Женщина обратилась к омбудсмену.
Женщина обратилась к омбудсмену.

– Мне говорят, что колесо уже закрутилось и ничего нельзя сделать. Я боюсь остаться на улице и лишиться дома, который я сама построила, – рассказывает со слезами свою историю индивидуальный предприниматель.


В прошлом она была бизнесвумен, а теперь она на пенсии один на один с огромным кредитом и самосвалом. Женщина попросила не называть её имя и фамилию: говорит, что в пригороде Екатеринбурга, где она сейчас живёт, про неё и так все соседи знают. Знают, что на её дом наложен арест.


Всё началось в 2014 году. Женщина взяла кредит в 3 500 000 рублей. Деньги пошли на новенький самосвал, с помощью которого она планировала развивать свой бизнес.


– В июне я взяла этот кредит под 12,25% на 5 лет. Муж, конечно, был категорически против. Машина нужна была для грузоперевозок. Сам самосвал стоил 2 900 000Женщина взяла кредит в 3 500 000 рублей. рублей, плюс КАСКО, плюс новые колёса. И ещё единовременную комиссию банку в 90 000 рублей, – вспоминает она. – Оформили всё под залог нашего единственного дома. Обещали в банке, что потом с него снимут обременение. Но не сделали этого.


Кредит в УБРиРе дали под залог двухэтажного кирпичного дома – 245 "квадратов" со всеми коммуникациями и земельным участком 12 соток.


А это тот самый МАЗ, который разрушил женщине спокойную жизнь.
А это тот самый МАЗ, который разрушил женщине спокойную жизнь.


Как бы то ни было, бизнес, что называется, не пошёл: уже в первый месяц самосвал попал в аварию: в грузовик врезался Mercedes. Вины водителя не было, но грузовик на время выбыл из строя. Машину починили, страховщики возместили убыток, но тут новая напасть. Водитель на этом же самосвале протаранил жилой дом в Среднеуральске. Мы про это эпичное ДТП в 2015 году писали. Тогда МАЗ снёс одну из комнат деревянного дома, а приехавшие сотрудники ГИБДД заподозрили, что водитель был под действием наркотиков. А горожанка говорит, что сама не ожидала, что сотрудник окажется таким неблагонадёжным.


Этот самосвал отметился в 2015 году в Среднеуральске. Водитель снёс часть жилого дома.
Этот самосвал отметился в 2015 году в Среднеуральске. Водитель снёс часть жилого дома.


– Я осталась одна, но я сама работала, крутилась. Платила банку исправно год по 100 000 в месяц. Потом эта авария в Среднеуральске, представляете, что я пережила? Ладно, муж тогда нашёл мне деньги. Сами отремонтировали машину. Потом у нас начались весовые проблемы с ГИБДД (проблемы из-за перегруза. – Прим. ред.), – рассказывает собеседница. – Но невыгодно было возить, если 20 тонн не погрузишь груза. Почему тогда машины выпускают рассчитанные на такой вес? Я даже сама ездила с водителями, чтобы всё контролировать. Если, к примеру, два раза в Богданович съездить, на солярку уходит 10 000 рублей. Вычитаем зарплату людям, налоги. С рейса оставалось 5 000 рублей. Но мы и этому были рады. А если ещё колесо лопнет – это минус 18 000 рублей.


Уже в 2015 году стало понятно, что предприниматель не рассчитала свои силы: ни получить прибыль, ни выплачивать кредит за приобретённый грузовик женщина не в состоянии. А УБРиР начислил за просрочку выплат многотысячные штрафы и подал на неплательщицу в суд.


Доводы женщины для суда.
Доводы женщины для суда.


Решение суда – взыскать 4 200 000 рублей с должницы, обратив взыскание на предметы залога – дом, участок, грузовой самосвал. Притом, что больше миллиона женщина выплатила за год, пока у неё была возможность платить. Потом она продавала личные вещи. Но нужной суммы на ежемесячный платёж всё равно не набиралось. А её дом сейчас выставлен на торги.


Денег ни на то, чтобы расплатиться с банком, ни на то, чтобы выкупить своё имущество на торгах (оценено оно, надо сказать, весьма скромно по сравнению с рыночной стоимостью: судебная оценка дома – 3,2 миллиона рублей, в то время как его рыночная, по оценке женщины, составляет около 5 миллионов), у теперешней пенсионерки нет. Зато есть большая доля вероятности остаться на пенсии без единственного жилья, поскольку вырученные от продажи деньги уйдут на погашение долга по кредиту. Женщина говорит, что денег с продажи дома не хватит даже на однокомнатную квартиру. При этом независимая экспертиза оценила дом вместе с землёй на 8 миллионов рублей, а самосвал на 2 миллиона 143 тысячи рублей (копии актов оценки есть в редакции).


