Ольга Коровникова, заведующая акушерским отделением Консультативно-диагностической поликлиники Городского перинатального центра.
Ольга Коровникова, заведующая акушерским отделением Консультативно-диагностической поликлиники Городского перинатального центра.

После Дня медика, который вся страна праздновала вчера, E1.RU публикует интервью с одним из самых добрых докторов Екатеринбурга – по крайней мере так говорят её пациентки. Знакомьтесь: заведующая акушерским отделением Консультативно-диагностической поликлиники Городского перинатального центра Ольга Коровникова.


– Ольга Валерьевна, наверное, всё-таки именно у Вас самая ответственная и одновременно приятная работа в городе: Вы помогаете выносить беременность женщинам в самых неординарных и тяжёлых с точки зрения медицины случаях. Сколько лет Вы этим занимаетесь? Почему Вы выбрали эту профессию? Чем она Вам нравится?


– Я работаю здесь с 2001 года. Давайте посчитаем – да, в этом году будет как раз 15 лет. Только 15 лет назад, когда я закончила мединститут, наш "Центр планирования семьи", как он тогда назывался, находился на улице Малышева. Сначала он был самостоятельным учреждением, потом нас передали в 40-ю больницу, оттуда – в Клинико-диагностический центр на Антона Валека. Сейчас мы работаем в составе Городского перинатального центра. Я считаю, что это не только оптимальный вариант для нас, но мы сегодня являемся частью уникального центра, аналогов которому нет практически ни в одном городе нашей страны. У нас в центре сейчас оказывается помощь "от" и "до" – от планирования беременности до самих родов и всего последующего выхаживания малыша.


Почему я выбрала эту профессию? Я считаю, что нет в мире большей радости, чем радость рождения новой жизни. И когда ты можешь помочь кому-то в этом – то это и твоё личное счастье.


– Ваши бывшие и настоящие пациентки вчера Вас поздравили с Днём медика? И как обычно – после счастливо завершившейся беременности присылают ли сейчас докторам фотографии малышей, шлют ли открытки по праздникам?


– Поздравлять с Днём медика в этот раз меня начали ещё в четверг вечером. Увидели по телевизору, на фотографиях с "Медицинского Олимпа", которые были выложены в интернете. Конечно, мне было приятно. Все же сразу начинают про себя рассказывать, про успехи детей – кто из них насколько вырос и на какие оценки учится.


Ольга Коровникова на вручении премии "Медицинский Олимп".
Ольга Коровникова на вручении премии "Медицинский Олимп".


Раньше пациентки нам часто присылали фотографии детей, в том числе и в открытках на Новый год и 8 Марта. У меня даже целый альбом накопился. А теперь все перешли на электронные средства общения, и фотографий стало меньше. Зато я иногда сижу вечером в кабинете и слышу, как мне кричат с улицы: "Ольга Валерьевна, посмотрите на нас!" А там наш малыш уже на велосипеде едет по тротуару. Вот такие моменты – они для меня самые приятные в работе.


– На "Медицинском Олимпе" в этом году были Ваши пациенты, которым удалось выносить и родить малышку, несмотря на инвалидность, связанную с тяжёлой травмой позвоночника. При каких других заболеваниях Вы помогаете женщинам стать мамами?


– У нас в центре условно есть два потока пациенток: это те, кому вынашивание беременности было противопоказано в принципе, но они всё-таки забеременели. И те, у кого есть серьёзные заболевания, требующие повышенного внимания со стороны акушера-гинеколога и других специалистов. К счастью, пациенток из первой группы у нас не много, и нам удаётся помочь большинству из них.


– Какие заболевания здесь имеются в виду – так, что беременность будет противопоказана?


– Например, у нас сейчас есть пациентка, которая дважды перенесла операцию по пересадке почки, и теперь два раза в неделю проходит процедуру гемодиализа. Она очень хочет родить ещё одного ребёнка. Есть пациентка с многоплодной беременностью, у которой также имеется хронический гломерулонефрит с почечной недостаточностью и артериальной гипертензией. Здесь мы вмешались ещё на этапе планирования – то есть подобрали соответствующую антигипертензивную терапию, максимально скорректировали все нарушения в организме, и только на этом фоне отменили контрацептивы, после чего наступила беременность.


Есть у нас сейчас и пациентка с четырьмя рубцами на матке после операций кесарева сечения. Сейчас у неё пятая беременность. Формально, конечно, никто ей не мог запретить эту беременность, но мы понимаем, что риск несостоятельности рубцов на матке для неё самой и для её ребёнка очень велик.


Каждая женщина имеет право испытать счастье материнства, уверена Ольга Коровникова.
Каждая женщина имеет право испытать счастье материнства, уверена Ольга Коровникова.


– Вы говорили, что таких женщин сравнительно немного?


– Да, их около 15–20 в год. Все остальные наши будущие мамы, которых за год у нас бывает не одна тысяча, разделены на несколько групп, и для ведения каждой из них у нас тоже свой индивидуальный "протокол". Это те, у кого беременность наступила после применения вспомогательных репродуктивных технологий (то есть после ЭКО), у кого имеется привычное невынашивание беременности, у кого ребёнок погиб во время предыдущей беременности или родился с врождённым пороком развития. У нас в центре наблюдаются все многоплодные беременности из нашего города – то есть все двойни и тройни, все женщины с экстрагенитальной патологией (то есть с заболеваниями внутренних органов, которые не имеют отношения к гинекологическим заболеваниям) в стадии декомпенсации – с гломерулонефритами, пиелонефритами, гидронефрозами, с гипертонической болезнью, бронхиальной астмой, заболеваниями желудочно-кишечного тракта, а также с неврологическими и ревматологическими заболеваниями, включая рассеянный склероз, ревматоидный артрит, диффузные заболевания соединительной ткани и все болезни центральной нервной системы.


