Начальник Главархитектуры на форуме 100+ поучаствовал в Градсовете, а ещё был  председателем жюри архитектурного баттла .
Начальник Главархитектуры на форуме 100+ поучаствовал в Градсовете, а ещё был председателем жюри архитектурного баттла.

Начальник Главархитектуры занимает свой пост чуть более полугода и в новом качестве пока практически не общается с журналистами. Но медиасообществу и городу он уже знаком – прежде всего как один из проектировщиков небоскрёба "Высоцкий", а также нескольких зданий и общественных пространств в центре Екатеринбурга. Недавно на Градостроительном совете определили, каким должен быть большой кусок городской территории от площади Субботников до Визовского пляжа и Малого Конного полуострова – и конкурс на лучший проект выиграла концепция "Река", созданная в бюро, которое основал в свое время как раз Андрей Молоков.


Мы поговорили с ним и о будущем набережной, о новой "плотинке" и о других важных городских темах, не исключая Храм-на-воде.


– Андрей Викторович, можете со своей точки зрения назвать самые важные элементы, которые позволили этой концепции оказаться лучшей?


– Там нет одного элемента, там их целая серия. Для меня ценно, например, то, что площадь Субботников – необычная. Храма там сейчас нет: идут какие-то восстановительные работы, но они сегодня являются незаконченными – и мы не воспринимаем этот объект как храм. А когда храм появится, тогда там потребуется организовать площадь: она будет иметь совсем другое "звучание", и это будет действительно историческая городская площадь – ещё и с перепадом рельефа. Вот в этом проекте были представлены варианты решения – думаю, это очень серьёзный задел на будущее.


Как сейчас выглядит площадь Субботников и Успенский собор.
Как сейчас выглядит площадь Субботников и Успенский собор.


А по новому проекту она должна выглядеть так.
А по новому проекту она должна выглядеть так.


Андрей Молоков занимает свой пост с марта 2017 года.
Андрей Молоков занимает свой пост с марта 2017 года.


– Следующий момент – это "раскрытие" плотины. В Екатеринбурге есть Исторический сквер, и мы представляем, как может быть оформлена плотина и спуск воды. Так что здесь расположена очередная плотина в городе. Можно даже сказать – первоочередная плотина. Она существует, у нас есть Верх-Исетский пруд, там есть бьефы сооружений по водозабору и водосбросу. Сейчас они закрыты – там в целом сейчас закрытая территория. А в этом проекте её предлагается открыть, и не просто открыть, а объединить с зоной набережной и зоной памятников. Это тоже ценный элемент.


Вот так выглядит река у плотины сейчас (фрагмент презентации концепции).
Вот так выглядит река у плотины сейчас (фрагмент презентации концепции).


На плотине хотят восстановить канал сброса воды, рабочий канал и рабочий прорез в плотине, а со стороны пруда – воссоздать форму устья прореза.
На плотине хотят восстановить канал сброса воды, рабочий канал и рабочий прорез в плотине, а со стороны пруда – воссоздать форму устья прореза.


– И ещё для меня как вариант осмысления пространства важна зона под путепроводом, зона трамвайного моста, автомобильного моста. Там сейчас действительно кошмарное место. То, что предложено в проекте – спорно, но это по крайней мере даёт некий задел на развитие этой территории: всё-таки она должна быть возвращена городу, она не должна быть совсем убита как городское пространство.


Фотофиксация путепровода на Токарей (фрагмент презентации концепции).
Фотофиксация путепровода на Токарей (фрагмент презентации концепции).


И вот таким это место могло бы стать. Это очень смелое предложение: на самом деле это летний театр.
И вот таким это место могло бы стать. Это очень смелое предложение: на самом деле это летний театр.


– Ценно ещё и преобразование зоны пляжа и зоны спортивной активности, территория яхт-клуба "Коматек" и территория между Фролова и Кирова.


– С "Коматеком" по доступу на набережную удалось разрешить вопрос?


– Мы сейчас говорим о проекте. В этом проекте доступ есть.


Территория у яхт-клуба.
Территория у яхт-клуба.


