Слева направо: архитекторы Борис Демидов и Никита Сучков – главные идеологи музея. 
Слева направо: архитекторы Борис Демидов и Никита Сучков – главные идеологи музея. 

Летом 2017 года в Екатеринбурге появится ещё один музей – возможно, самый долгожданный для архитекторов. В компактной квартире-ячейке типа F, которая сама по себе является недоступным для масс культурным и историческим наследием, разместятся лекторий, кинозал, цифровая экспозиция, макеты с пояснениями, оцифрованные архивы советского архитектора Моисея Гинзбурга и других архитекторов конструктивизма.


Квартиру-ячейку типа F – экспериментальное двухъярусное "жилище" – ноу-хау Моисея Гинзбурга – раньше можно было рассмотреть только на картинках учебников архитектурного вуза. В России домов с такими ячейками всего шесть: четыре в Москве и по одному в Екатеринбурге – в здании на Малышева – и Саратове. 


Здание Уралоблсовета на Малышева, 21/1 – это дом-коммуна, а точнее, комплекс из пяти домов, созданный как организм с внутренней сосудистой системой. Социальная инфраструктура: столовая и детский сад – здесь мыслилась на последних этажах, своих детей в садик в соседний дом можно было отвести по переходу между зданиями. Единой системой соединялись крыши – террасы для прогулок и принятия солнечных ванн. Внутреннюю конструкцию домов с квартирами-ячейками не без оснований называют "остроумной". Длинный коридор, общий на три этажа, соединяет в одну линию двери ячеек – двухъярусных квартир, которые находятся друг над другом.


Здание Уралоблсовета на Малышева – один из центров конструктивизма на Урале. Сейчас в нём находятся офисы и художественные мастерские, а с лета будущего года откроется ещё и музей с рабочим названием "Ячейка 35", по номеру квартиры. Фото: Кирилл МАТВЕЕВ. 
Здание Уралоблсовета на Малышева – один из центров конструктивизма на Урале. Сейчас в нём находятся офисы и художественные мастерские, а с лета будущего года откроется ещё и музей с рабочим названием "Ячейка 35", по номеру квартиры. Фото: Кирилл МАТВЕЕВ. 


По планам группы Гинзбурга, таких квартир должны были быть построены тысячи и десятки тысяч, а может быть, и миллионы в СССР. В 30-х годах вокруг компактности жилья было много горячих дебатов. Однако идея коммунальной организации свернулась вместе с социализмом, и дальше эксперимента дело не пошло.


– В то время Союз перешёл на новую архитектурную идеологию – неоклассицизм, сталинский ампир. Архитекторам было боязно возвращаться в этот стиль, потому что были репрессии, – рассказывает архитектор Борис Демидов. Стараниями исследователя конструктивизма Никиты Сучкова на базе его мастерской будет создан первый в России музей Гинзбурга. Хотя сам Борис считает, что слово "музей" конструктивизму неблизкое, но понятное для неискушённых людей.


Устройство ячейки типа F в разрезе.
Устройство ячейки типа F в разрезе.


Квартиры-ячейки стали раритетами и памятниками архитектурной мысли, увы, недоступными для ценителей конструктивизма. В домах Гинзбурга по сей день продолжается частная жизнь. Со студенческих времён Борис Демидов, вместе с сотней свердловских художников и архитекторов, мечтал хотя бы заглянуть в ячейку жилого комплекса Уралоблсовета, центрального места конструктивизма на Урале. 


– Раньше, когда приезжали люди, которые занимались конструктивизмом, из-за границы, всё было закрыто, вход был только по пропускам, а порой вообще невозможно было попасть внутрь, – рассказывает Борис.


Квартира-ячейка типа F.  Лестница из просторной гостиной с панорамными окнами ведёт в комнату временного пребывания – спальную нишу. В гостиной будет кинозал с лекторием, а на балконе – архив с макетами Гинзбурга.
Квартира-ячейка типа F.  Лестница из просторной гостиной с панорамными окнами ведёт в комнату временного пребывания – спальную нишу. В гостиной будет кинозал с лекторием, а на балконе – архив с макетами Гинзбурга.


Размеры квартиры-ячейки совпадают с математической системой расчётов Корбюзье. Минимальная высота потолка в местах временного пребывания (прихожая, спальня и санузлы) соразмерна человеку с вытянутой рукой. 
Размеры квартиры-ячейки совпадают с математической системой расчётов Корбюзье. Минимальная высота потолка в местах временного пребывания (прихожая, спальня и санузлы) соразмерна человеку с вытянутой рукой. 


Общежитие на Малышева со временем претерпело изменения: террасы покрыли крышами, на первых этажах свободный проход во двор между железобетонными колоннами застроили помещениями, которые заняли театр "Волхонка" и магазины. Первоначальные эскизы будут воссозданы в виде макетов и анимационных видеороликов. Кроме дома – социалистической утопии в музее покажут и футуристический нереализованный проект архитектора – синтетический театр, который должны были построить напротив Оперного театра на месте УрГУ (современного УрФУ).


Здание Синтетического театра должны были построить в 30-х годах, вместо УрГУ. 
Здание Синтетического театра должны были построить в 30-х годах, вместо УрГУ. 


30-е годы – это время мировых открытий в советской архитектуре. Так же, как Малевич нарисовал "Чёрный квадрат", так и Гропиус, Корбюзье, Мельников и Гинзбург одновременно открыли основу основ, через отказ от декора они пришли к новым формам.


– У нас особенно ценны эти проекты: на западе их были единицы, а у нас появились комплексы, так как государство вкладывалось в авангард. Потом опомнились, задавили, облепили декором. Но 10 лет каким-то образом всё это продержалось и было поддержано гигантскими средствами. Целые городки: чекистов, милиции, медицинский. Это и привлекает западных исследователей, – говорит Борис Демидов.


Так выглядел бы центр Екатеринбурга, если бы конструктивизм как государственную программу не свернули. В центре фото Оперный театр, слева от него 140-метровый небоскрёб  Дома промышленности , а напротив – Синтетический театр.
Так выглядел бы центр Екатеринбурга, если бы конструктивизм как государственную программу не свернули. В центре фото Оперный театр, слева от него 140-метровый небоскрёб Дома промышленности, а напротив – Синтетический театр.


Наследие Гинзбурга – это часть экспозиции, которая в целом будет посвящена конструктивизму.


– Это наша среда. Я, например, ходил в конструктивистский детский сад, потом школа была тоже построена в таком стиле, рядом – суд, медицинский институт, почта и техникум. Когда пришло время, мы занялись архитектурой и поняли, что, оказывается, живём в таком городе, где основные места заняты конструктивистскими зданиями. Если их привести в порядок, то они будут задавать тон, они самые современные.


Незаконченный Дом промышленности на площади Парижской коммуны.
Незаконченный Дом промышленности на площади Парижской коммуны.


– Директор государственного музея архитектуры имени Щусева Ирина Коробьина отмечает, что русский авангард и конструктивизм – это главный вклад нашего Отечества в мировую культуру ХХ века. Как раз конструктивисты определили мировые тренды, которые есть в том числе в Екатеринбурге. Эти квартиры-ячейки были сделаны у нас в 30-е годы, а в Голландии строятся до сих пор, – поделился с Е1.RU идеолог музея, архитектор Никита Сучков.


– У нас есть хороший фундамент, есть на что опереться. У нас всё вокруг, а не в журналах. Мы этим пользуемся и знаем все эти пропорции. Можем проектировать новое, используя существующее, – подчёркивает Борис Демидов.