По мнению Ильи Сотонина, IronMan – это крутой бизнес, в котором продают спорт, делая тебя участником, а не зрителем.
По мнению Ильи Сотонина, IronMan – это крутой бизнес, в котором продают спорт, делая тебя участником, а не зрителем.

Директор екатеринбургской управляющей компании "Лига ЖКХ" подробно рассказал о том, как он бежал, ехал и плыл половину IronMan. С его разрешения мы публикуем его историю прохождения масштабного соревнования по триатлону.


"Слазишь с велика и понимаешь, что уже никуда не побежишь", – примерно так охарактеризовал свой опыт прохождения олимпийской триатлонной дистанции Ройзман. Я его встретил год назад в Екатеринбурге на улице Белинского и рассказал о планах на IronMan 70.3.


Первые мысли об айроне появились в августе 2015 года. Проездом в австрийском городе Цель Ам Зи. Вечером, как полагается, в бар, по паре джинов с тоником. С утра на пробежку вокруг озера, километров 12. А там везде плакаты. Как оказалось, город ждал чемпионата Европы по IronMan 70.3. А ты бежишь и делаешь вид, будто тоже к этой гонке готовишься. Кто его разберёт, со стороны же не понятно.


Тогда дистанция казалась нереальной. 12 километров-то тяжело бежать. А как пробежать 21? Да ещё после 2 плавания и 90 велика… И вот прошло два года… Тот же Цель Ам Зи. Но теперь уже не надо делать вид, будто ты готовишься к железной дистанции. Ты ведь реально участвуешь. Может, и хотелось бы просто зрителем побыть. Но уже никуда не денешься.


Велосипед, красный беговой мешок и синий велосипедный сданы в транзитную зону. А на ноге чип. Будто ты под домашним арестом. Чтобы с утра не забыть его где-нибудь, надеваешь сразу, как получил. Зато вечером в ресторане по этому чипу официант поймёт, почему ты тройную порцию макарон заказываешь.


Утро старта. Последние приготовления. Гели приматываешь изолентой к велосипеду. Бачки с водой и изотоником на месте. Стартовый костюм, сверху гидрач. Первый этап – плавание 1,9 км в озере. Старт раздельный, по группам. Оцениваешь, за сколько сможешь проплыть, и стартуешь вместе с теми, кто с твоей скоростью плывёт.


Я случайно попал в группу спортсменов, кто хотел проплыть за 35–40 минут. Не в ту дверь зашел. Плаваю медленнее, потому слева и справа меня обгоняли более быстрые люди, периодически врезаясь и хватая за ноги. Повезло, что при обгоне никто пяткой в глаз не зарядил.


"Мысли сразу после гонки - больше никогда": Илья Сотонин покорил половину "железной дистанции" IronMan


Зато не так долго дожидался старта. В гидрокостюме стоять под солнцем не особо приятно. Наплавал лишних 200 метров и через 48 минут вылез из воды. Велосипед. Моя любимая часть. 90 километров по альпийским дорогам. Среди коров, лугов, деревень и гор.


За два дня до гонки прокатился по трассе велосипедного этапа. Потому морально был готов к набору высоты в 1200 метров за 90 км и особенно к самому сложному этапу – горе, где за 15 км набираешь около 700 метров. Всё время вверх, медленно и печально.


Тестовый заезд прошёл за 3 часа 40 минут. Причём как-то очень тяжело. Хотя ничего удивительного. Первый раз за месяц сел на велосипед. По дороге, когда закончилась вода, набирал бачок из шланга поилки для коров. Вроде живой остался.


Транзитка, прыгаешь на вел и погнали. 20 км от старта едешь по плоскому или с горы. Скорость 35-40-45. Летишь, обгоняешь тех, кто вышел из озера быстрее тебя. Периодически видишь парней с русским флагом на номере. Кричишь им "давай, давай", и это, похоже, и тебя, и их подбадривает.


После 20-го километра начинается гора. Все сбиваются в кучу. Скорость 10–15 км/ч. После где-то до 20 удалось разогнаться. Добрались до деревеньки, и после неё лютый подъём. За полтора километра набираешь 200 метров высоты. За 500 метров до вершины пришлось с велосипеда слезть. Ноги перестали крутить. Варианта два – или звезда передняя оказалась слишком большой для горных наборов, или просто я слабенький.