– Услышала в обсуждении любопытную фразу: "вода должна работать, а не мотор". Что это значит?


– У нас в городе каждый год проводится конкурс "Арх-идея". Это конкурс клаузур, где за 4 часа все участники (это могут быть и студенты, и не только, от пионеров до пенсионеров) могут "вручную" сделать своё архитектурное предложение по тому или иному пространству. Предлагался на конкурс и парк Маяковского, и площадь Субботников, и так далее – прорабатывались разные пространства. И мы рассуждали о том, чтобы попробовать в этом году рассмотреть вариант как раз объекта, связанного с водой, на территории Верх-Исетского завода – как бы в продолжение этого конкурса.


– Это должен быть какой-то полуигровой, интерактивный объект?


– Вот видите, вы уже принимаете участие.


Рабочий канал на этой схеме сверху, а сама Исеть – снизу. На канале расположен водный каскад.
Рабочий канал на этой схеме сверху, а сама Исеть – снизу. На канале расположен водный каскад.


Вот этот каскад крупным планом. Предполагается, что вода в каскад будет поступать из пруда по тому же принципу, что и раньше, когда она приводила в движение механизмы завода.
Вот этот каскад крупным планом. Предполагается, что вода в каскад будет поступать из пруда по тому же принципу, что и раньше, когда она приводила в движение механизмы завода.


– Недавно Валерий Ананьев, руководитель "Атомстройкомплекса", заявил, что хочет посодействовать развитию дискуссионных площадок по городским проектам в Екатеринбурге. Как вы относитесь к такой инициативе?


– Я приветствую любые формы обсуждения территорий, потому что, когда они в конструктивном русле, они всегда работают на пользу городу. Не нужно никакой келейности. Другой вопрос – как это организовано и кто это организовывает, поэтому пусть предлагают, но эта площадка не должна быть закрытой или же четко заявленной с точки зрения некой позиции или оппозиции к действующей, так сказать, власти. Потому что это тогда будет неконструктивная площадка.


– Ананьев даже подчеркнул, что "не так уж и нас не слышат..."


– Ну видите, у нас только что был публичный Градсовет. И вопросы могли задать все желающие. Еще, например, у нас была недавно "Школа главного архитектора" – были на ней?


– Да.


– Видели ведь обсуждения городских территорий и предложения по ним? Сам формат таких предложений? Кстати, "Атомстройкомплекс" там тоже принимал участие.


Главный архитектор города Андрей Молоков: "Ситуация с Храмом-на-воде меняется от максимализма к реализму"


 


– Ещё один вопрос к вам – не только как к главному архитектору, а как к активному участнику профсообщества. Некоторое время назад обсуждался вопрос, действительно ли Храм-на-воде может быть перенесён к Театру драмы. Но это уже было достаточно давно, и сейчас хотелось спросить у вас – перенос проекта реалистичен вообще на данном этапе?


– Я считаю, это реалистично.


Главный архитектор города Андрей Молоков: "Ситуация с Храмом-на-воде меняется от максимализма к реализму"


– Да? То есть действительно идёт к тому, чтобы переубедить людей, которые готовы настолько сильно в него вложиться?


– Думаю, идёт.


– Что ключевую роль в этом сыграло? Может, испытания дна пруда что-то показали?


– Всех тонкостей я не знаю – какие там веяния и откуда они дуют. Но, понимаете, на свете есть дети, есть подростки, есть взрослые, есть пожилые люди – мудрые люди, так скажем. Мне кажется, и в ситуации с храмом идёт похожий процесс – от максимализма к реализму. Потому что… кто-то и на Красной площади захочет воздвигнуть памятник. А что, давайте построим там что-нибудь!


Главный архитектор города Андрей Молоков: "Ситуация с Храмом-на-воде меняется от максимализма к реализму"


– А вам нравится идея Храма-на-воде? У нас вот даже на уровне редакции мнения расходятся.


– Я за чистоту пруда.


Главный архитектор города Андрей Молоков: "Ситуация с Храмом-на-воде меняется от максимализма к реализму"