле провели времени в ожидании спасателей.

25-летний оренбуржец Павел Гусев записал видеообращение к президенту Путину, губернатору и начальнику регионального МЧС. А сейчас автомобилист ищет по всей стране пострадавших, которые оказались во время снежных заносов 2-4 января на трассе Оренбург – Орск.

Как рассказал Е1.RU Павел, ему пишут люди со всей страны, но уральцев среди них нет. Автомобилист хочет подать коллективную жалобу в прокуратуру.

"Люди, все, кто был в снежном плену на трассе Оренбург – Орск 2 января 2016 года недалеко от Кидрясово и которых эвакуировали только 3 января в Кувандык и разместили в общежитии, пишите, добавляйтесь в друзья, давайте расскажем всем, как было на самом деле! Я один из побывавших в этом плену, собираюсь писать в прокуратуру", – написал на своей странице в соцсети Павел.

На его призыв уже откликнулись люди. Истории похожи.

"Трасса Оренбург – Орск. Мы выжили!!! Мы родились в рубашке!!! Точно знаю, что погиб мужчина. Остались двое детишек без папы, а сколько обморозились... Некоторые жгли в машине всё, что могли, у бабушки случился инсульт, смотришь, как заносят в машину пострадавших людей, детей, и мурашки по телу, считаешь часы, минуты, секунды, смотришь то и дело на часы, дисплей с расходом бензина и маааааленькую щель в окошке на угасающие огоньки авариек впереди стоящих машин", – написала Айна Абилова.

По её словам, помощи долго не было.

"Мы сидели в ожидании какой-либо помощи среди снежной бури, в то время как в Москву поступал отчёт, что всё в порядке – работает не один десяток техники и сотня спасателей... Оказывается, у нас были и палатки с теплом, и снегоходы, и вертолёты, и десятки техники и сотни спасателей. Скажу как есть – один трактор и одна машина и машина с сотрудниками ДПС. ВСЁ. Так мы просидели 16 ЧАСОВ, 16 ВЕЧНЫХ, СТРАШНЫХ, ОЖИДАЕМЫХ ЧАСОВ. Страшно, дико страшно".


По словам Павла, несколько десятков водителей грелись в своих машинах как могли: жгли вещи, обивку салона. Среди них были беременные женщины, маленькие дети, пожилые люди. 

"Мы звонили, куда могли. Нам отвечали: "Ждите, техника вышла из Кувандыка, Медногорска, Оренбурга, Орска, Беляевки, Гая – отовсюду. Но в итоге к нам, по сути, так никто и не доехал. Были и такие операторы МЧС, которые, когда мы звонили и просили о помощи, нам отвечали: "Надо было сидеть дома, и нечего лазить, где не надо". Вот и всё. Конечно, были и те, кто успокаивал, говорили: "Держитесь, техника идёт, мы пробиваемся к вам". Но больше они нам ничего не обещали: "Ждите, ждите, ждите...". Время шло. Люди получали обморожения", – сказал в видеообращении к президенту Павел.

Мужчина пояснил, что никаких предупреждений о непогоде не было, иначе бы многие отказались от поездки.

"Обращаюсь к вам, Владимир Владимирович. Прошу разобраться со всем этим. Окажите помощь тем пострадавшим людям, которые получили тяжёлые обморожения. Окажите им все необходимые медицинские услуги. И разберитесь с нашей службой МЧС. Где техника, где наша специализированная техника? Что, в России нет техники, которая с легкостью может пробить снежный занос и вытащить людей? Про машины никто речи не вёл. Машина – это железка, она никому не нужна была в тот момент. Мы спасали свои жизни и детей. А нас просто по сути бросили на сутки умирать там. А если бы они из-за погоды не пробились ещё через сутки? Что, все бы умерли? Все 80 человек погибли там?" – заканчивается обращение.