На заводе работают 500 бурёнок
На заводе работают 500 бурёнок

Кто в 90-х не пробовал открыть свой бизнес? Только ленивый. У кого-то получилось, у кого-то нет. Мы отправились как раз к тому, у кого это получилось – на Уктусский молочный завод, там изготавливают йогурт "Варечка". Когда мы договаривались о встрече с директором завода, то он назначил нам "свидание" в поле и объяснил, что начинать нужно именно отсюда – на заводе полный цикл производства. То есть поля, коровы и оборудование принадлежат одному заводу.


Смотреть, как делают йогурты, мы едем не на Уктус, а в село Никольское (это недалеко от Сысерти), там находятся ферма, поля, где выращивают корм для коров, и производство. В самом начале своего пути – в 1995 году – компания действительно базировалась на Уктусе, а в 2000-м переехала в это село.


Пока мы едем, директор завода Олег Бергер рассказывает, что его "Варечка" существует уже 17 лет, но её он придумал не сразу.


– С одной стороны, в то время потребительского спроса вообще не было – все были бедные, с другой стороны, был крайне ненасыщенный рынок, и можно было как-то экспериментировать. Йогурта в Екатеринбурге вообще не было, он только в Москве появлялся, и я подумал, почему бы и нет, у меня был начальный небольшой капитал, – пояснил Олег Бергер.



В названии "Варечки" на самом деле нет никакой романтики или истории любви, как нам хотелось думать. Просто по вкусу она похожа на варенец.


– Мы начали выпускать йогурты, но, поработав пару лет, я заметил, что другие крупные производители тоже начали выпускать живые йогурты. Я подумал, что у нас небольшое производство, и конкурировать по себестоимости мы не можем. Думали, в какое направление пойти, и, роясь в учебниках, я попал на описание термостатных продуктов. Назвал их не йогуртами, а "Варечка" и "Неженка". "Неженка" – это из обычного молока, а "Варечка" из топлёного. Я подумал, что большое производство не способно организовать необходимый индивидуальный подход, да и вряд ли рентабельно при изготовлении термостатных продуктов, и лет 15 я был прав, – рассказал Бергер.


По полю, наклоняясь на кочках, едет трактор с прицепным кормоуборочным комбайном, который косит травы.


– Для того чтобы корова давала качественное молоко, качественно питалась, мы должны кормить её не только силосом и сеном, но и свежей травой, – поясняет Олег Адольфович, глядя на уезжающий трактор.


На зиму для коров заготавливают около четырёх тысяч тонн кормов – этого хватит для 500 коров, а на заводе работает именно столько бурёнок. В день им раздают около 15 тонн кормов.


Бизнес из 90-х: как бактерии едят легендарную "Варечку" на Уктусском заводе (видео, фото)


В поле пахнет свежескошенной травой, и чувствуется, что ты находишься в настоящей деревне.
В поле пахнет свежескошенной травой, и чувствуется, что ты находишься в настоящей деревне.


Через несколько минут заезжаем на ферму, она находится в другой части села. Мы попали как раз к обеду, но здесь, в отличие от городских офисников, это время не для отдыха, а наоборот – горячая пора. Специальный трактор раскладывает по кормушкам корм. Как говорят зоотехники, задержишься хотя бы на несколько минут – коровы всё поймут и начнут требовать свою долю.


Бизнес из 90-х: как бактерии едят легендарную "Варечку" на Уктусском заводе (видео, фото)


Директор Уктусского молочного завода Олег Бергер.
Директор Уктусского молочного завода Олег Бергер.


Бизнес из 90-х: как бактерии едят легендарную "Варечку" на Уктусском заводе (видео, фото)


На ферме бурёнки живут по корпусам – их здесь два. В одном коровы стоят в стойлах, их доят с помощью молокопровода, в другом – гуляют свободно, их доит специальный робот, к нему животные заходят сами, так сказать, в порядке живой очереди.


– Робот делает всё качественно. Он промывает вымя, массирует, сдаивает первые струйки отдельно – потому что там может быть небольшая грязевая пробочка. И потом начинает дойку – он меняет уровень вакуума во время дойки. Сначала стимулирует молокоотдачу, потом, когда молокоотдача уменьшится – уменьшает уровень вакуума. Затем робот должен удачно завершить дойку – он обрабатывает вымя специальными средствами, обрабатывает доильные стаканы паром, и после этого корова выходит, – объяснил Олег Бергер.


