Плотина на реке Ольховке.
Плотина на реке Ольховке.

Плотина на реке Ольховке возле улицы Колмогорова – один из самых любопытных и в то же время малоизвестных памятников архитектуры Екатеринбурга. До недавнего времени ее подпорная стенка со стороны Ольховки даже видна была плохо – она утопала в дикой поросли. Но сейчас деревья и кусты вырубили, а саму стенку готовят к восстановлению: рядом растёт большой жилой комплекс, и Ольховский пруд стал частью его благоустройства.


Вместе с этим плотина на реке Ольховке оказалась интересна молодым архитекторам. Так, студентка кафедры истории искусств и реставрации УрГАХУ Любовь Щербакова, изучив памятник и архивные материалы, разработала эскизный проект реставрации подпорной стенки плотины – и одновременно превращения самой заброшенной плотины в современное общественное пространство.



Эскиз отреставрированной подпорной стенки плотины.
Эскиз отреставрированной подпорной стенки плотины.


– Поработать с таким необычным объектом, как плотина, мне предложил Михаил Венидимович Голобородский, заведующий кафедрой, – рассказывает автор проекта. – Самое сильное впечатление, которое остаётся после выхода на объект сегодня, – это запустение, умирание, безысходность. Тем не менее подпорная стенка удерживает земляной вал, а сама плотина продолжает работать – образует Ольховский пруд и регулирует уровень воды в нём.


Красным отмечено место, где находится плотина.
Красным отмечено место, где находится плотина.


Чтобы зафиксировать и оценить исходное состояние плотины, были проведены архитектурно-археологические обмеры и сделаны фото – в проект вошло около 100 снимков. Сама плотина "родом" из первой четверти ХIX века. Построили её изначально для открытого в 1821 году Мариинского золотого прииска, и впоследствии под ней "мыли" золотоносный песок. В XIX веке – первой половине ХХ века плотина входила состав архитектурного ансамбля – так называемой Генеральской дачи (название появилось во второй половине XIX века) – летней резиденции генерала Глинки, главного начальника заводов Уральского хребта.


Фото С. М. Прокудина-Горского. Плотина на р. Ольховке у Генеральской дачи около Екатеринбурга. 1909 г.
Фото С. М. Прокудина-Горского. Плотина на р. Ольховке у Генеральской дачи около Екатеринбурга. 1909 г.


– В первую очередь необходимо спасать подпорную стенку плотины, – отмечает Любовь. – Эрозия неукреплённых склонов, изменение вертикальной планировки улицы Колмогорова, земляные работы по прокладке подземных коммуникаций вблизи подпорной стенки привели к повышению уровня земли на участке, прилегающем к подпорной стене от 0,5 до 3 метров. Исторические бутовые и кирпичные конструкции оказались частично или полностью скрыты под землёй. Каменная кирпичная и бутовая кладки переувлажнены, выветривается и вымывается известковый раствор, поэтому одним из главных условий сохранения памятника является понижение уровня земли. А если понизить отметку, выполнить гидроизоляцию, отмостку и цоколь, то это поможет сохранению подпорной стенки.


Современное фото подпорной стенки. Переложены лицевые ряды кирпичной кладки арок, утрачены детали портиков, кирпичная кладка оштукатурена позднейшим цементно-песчаным раствором. Кладка намокает и разрушается.
Современное фото подпорной стенки. Переложены лицевые ряды кирпичной кладки арок, утрачены детали портиков, кирпичная кладка оштукатурена позднейшим цементно-песчаным раствором. Кладка намокает и разрушается.


Кирпич разрушают осадки и соприкосновение с влажным грунтом, но кроме этого, в 50-х годах ХХ века здесь провели ремонт и при восстановлении кирпичной кладки использовали цементно-песчаный кладочный раствор и штукатурку. Эти материалы тоже стали разрушающим фактором – если сейчас, например, попытаться отколоть от колонны кусок штукатурки, то он отделится вместе с лицевым слоем кирпича.


– Важными элементами конструкций являются кованые перемычки и затяжки, разрушаемые коррозией. Штыри, петли и хомуты затяжек по большей части утрачены, что уменьшает несущую способность конструкций, – рассказывает автор проекта.