– Настолько обширный перечень, что в него даже с трудом верится.


– И совершенно напрасно. У нас есть успешно ставшая мамой женщина после операции, которую ей проводили даже не у нас в городе по поводу опухоли головного мозга. На месте опухоли у неё сформировалась кистозная полость, пациентка дополнительно переносила ещё и лучевую терапию. Но мамой она всё-таки потом стала.


Хотя у нас бывают случаи, в которые и нам иногда верится с трудом. Например, много лет назад в Казахстане родилась девочка с чистой формой дисгенезии гонад. Чтоб было понятно вашим читателям: яичники у неё уже никогда бы не развились. На счастье этой девочки, мама в трёхлетнем возрасте увезла её в Москву, где ей подобрали очень хорошую заместительную гормональную терапию, так что у неё при взрослении развились даже вторичные половые признаки и главное – развилась матка. Потом эта девочка выходит замуж, у нас в Екатеринбурге она проходит процедуру ЭКО – понятно, что с донорскими яйцеклетками, но оплодотворёнными сперматозоидами мужа. И дважды за свою жизнь становится мамой! Причём даже в течение нескольких месяцев кормит грудью обоих детей. Конечно, первые 16 недель – пока плацента не начинает вырабатывать свои гормоны – она была полностью на нашей гормональной поддержке. Но это как раз одна из тех историй, которые говорят о том, что никогда не нужно опускать руки, и каждая женщина имеет право испытать счастье материнства.


"Простых" пациенток здесь нет: в центр попадают женщины, беременные двойнями и тройнями, женщины с разными патологиями.
"Простых" пациенток здесь нет: в центр попадают женщины, беременные двойнями и тройнями, женщины с разными патологиями.


– То же, наверное, можно сказать о суррогатном материнстве?


– А вот здесь не всё так неоднозначно. Для большинства – да, это единственный шанс стать мамой, и в таких случаях это можно только приветствовать. У нас наблюдаются такие женщины – и часто мама и суррогатная мама приходят на приёмы вместе. Несколько лет назад мы видели, что они смущаются. Сейчас же все уже привыкли. У нас сейчас наблюдается женщина – она в третий раз стала суррогатной мамой, для неё это уже профессия. Свои дети у таких женщин уже есть – это обязательное условие для суррогатного материнства. А теперь они помогают другим.


Правда, бывают и такие случаи, когда семья прибегает к суррогатному материнству совсем не по медицинским показаниям. Например, у нас был такой случай, мама не хотела отрываться от карьеры, переживала за внешность и фигуру. Ребёнка ей родила другая женщина. Но я не могу понять этого – как можно отказать себе в таком удовольствии – обнять своё родное в родильном зале, посмотреть в его глаза.


– Вы сами легко справились со своей беременностью?


– Для меня самой это было как сказка – и беременность, и роды. Я просто сказала наблюдавшему меня врачу, что всё, сейчас я уже не врач и буду делать всё, что мне скажут. А так я работала до последнего дня и после родов вышла на работу, когда ребёнку не было ещё и года. Я убеждена, что когда ты вынашиваешь ребёнка в счастье и любви, то всё обязательно будет хорошо.


– Это и Ваших пациенток касается?


– Не только их касается, но и подтверждается ими же. Вы знаете, сколько у нас таких случаев, когда после многолетнего бесплодия и не всегда даже первой удачной попытки ЭКО, после которой у пары рождается первый ребёнок, через год-два беременность наступает спонтанно? Я всегда говорю, что в данном случае бесплодие было на уровне головы, и вся жизнь женщины была подчинена тому, чтобы забеременеть, рассчитать дни цикла и так далее. А когда вопрос был снят, гормональный фон настроился, и беременность наступила не потому, что надо, а потому, что люди просто любят друг друга.


Самый добрый доктор Екатеринбурга: "Будущие мамы не слушают нас, а потом с ребёнком происходит несчастье"


– Мы с Вами говорили про плюсы Вашей профессии, а есть ли в ней негативные стороны?


– Конечно, есть, как и в любой другой работе. Мне бывает очень обидно, когда будущие мамы не прислушиваются к нам – например, мы объясняем женщине, что у неё нарастают отёки, повышается давление, что ситуация уже опасна и ей нужно лечь в стационар. А она пишет отказ и уходит, а потом мы узнаём, что с ней или с её ребёнком произошло несчастье.


Бывают и такие случаи, когда ребёнок внутриутробно начинает страдать от гипоксии, или в плаценте нарушается кровоток. В таком случае, если срок беременности позволяет, ребёнка бывает уже лучше перевести на внеутробные методики вынашивания. Как правило, это бывает уже после 26-28-й недели беременности. Мы объясняем маме, что её малышу так будет лучше, что помогут и ей, и ему, и она постоянно будет рядом с ним.


Но женщины, бывает, и тут отказываются, а потом поступают уже в критическом состоянии, причём больше здесь страдает не мама, а её малыш. Но мама этого не понимает, потому что сама чувствует себя сравнительно хорошо. Как правило, последнее, что мы говорим женщинам перед тем, как они подписывают отказ от госпитализации в таких случаях – зачем Вы приходите в женскую консультацию, если не прислушиваетесь к тому, что говорит врач? Всё-таки не только мы, акушеры, отвечаем за две или даже три жизни, но и женщины, которые решили стать мамами, тоже должны понимать, что они ответственны за своих детей ещё до их рождения.


Самый добрый доктор Екатеринбурга: "Будущие мамы не слушают нас, а потом с ребёнком происходит несчастье"