Коровы ждут своей очереди, чтобы подоиться.
Коровы ждут своей очереди, чтобы подоиться.


Машина работает круглосуточно и останавливается только на час, многие коровы, по словам директора, предпочитают доиться ночью, здесь всё зависит от их желания.


Коровам, которые живут в стойле, нравится, когда их кормят с руки и гладят.
Коровам, которые живут в стойле, нравится, когда их кормят с руки и гладят.


Погладив коров (мы жители городские, где в Екатеринбурге их увидишь), едем на производство. Производство похоже на небольшую кухню, места не очень много, да и работает здесь немного человек. Надеваем халаты, бахилы и идём смотреть – здесь как раз фасуют знаменитую "Варечку". По баночкам йогурт раскладывают два человека, на заводе вообще трудится не очень много людей – около 50 человек. Несмотря на то, что продукт в банке и уже упакован, он ещё не готов.


– Бактерии ещё не начали работать. Нам нужно как можно быстрее отправить его в тепло – так называемую термокамеру, – пояснил директор завода.


Производство находится в небольшом здании и больше напоминает кухню, чем завод. Двухэтажный кирпичный дом – это общежитие для сотрудников.
Производство находится в небольшом здании и больше напоминает кухню, чем завод. Двухэтажный кирпичный дом – это общежитие для сотрудников.


В этом большом аппарате находится йогурт "Варечка", но он пока что не готов.
В этом большом аппарате находится йогурт "Варечка", но он пока что не готов.


И в таком виде он тоже не готов.
И в таком виде он тоже не готов.


По телевизору часто рекламируют термостатные йогурты, выдавая это за что-то эдакое, но, как пояснил Олег Бергер, эта технология была придумана давно.


– У нас продукт не штампуется механически, а выращивается в самой упаковке, кто-то называет это термостатным способом производства, сейчас это модное название. Это более естественный способ – натуральный и экологичный, но в то же время – это более капризный способ, почему лет 100 назад от него и начали отходить, – пояснил директор завода. – В отличие от большого производства, где делится процесс на части, мы всё делаем в одной ёмкости. Сюда попадает сырое молоко, здесь оно проходит пастеризацию и здесь же оно охлаждается. Любой кисломолочный продукт – это, по сути, молоко, которое "съели" бактерии.


В "Варечку" кроме сырого молока добавляется сухое обезжиренное – для того, чтобы добавить больше молочного белка, а ещё там сахар и пектин.


После конвейера йогурт едет в термокамеру. Там он стоит около 6 часов, температура здесь, как днём в Анталье, +45 градусов. После стеллаж перевозят в холодильник, и только тогда йогурт готов.


На заводе трудится немного людей.
На заводе трудится немного людей.


В этих коробках созревает йогурт. В термокамере очень жарко (не то что этим летом в Екатеринбурге).
В этих коробках созревает йогурт. В термокамере очень жарко (не то что этим летом в Екатеринбурге).


В день здесь производят пять тонн продукции, это не очень много. В магазинах на "золотых полках" (это те, которые находятся на уровне глаз) йогурты Уктусского завода найти сложно, конкуренция слишком велика, объясняет директор.


– На рынке жёсткая конкуренция, и с каждым годом она всё жёстче, на рынке очень тяжело сейчас. К сожалению, мы присутствуем не во всех торговых сетях, потому что некоторые торговые сети выставляют требования, слабо совместимые с качеством продукции, например, чтобы дольше хранилось. Порой нам звонят и предлагают взять то или иное вещество и говорят: "Это никакими анализами не обнаруживается, вы вправе не писать это на упаковках, зато продукт будет долго храниться". Всё оно так, но непонятно, чем это в итоге чревато, – пояснил директор завода.


А такой йогурт вы пробовали? Говорят, что его покупают для салатов.
А такой йогурт вы пробовали? Говорят, что его покупают для салатов.


Уктусский молочный завод – небольшое предприятие, и за пределы Свердловской области не выходит, да и не планирует, а работает только на Екатеринбург. Глобальных изменений на производстве не планируется, хотя директор рассказал, что хочет начать выпускать питьевые йогурты.


– Уровень рентабельности составляет 8-10%, это не секрет, плюс ещё наценка магазина, – пояснил Е1.RU директор завода.