Последний вариант храма – на треугольном острове по форме заводи.
Последний вариант храма – на треугольном острове по форме заводи.

Сегодня в Екатеринбурге прошло первое собрание движения "В защиту пруда" (название ещё обсуждается). Точнее, изначально это была встреча активных горожан, в большинстве своём не одобряющих идею Храма-на-воде и настроенных вместе найти форматы для взаимодействия с властями и компаниями, которые решили преподнести на 300-летие Екатеринбурга такой подарок городу. В итоге собрания с помощью голосования решили основать соответствующее движение – "не против храма – но в защиту пруда".


Организатором встречи стал "Центр прикладной урбанистики", местом собрания – коворкинг "Соль" (площадка, изначально ограниченная по вместимости), и сюда пришли 40 человек: молодые архитекторы, урбанисты, юристы, учёные и журналисты. Единственным человеком, поддержавшим на собрании идею строительства, был блогер Алексей Вдовин, но и он в качестве примера выхода из ситуации привёл цитату, по его словам, знакомого буддиста – "альтернатива – это тупик, ищите третье". Правда, он же привёл мнение урбаниста Свята Мурунова – что ничто так не должно радовать архитектора, как конфликт – и возможности его решения.


На обсуждение форматов взаимодействия по Храму-на-воде пришли 40 активных горожан.
На обсуждение форматов взаимодействия по Храму-на-воде пришли 40 активных горожан.


Профессиональное сообщество в лице главы издательства Tatlin Эдуарда Кубенского обеспечило происходящему свою долю иронии. Кубенский цитировал начало Ветхого Завета, снискав полное одобрение аудитории на словах "И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И стало так", рассказывал о том, что у большей части архитектурного сообщества искать поддержки бессмысленно, поскольку им, возможно, жаль старые здания, но их работа – проектировать новые, и хотелось бы, чтобы они были в центре, а также предлагал отметить создание нового движения общей фотографией на глади заснеженного пруда – примерно там, где должен появиться храм. Благо это пространство было за окном.


И фото действительно сделали – после собрания.
И фото действительно сделали – после собрания.


Присутствовал на собрании и уволенный после критики идеи храма журналист Юрий Глазков. Он внёс важное для хода дискуссии замечание – по его словам, он общался с инициаторами проекта и даже высказывал им свою точку зрения о храме, но ему ответили, что его личное мнение вряд ли будет принято во внимание. А чтобы дискутировать, оппонентам нужна организация, выражающая противоположные мысли. Шаги к чему, собственно, и были в итоге сделаны.


Одним из самых ярких выступлений оказались высказывания блогера и члена Общественной палаты Екатеринбурга Екатерины Петровой, которая кратко напомнила, что здесь уже проиграли суд строители клуба "НЛО" – который тоже хотели построить на данной заводи, но в итоге суд счёл, что такое решение может быть принято лишь на уровне федерации, и проект не был реализован. Кроме того, Екатерина, скорее всего, займётся юридическим сопровождением движения.


Геофизик УрО РАН: "Под Храмом-на-воде - метро, и, если вода хлынет туда, мы потеряем миллиарды"


Однако при всей интересности и весе других доводов настоящим хедлайнером вечера стал учёный-геофизик Анатолий Юрков, высказавший точку зрения, что необдуманное строительство может попросту погубить екатеринбургское метро – затопив его. С разрешения Анатолия Константиновича мы приводим его выступление как колонку, а впоследствии постараемся подготовить более подробную статью – с картами и схемами сложных отношений Храма-на-воде, метро и георазломов на месте строительства.


Анатолий Юрков, завлабораторией геодинамики института геофизики УрО РАН:


Я прямого отношения к храму не имею, но когда узнал, где его будут строить, то у меня волосы встали дыбом. Мы – геологи, геофизики, экологи – имеем к Городскому пруду непосредственное отношение. Вы знаете, что экология в городе безобразная, и единственное средство защиты – это зелёные насаждения. Так вот, зелёные насаждения для неё практически ничего не делают. Главное для экологической ситуации в воздушной среде и для её очищения – это только водоём. Существует бризовый эффект – все вы были на море и знаете, что такое бриз. Суша охлаждается быстрее, водоём медленнее, холодный воздух с суши – загрязнённый – идёт на водоём. Здесь вся эта грязь – углекислый газ, другие газы – поглощаются, и утром чистый воздух идёт на жилые кварталы. Мы этой застройкой серьёзно сокращаем очищение воздушного бассейна в центре города.


Вторая важная часть: здесь проходит метро. Даже если не прямо под строением: 100 метров, 200 метров – но здесь проходит метро. Будут применены свайные конструкции – ведь на "острове" ничего не будут возводить; строить будут на сваях. Их будут забивать, и сотрясение вследствие забивки свай будет сопоставимо с 6–7-балльным землетрясением. Метро будет разрушено, а если сразу не будет – будут трещины, нарушение гидрогеологических условий приведёт к тому, что подземные потоки, подземные воды пойдут другим путём, и, возможно, что через год, через два или через десять лет мы получим кризисную ситуацию.


Анатолий Юрков рассказывает о важных рисках при новом строительстве на пруду.
Анатолий Юрков рассказывает о важных рисках при новом строительстве на пруду.


Ну и третий пункт: все наши реки – и Исеть, и Мельковка – идут по геологическим разломам, по проницаемым структурам. У нас на Урале это всё практически не движется, но здесь Исеть идёт по разлому – он уходит под пруд и дальше не прослеживается, а второй разлом идёт по Мельковке, и как раз на пересечении этих разломов находится место строительства. Я думаю, что ни один чиновник не поставит свою подпись под проектом, когда узнает, что под храмом находится метро. И если вода через несколько лет хлынет туда, мы потеряем миллиарды – и, не дай Бог, будут жертвы. Мы исследовали, что здесь происходило после постройки метро. Вы знаете, неподалёку, на той стороне, находится бункер Жукова (Клары Цеткин, 13а. – Прим. ред.), и там полутораметровые бетонные стены в результате подвижек грунта были раздроблены, через этот разлом поступало достаточное количество радона (естественного происхождения радиоактивный газ без цвета и запаха. – Прим. ред.). А некоторые дома в районе Мельковки были вынуждены "взять" в железные конструкции, и это тоже было связано с метро. Строительство такого огромного объекта, как храм, неминуемо приведёт к изменению гидрогеологической ситуации, и возможны новые "подвижки". Я хотел бы довести это до присутствующих здесь. И я думаю, что на стадии инженерно-геологической экспертизы проект будет зарублен полностью. Но если проект будет в серьёзной стадии, то не исключено, что заказчики экспертизы приложат все усилия, чтобы её сфальсифицировать.