Раньше в больницах приходилось организовывать целые посты для отказников.
Раньше в больницах приходилось организовывать целые посты для отказников.

Ещё недавно педиатрические отделения екатеринбургских больниц были переполнены отказниками, но за последние месяцы ситуация кардинально изменилась.


– Если в начале 2000-х общее число отказных детей, находящихся в детских больницах Екатеринбурга, превышало 150, то в сентябре этого года был поставлен абсолютный рекорд в совершенно иную, положительную сторону – их было всего 11, – сообщили E1.RU в Горздраве.


Дети, от которых сейчас в роддоме отказываются мамы, теперь не лежат в детских больницах месяцами, как это было раньше. В этом – заслуга медиков и юристов больниц, органов опеки и тех, кто усыновляет этих детей. Не задерживаются они сейчас и в домах ребёнка.


– Раньше городские больницы были вынуждены привлекать волонтёров для работы с отказниками, – вспоминают в Управлении здравоохранения. Медсёстры фактически не могли выполнять свою основную работу по уходу за больными детьми, потому что им круглосуточно надо было кормить, мыть, переодевать отказных. В некоторых больницах для отказников даже были организованы отдельные медсестринские посты со своими палатами, шкафами для детской одежды и памперсов.


Сейчас основными "пациентами" палат для отказников стали как раз не грудные младенцы, а дети, которые попали в больницу по так называемым социальным показаниям.


– Здоровый ребёнок, конечно, не должен жить в больнице, – говорит нам медсестра стационара ДГКБ № 11, открывая дверь в палату, – поэтому мы стараемся максимально быстро обследовать детей, поступающих к нам с различных рейдов.


В 11-й больнице осталось только 5 отказников. В других – и того меньше. 
В 11-й больнице осталось только 5 отказников. В других – и того меньше. 


Сейчас в палатах для бывших отказников в 11-й больнице таких детей пятеро. И только от одного из них отказалась мама, папы нет, и на днях 2-летний мальчик уедет в дом ребёнка.


Четверо остальных, к их сожалению или счастью, "родительские". Маленький мальчик и его 2-летняя сестра – частые гости отделения. Они были здесь совсем недавно, в сентябре их передали законному представителю – и в сентябре же вернули обратно. На щеке у девочки синяки. Она с ними и приехала, говорят медики. "Откуда появились?" – "Сказали, что братик укусил". Братик в это время ходит в соседней кроватке. При появлении врача начинает плакать, садится, не идёт на руки. "Они уже боятся белых халатов", – поясняют нам медики.


Конечно, здоровые дети не должны здесь жить. Но что делать, если семье они не нужны? В больнице их, по крайней мере, обследуют, пролечат, накормят и даже погуляют с ними – если погода позволяет и есть свободные руки.
Конечно, здоровые дети не должны здесь жить. Но что делать, если семье они не нужны? В больнице их, по крайней мере, обследуют, пролечат, накормят и даже погуляют с ними – если погода позволяет и есть свободные руки.


На момент нашего визита в 11-й и 10-й больницах было максимальное число отказных детей. По одному-двое были в 8-й, 15-й и 5-й больницах.


– Сейчас мы оформляем документы для усыновления ребёнка с синдромом Дауна и ещё целым рядом серьёзных заболеваний, на ребёнка с врождённым пороком сердца, – рассказали в детском отделе Управления здравоохранения. – Российские усыновители сейчас перестали бояться таких диагнозов.


Палаты опустели: в детских больницах Екатеринбурга осталось всего 11 малышей-отказников