Благодаря кованым деталям не обрушиваются антаблементы (верхние части портиков).
Благодаря кованым деталям не обрушиваются антаблементы (верхние части портиков).


Историческая металлическая кровля и карнизы подпорной стенки плотины сейчас утрачены. Во время ремонта в 50-х кирпичные арки, антаблементы (верхние части) некоторых портиков и другие элементы подпорной стенки уже восстанавливали – но использовали при этом кирпич другого размера, и это исказило исторический облик. Впрочем, и эти "доделки" сейчас тоже разрушаются.


Арки по проекту предполагается вернуть к прежнему виду, восстановив, например, над портиками и подпорной стенкой карнизы и кровлю, которая защитит колонны и другие выступающие части от разрушения. Предлагается восстановить замковые камни – клинообразные элементы в вершинах арок, их важный конструктивный элемент.


Летаем над новой Плотинкой: студенты-архитекторы придумали, как оживить старинный мост на Ольховке


В конце ХХ века земляной вал плотины расширили в несколько раз – с 6–14 до 36 метров. И одним из самых важных элементов проекта благоустройства является перенос нынешней проезжей части, проходящей по плотине дороги, дальше от подпорной стенки – и понижение высоты гребня плотины.


– С одной стороны, такие меры уменьшат нагрузки на историческую стену, позволят убрать позднейшие конструкции и восстановить утраченные, а с другой стороны, здесь можно будет расширить тротуар, проложить велодорожку и сделать озеленение, – рассказывает автор проекта.


Существующий вид плотины сверху.
Существующий вид плотины сверху.


По проекту дорога переносится ближе к пруду, над фасадом подпорной стенки появляется пешеходная прогулочная зона, а между тротуаром и проезжей частью, в озелененной общественной зоне, даже вода "открывается". Таким образом обозначается исторический габарит земляного вала.


Такой плотина должна стать по проекту: дорога переносится к пруду, у подпорной стенки появляется тротуар и озеленение, а между ними видна вода.
Такой плотина должна стать по проекту: дорога переносится к пруду, у подпорной стенки появляется тротуар и озеленение, а между ними видна вода.


И, наконец, самые эффектные предложения касаются "прореза" плотины – места, где проходит вода. Сейчас его оформляет массивная бетонная конструкция 1991 года. По проекту она, конечно, должна исчезнуть.


Речь о бетонной "норе", через которую сейчас идёт вода.
Речь о бетонной "норе", через которую сейчас идёт вода.


Вместо этого предлагается раскрыть или воссоздать исторические бутовые стены прореза, срубные части и ледорез, затворы, когда-то регулировавшие поток воды, но уже в виде модели, сливной лоток и мост над прорезом из современных материалов. При этом механизмы предполагается "открыть" для обозрения. Сейчас в этом месте, разумеется, никто пройти не может, потому что в бетонном прорезе течёт вода – и все. Однако автор предлагает создать пешеходную зону внутри самой плотины.


Ради этого проходящий под конструкцией поток воды – между дорогой и историческим земляным валом – "раскрывается", а к воде устраиваются спуски. Под плотиной вдоль потока воды запроектированы тротуары. Таким образом, пространство тут становится "сквозным" – с берега реки можно выйти на набережную Ольховского пруда, не переходя проезжую часть поверху.


Вот примерно такая пешеходная зона.
Вот примерно такая пешеходная зона.


Вид на парк из прореза плотины.
Вид на парк из прореза плотины.


Предполагаемый вид перехода внутри плотины.
Предполагаемый вид перехода внутри плотины.


– Ниже плотины на историческом месте предлагается построить мост, выполнить лестницы для спуска к подпорной стенке в виде реплики на проходившую в этом месте в XIX веке дорогу и таким образом соединить два берега. На данный момент мост через речку ниже плотины находится в 240 метрах, – отмечает Любовь.


И вот таким образом на примере одной плотины на маленькой речке в проекте реализуется градостроительная "голубая мечта" Екатеринбурга – чтобы можно было, не пересекаясь с автомобилями, просто пройтись по берегу пешком.


Дипломная работа была выполнена под руководством старшего преподавателя Александра Есакова.
Дипломная работа была выполнена под руководством старшего преподавателя Александра Есакова.