– Я потеряла здоровье. Заработала сахарный диабет. Они теперь всё хотят у меня забрать: и дом, и самосвал, – говорит женщина. – При этом все соседи в курсе, что дом арестован.


В УБРиРе нам прокомментировали ситуацию с клиенткой и рассказали, что уже было несколько судов.


– В отношении указанного должника вынесено решение Арбитражного суда Свердловской области о взыскании задолженности в общем размере более 4,2 млн руб., а также обращено взыскание на заложенное имущество (грузовой самосвал МАЗ, а также жилой дом). Законность и обоснованность судебного акта подтверждена постановлениями апелляционной (Семнадцатый арбитражный апелляционный суд) и кассационной (Арбитражный суд Уральского округа) инстанциями, – пояснил Е1.RU начальник управления проблемными активами УБРиР Дмитрий Шалеев. – В ходе рассмотрения судебного дела проводилась судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества. Начальная продажная стоимость заложенного имущества определена судом с учётом проведённой судэкспертизы. В сентябре 2017 г. в отношении указанного должника возбуждено исполнительное производство.


В банке говорят, что вели с клиенткой длительные переговоры по урегулированию проблемной задолженности.


– С мая 2015 года должник не осуществлял каких-либо платежей в погашение задолженности по кредитному договору. По нашему мнению, вынесение должником в публичное пространство информации о якобы имеющихся фактах злоупотреблениях банка по отношению к незащищенному субъекту предпринимательской деятельности связано только с тем, что банк получил исполнительный лист на принудительное взыскание задолженности, в том числе за счёт заложенного имущества, – высказали свою позицию в банке.


Женщина говорит, что сотрудники банка навстречу не шли, а наоборот запугивали, что, если она куда-то обратится, то "ей накинут ещё проценты". Но в УбриРе эти обвинения не подтверждают. Говорят, что со всеми клиентами по поводу возврата образовавшейся задолженности общаются "предельно корректно".


На вопрос, почему женщине дали кредит под залог единственного жилья, в банке ссылаются на законодательство.


– Согласно статье 30 Жилищного кодекса РФ, собственник жилья имеет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на правах собственности жилым помещением. В данной ситуации клиент воспользовался своим правом и распорядился принадлежащим ему жилым помещением, передав его в залог банку в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору по программе кредитования малого среднего бизнеса с залогом. При этом оценка заемщика и предмета залога проводилась банком в соответствии с утвержденной методикой, принятой в соответствии с действующим законодательством и требованиями ЦБ РФ. Таким образом, принятие в качестве обеспечения по договору (залог) единственного жилого помещения заёмщика не противоречит требованиям закона.


В УБРиРе отмечают, что шансы разрешить ситуацию без продажи дома есть, если женщина найдёт деньги на погашение кредита.


Накануне она пришла на приём к уполномоченному по правам человека Татьяне Мерзляковой, которая пообещала помочь. Долг перед банком всё равно придётся закрывать.


– Платить банку всё равно придётся. Нам бы очень хотелось, чтобы её дом был продан чуточку подороже, чтобы ей хватило на какое-нибудь жильё, а не только раздать долги. Мы попросили, чтобы её принял главный судебный пристав Владимир Осьмак. Приставы в таких случаях выставляют жильё на торги, чтобы быстрее продать, – пояснила Е1.RU Татьяна Мерзлякова. – У меня совет всем, кто занимается бизнесом: не рискуйте так, не закладывайте единственное жильё. У многих сложилось ошибочное мнение, что единственное жильё не забирают. Это применительно к государству. Но наши банки беспощадны. Я констатирую этот факт. Ко мне в день в среднем приходят по 2 человека, кто оказался в тяжёлой жизненной ситуации и нужно выплачивать кредит. Тех, кто заложил своё единственное жильё, немного. Но мы сейчас будем бороться, чтобы она сама смогла продать свой дом. Дом-то ведь красивый. Место хорошее. Мы попросили приставов дать ей 2,5 месяца, чтобы она смогла продать дом. Если не успеет, попросим ещё отсрочку. Будем надеяться, что всё у нас получится. А остальных прошу: не рискуйте так. Понимаю, что есть поговорка: кто не рискует, тот не пьет шампанского. Но рисковать нужно с умом.