Телебашню должны снести ради ледовой арены для ХК "Автомобилист".
Телебашню должны снести ради ледовой арены для ХК "Автомобилист".

Самый высокий недострой мира, волей судьбы заброшенный именно в Екатеринбурге, мощно будоражит местную повестку уже не первый год. Но как это явление и решение снести телебашню оценивают на федеральном уровне? Мы решили расспросить об этом экспертов из ФГИК "Размах", крупнейшей демонтажной компании России, которая единственная входит в топ-100 компаний-"разрушителей" мира.


– Неэксплуатируемую телебашню необходимо ежегодно подвергать обслуживанию и ремонту, чтобы она не создавала опасность для жизни и здоровья человека и окружающих построек, – констатирует Константин Широбоков, руководитель единого расчётного центра "Размаха". – Особенно актуален этот вопрос в период минусовых температур. Мы не следили за ситуацией, поэтому не знаем, как регулярно осуществлялось обслуживание трубы и оценка её состояния с момента последнего обследования. Но чем в более ветхом состоянии находится труба, тем более аккуратным должен быть подрядчик и тем сложнее работа. Демонтаж – область повышенного риска, и в результате любого неосторожного действия может наступить хаос. Зона поражения у таких высотных объектов широкая.


– Какой способ обрушения вы бы выбрали, если бы выиграли тендер? У нас в последнее время даже говорят о разборе вертолётами.


– Что касается технологии, сложно выразить действительно профессиональное мнение, не основываясь на точных и актуальных данных инженерных изысканий. На основании тех данных, которые есть в открытых источниках, можно выделить несколько способов разрушения.


Во-первых, это полная ручная разборка с применением алмазной резки. Данная методика является наиболее дорогостоящей, долгой и может применяться только в случае, если остальные методы по разным причинам показали свою неэффективность. Здесь должна быть также тщательно продумана дальнейшая судьба кусков башни, которые снимаются вручную. Здесь, безусловно, вертолёт мог бы быть эффективным, если не учитывать, что итоговый бюджет при такой технологии уйдёт в серьёзный минус.




(На видео – образец разбора трубы сверху на Чебоксарской ТЭЦ)


– То есть башню до самого основания придётся просто разобрать?


– Обрушение – это второй способ. В большинстве случаев мы в своей работе применяем именно данную методику. При использовании такой техники верх сооружения (метров 25–30) снимается вручную, после чего башня обрушается. Здесь должен быть выполнен профессиональный инженерный расчёт угла падения, учитывающий все условия. Невооружённым глазом мы видим участок, в который можно было бы уронить телебашню, но мы не владеем информацией, есть ли там системы коммуникаций, и, соответственно, не можем сказать, что данный способ оптимален.


Теоретически башня может быть обрушена – по крайней мере, частично, считают в "Размахе".
Теоретически башня может быть обрушена – по крайней мере, частично, считают в "Размахе".


– А взорвать башню в этом месте реально, на ваш взгляд?


– В медиа попадается информация, что в отношении башни рассматривается вариант взрыва, из которого сделают шоу – вроде того, что устраивается в Лас-Вегасе из каждого взрыва отелей (строятся трибуны, продаются билеты). Но Россия не США, а Екатеринбург не Вегас. Наш рынок взрывных работ не дотягивает до американского ни по технологическому опыту, ни по уровню осознанности. Даже если эвакуировать близлежащие территории, данная технология не даст гарантии качества.



(200-метровую трубу взрывом обрушали в Сиднее: это собрало сотни зрителей)


При любом выбранном методе значительная часть расходов по объекту должна идти на создание охранного периметра, снабжённого системой пылеподавления. При этом современные прогрессивные технологии, вроде использования тех же вертолётов, или, к примеру, демонтажных роботов, или фасадных подъёмников, здесь покажут свою неэффективность ввиду, во-первых, высокой стоимости, а, во-вторых, не настолько уж плотной застройки.