Руфина Шагапова, депутат, специализирующийся на вопросах экологии, своими глазами наблюдала трагедию, случившуюся с екатеринбургскими туристами. 
Руфина Шагапова, депутат, специализирующийся на вопросах экологии, своими глазами наблюдала трагедию, случившуюся с екатеринбургскими туристами. 

Сегодня туристическое сообщество и не только его взбудоражило известие о трагедии, случившейся с туристами из Екатеринбурга на одном из самых красивых башкирских хребтов. Группа туристов была не зарегистрирована, но вся ситуация с ними произошла на глазах… местных депутатов, которые пришли сюда обсудить внутренний туризм в регионе. 


О том, что случилось с парнем и девушкой из Екатеринбурга, рассказала Руфина Шагапова, зампредседателя комитета Государственного Собрания-Курултая Республики Башкортостан по аграрным вопросам, экологии и природопользованию. Так сложилось, что именно в этот день рабочая группа "думы" республики была именно там, на Инзерских зубчатках  – обсуждали проблему внутреннего туризма, инфраструктуры и дорог. 


Приводим рассказ депутата нашему порталу. 


– Это было совещание, где мы хотели показать и другим депутатам, и представителям других ведомств, в каком тяжёлом состоянии находится дорога, что она сама по себе небезопасна для жизни, а вместе с этим насколько это уникальный, прекрасный объект – Инзерские зубчатки. Мы приехали и на самой последней "площадке", которая называется "цирк", присели отдохнуть и послушать лекцию об этом месте. 



И  буквально в нескольких метрах от нас лазили парень и девушка – мы на них смотрели, общались между собой, иногда они к нам в кадр попадали. У меня даже фото есть, где-то за 10 минут до падения – она находится выше, он ниже.


Екатеринбургские туристы за 10 минут до падения. 
Екатеринбургские туристы за 10 минут до падения. 


В какой-то момент он до неё добрался. Они начали делать страховку, закрепляться – это действительно было как в кино замедленного действия. У них что-то пошло не так, и без всяких криков и стонов – видимо, до самого упора думали, что зацепятся, повиснут, но у них все штыри повылетали – они с грохотом упали. Высота была 20–25 метров. Но по дороге они ещё упали на уступ, а потом уже на землю. Я просто за голову схватилась – так это было страшно. 


Мужчины к ним побежали, а я – на скалу, вызывать МЧС. Пока набирала, услышала, как один из депутатов говорит: один живой. Стало понятно, что девушка погибла. Мы-то все надеялись, что она признаки жизни подаст, но, видимо, она ещё на уступе повредила что-то жизненно важное и на земле была уже мертва. 


У меня в телефоне всё зафиксировано – до МЧС удалось дозвониться без трёх минут два, до этого они попали у нас в кадр где-то за 10 минут до падения (когда ещё были друг от друга далековато). 


И вот в полшестого МЧС были только ещё на полпути к этому месту! Женщин отправили оттуда первым автобусом, одной группой, чтобы мужчины могли помочь парня доставить. Эти 28 километров в целом, которые надо было преодолеть – они страшные. Рядом там были ещё парень и девушка, совсем юные. И не то чтобы они были совсем растеряны, но как их там оставить? Это очень труднодоступное место.



Долго спорили, трогать парня или нет. Он был в сознании практически всё время, но сначала в шоке, а потом его обезболили. Потом по каким-то признакам определили, что позвонки не задеты – конечностями он мог двигать, хотя и был сильно "переломан". А ещё было очень холодно. Мы все ждали, может, МЧС вертолётом врача доставит, но потом стало ясно, что вертолётов у МЧС нет и надо как-то самим выкручиваться. Спилили несколько деревьев. Девочка, которая была с ними, принесла "пенки" – на эти носилки его и положили. 



Самую сложную часть пути его несли наши мужчины – 7-8 километров. Но ведь это не просто нести – там и расселины, и скалы, его передавать через всё это нужно было. Его донесли до своей же машины, там были такие огромные ЗИЛы, довезли до посёлка Тирлян и передали скорой помощи. МЧС на полпути встретили, от них медсестра в машину пересела. МЧС вообще на "буханках" ехали, а там такая дорога! Если бы нас там не было, не знаю, откуда бы ребята ждали помощи.


Я от наших мужчин в шоке и в восторге – горжусь, что они такие. Мы-то, как все женщины, наверное, надеялись, что нужно просто помощи подождать, а они всё сразу поняли и начали делать носилки. Кстати, вы знали, что у МЧС нет полномочий "фиксировать" и вывозить труп? Полиция и СК туда выехали ночью, и девочка все это время там лежала. Сейчас, надеюсь, её уже забрали. 


Когда этого мальчика в скорую перекладывали, он плакал. Из-за девочки – он очень виноватым себя чувствовал. Мало того что сам переломан – физически ему тоже было очень плохо, ещё и девушка погибла, и это чувство вины. Я ему сказала: "Держись, теперь тебе за двоих жить придётся. Ты не виноват". Они же оба знали, на что шли. Просто что-то пошло не так. 


У нас там вообще целенаправленное мероприятие было – показать красоту этого места, уникальность, контраст, как туда люди добираются и в каких условиях. Но сейчас у нас приоритеты резко поменялись на безопасность – а случись там что? Как с этим быть, если МЧС только через 4 часа были на полпути к этому месту, а самый сложный маршрут преодолели мои коллеги? Это нужно решать не запретами, но так получилось, что мы, представители законодательной власти, стали очевидцами этого. Так что молчать о таком уже никто не будет.