Слева – Александр Грабовский 10 лет назад, а справа – сейчас.
Слева – Александр Грабовский 10 лет назад, а справа – сейчас.

Одна из самых популярных субкультур начала 2000-х – это панки. Оборванные одежды, тяжёлые "гриндера" или "говнодавы" (ботинки фирмы Grinders), немытые волосы, дешёвый портвейн в подворотнях, "Мама-Анархия" мимо нот на пьянках – таким буйным прошлым может похвастаться чуть ли не каждый второй молодой человек, рождённый в 80–90-х. Сегодня расскажем о том, как сложилась жизнь одного из них.


Александру Грабовскому сейчас 27 лет, он работает фотографом, оператором, копирайтером, редактирует сайты. По его внешнему виду и не скажешь, что когда-то он одевался так, что родителям было стыдно идти рядом.


– Мой панковский период начался в 2004 году, мне тогда было 14. Хотя "Арию" и подобные группы я начал слушать ещё лет в 13, – вспоминает Александр. – Двоюродная сестра, которая старше меня на два года, в тот же год тоже начала тусоваться с так называемыми неформалами. Всё началось с группы "Пилот" и песни "Рок".


– Как ты одевался тогда?


– Разные футболки с группами, рваные штаны, феньки с цепочками, напульсник с надписью "панк" и прочее. Напяливали "гриндера", на толстовку нацепляли значок Ленина и пели "Всё идет по плану", как бы показывая, что мы за коммунизм или анархию. Думали, что это классно и это свобода. В школу всё равно приходилось ходить одетым поприличнее. Но элементы рваной одежды, футболки поверх толстовок и торба – присутствовали. Пытались с двумя одноклассниками отращивать волосы, но это жёстко пресекалось администрацией школы. Хоть и это была не гимназия, а обычная средняя гопо-школа на Эльмаше. В один из дней нас отвели к завучу, и мы дали письменную расписку в том, что обязуемся подстричься. И подстриглись ведь. Но не особо коротко.


В подростковом возрасте Саша (слева) лабал на гитаре и пел "Всё идёт по плану".
В подростковом возрасте Саша (слева) лабал на гитаре и пел "Всё идёт по плану".


– А где вы тусовались?


– Тусовки в то время были в "трубе" (подземный переход на Плотинке. – Прим. ред.), где играли на гитаре, и за цирком на набережной. Самые отпетые там даже ночевали. Концерты в то время были не клубные, а, например, "Чиж" во Дворце молодёжи. Тогда один из друзей умудрился залезть на козырёк и почти попал в зал, но его поймали и выгнали. Это можно тоже назвать тусовкой, ведь перед концертом все пытались выпить портвейна и покричать "Хой!" Тусили ещё и на памятнике Ленину в самом центре. Просто сидели с гитарами ужасного качества, так как на хорошие денег не было. Да и вообще в то время денег ни у кого не было. Одеждой мы обменивались, "гриндера" покупал б/у на размер меньше за 400 рублей и с болью носил.


– Что ещё дикого творили?


– Один раз пытались отсканировать билет на Кипелова, распечатали и был он точь-в-точь как настоящий. Но не учли одного – что охранники на ультрафиолете проверят. Опять выгнали. А ещё на концерт ДДТ в 2005 году на стадионе "Юность" можно было пройти по одному билету нескольким людям. Я в тот день окончил 9-й класс, денег не было и смотрел на всё это из-за забора.


Звук на дешёвых гитарах был ужасный, вспоминает Александр.
Звук на дешёвых гитарах был ужасный, вспоминает Александр.


– Как родители и окружающие реагировали на твой образ жизни?


– Родители реагировали с ужасом: как могло из простого ребёнка получиться непонятно что?! Как-то я ехал в электричке, и один мужик докопался до рваных джинсов со словами: "Я как-то пролил электролит из аккумулятора на джинсы, и то красивее смотрится". В школе гопота всегда задавала вопрос: "А тебе не тяжело в "гриндерах" ходить?" На что мой ответ был: "Если бы было тяжело, я бы не носил". А вот кому-то не повезло, рассказывали, что на памятнике Ленину скинхэды кого-то поймали и обрили налысо, стали брить второго – машинка сломалась. Хорошо помню, как я пытался в электричке под гитару спеть песню "Лоботомия" "Гражданской обороны", а бабки у виска крутили.


– Сейчас тебе не стыдно за то время?


– Нет, не стыдно! Хотя иногда вспоминаем с другом, как было стыдно нашим родителям, когда мы с ними шли куда-то в рванине всякой и цепях. Ведь ещё и на руках были цепи, даже струны порванные на запястья наматывали. Причём цепи покупали в зоомагазинах! Торбы обшивали нашивками. Могли так и в метро, и в магазин, и в военкомат прийти. Нынешние друзья знают про это, почему бы и нет. У каждого есть подобный период, все были или гопниками, или скинами, или панками.


Сейчас Александр – хипстер с модной причёской, который ходит по IT-выставкам.
Сейчас Александр – хипстер с модной причёской, который ходит по IT-выставкам.


– Когда всё закончилось и почему?


– Как-то потихоньку, не так резко, как оно началось. Просто субкультуры стали меняться, что-то новое появляться стало. Поступил в университет, там новые друзья и новые интересы. Вскоре поддался хипстерскому течению, всяким Instagram, Twitter и прочим. Подстригся кардинально, взял и запилил модную хипстерскую причёску. С ней вот и до сих пор гоняю. Захотелось быть поцивильнее, пришла мода на узкие джинсы, пиджачки, рубахи в клетку. Хотя и у современной "хипстоты" в моде рваные штаны, цепочки и пирсинги с тоннелями. Но как-то всё чище и пафоснее смотрится. Сейчас и панки уже более цивильные, а те, что "зависли" в 2004–2006 годах, ужасно выглядят, их говнарями называют. А в то время не припомню таких слов. "Нефоры" и всё.


– Сейчас общаешься с теми, с кем панковал? Вспоминаешь те времена?


– Общаюсь с одним человеком, с которым знакомы с 2004 года, и больше ни с кем. Даже когда встречаю некоторых, особого желания общаться не испытываю. Интересы разные, да и поговорить не о чем. А вот музыка осталась. Я, конечно, не включу сейчас "Арию" или "КиШ", но "Гражданскую оборону" до сих пор очень люблю. Ещё люблю из стареньких "Калинов мост". С ним связана забавная история. Один раз я набрался смелости, позвонил напрямую по телефону директору группы (он был указан на диске) и попросился после концерта взять автограф. К моему удивлению, директор разрешила, и тогда впервые поговорил с Димой Ревякиным. Потом уже помогал в организации его квартирника, не один раз сидели после и до концерта, общались с ним. Жаль, они редко у нас выступают.


Молодой человек работает свадебным фотографом.
Молодой человек работает свадебным фотографом.


В юности у него были длинные волосы и большие очки, закрывающие лицо.
В юности у него были длинные волосы и большие очки, закрывающие лицо.


Напомним, до этого мы рассказывали историю девочки-эмо, которая выросла и стала бизнес-леди и ведущей мотивирующих тренингов, а также про хиппи, которая сейчас работает инженером-экологом в Санкт-Петербурге и пишет жалобы на чиновников в прокуратуру.


Если вы тоже в молодости были эмо, готом, хиппи, скинхэдом, панком или увлекались другой субкультурой и у вас есть интересная история, напишите нам на почту news@corp.e1.ru или позвоните по телефону +7 (343) 34-555-34. Также можно воспользоваться WhatsApp и Viber – их номер +7 909 704 57 70.