После сложного подъёма – спуск. Серпантин и скоростной участок километров на 30. Такой велосипед нельзя не любить. Долетели до Цель Ам Зи, потом петля до Капруна. Меня подрезает итальянец, но ничего опасного. На ходу договариваемся выпить пива на финише.


На велике почти вышел из 3 часов. 3,03, не считая штрафа. С учётом рельефа – довольно неплохо. Забегаю в транзитку, расстёгиваю шлем – и меня тут же останавливают на одну минуту.


"Мысли сразу после гонки - больше никогда": Илья Сотонин покорил половину "железной дистанции" IronMan


Велосипед на стойку, велоботы и шлем в красный беговой пакет, кроссовки на ноги. И тут чувствуешь, что не побежишь. Скорость – 5,50 на км. Пульс 175. Ждёшь с нетерпением зону питания. Дотерпеть, а там немного пешком пройти. Гели, что есть с собой, не хочется. Арбуз, бананчик, крекер, кока-кола. Поел – ждёшь следующего пит-стопа. И так весь 21 км.


А ведь недавно бегал эту же дистанцию быстрее 5 минут на км. Думаешь "как зря я пропускал брики" (смешанные тренировки "Велосипед + бег").


Пробегаешь первый круг. Налево – красная дорожка к финишу. Но тебе ещё круг бежать. Завидуешь людям, у кого уже две разных резинки на руке. Это значит, что они уже добегают. А тебе ещё час терпеть. Но никуда не деться.


Середина второго круга. Последний разворот, и только по прямой вдоль озера до финиша. Остаётся четыре километра. Три. Два. Уже не останавливаешься на пунктах питания. Бежать стало легче. Виден свет в конце тоннеля. На последнем километре добавляешь. Потому что можешь. Брусчатка в центре Цель Ам Зи. Теперь и тебе можно свернуть налево, к красной дорожке. Пересекаешь финишную линию. И сразу начинается буря. Гром, молния, дождь. Как в фильмах. Будто с твоим завершением гонки что-то в мире поменялось.


Мысли сразу после гонки – больше никогда. Но через пару дней уже появляются идеи, что поделать и где побегать в 2018 году.


Зачем мне это нужно? Не знаю. Потому что я могу. Круто же выглядит. На самом деле, все могут. Доступен айронмен любому человеку. Без преувеличения. Бегут полные, бегут худые. В возрасте люди тоже бегут. Кто-то с женой или с мужем его проходит. Видел даже парня с надписью "Борьба с раком крови с помощью айронмена".


Это только со стороны кажется, что происходит что-то невозможное. В реальности чего-то невероятного для человеческого тела в прохождении айрона нет. В прохождении за 8 часов – да. Это мало кому удастся. Но просто пройти – без проблем.


Меняет жизнь? В какой-то части. Третий глаз не открылся. По крайней мере, у меня. Но вставить 5–6 тренировок в неделю надо будет. Причём за счёт чего-то другого. Уменьшить количество дивана, сна, телика, офиса. Заместить неважное важным.


В бар, когда у тебя в субботу ураганная тренировка в 7 утра, в пятницу не пойдёшь. Не пойдёшь и в субботу, когда тренировки вдруг начинают проходить в 7 утра воскресенья. Не скажу, что прямо безукоризненно соблюдал график тренировок, Александр Анашкин подтвердит. Спасибо, что терпишь, тренер. Постараюсь стараться больше.


Чем отличается от других гонок? Я думаю, если сравнить со Среднеуральской сотней, гонкой на маунтин байках, что проходит у нас под Екатеринбургом, то по сложности сотня айрон превосходит. 100 км по уральским горам с набором высоты в 3000 метров… Тут не железным, титановым надо быть.


IronMan – очень крутой бизнес. Очень крутой маркетинг. Они научились подавать спорт как что-то, чего тебе хочется. Продавать спорт. Но не показ по телику футбола, где ты являешься лишь наблюдателем. А делать тебя участником. Это очень круто.


То же общество потребления. Но они заставляют потреблять не вещи, а эмоции и стиль жизни. Причём стиль жизни довольно созидательный, не разрушительный. На мой взгляд, это лучше, чем гонка за новой машиной или новой моделью телефона.


Хотя, конечно, велик S-works, Argon или Червелло хочется. Красивые они. Но, когда ты такие супервелики обходишь на трассе, становится понятно, что не в велике причина всего на самом-то деле.


Что дальше? Ну, полную дистанцию-то надо пройти, раз уж начал!