В кабинете Мирославы Осиповой висит фотография с автографом Дмитрия Хворостовского.
В кабинете Мирославы Осиповой висит фотография с автографом Дмитрия Хворостовского.

Фониатр из Екатеринбурга Мирослава Осипова много раз лечила связки Дмитрию Хворостовскому, когда он приезжал с концертами на Урал. В последний раз они общались за месяц до того, как певцу поставили страшный диагноз – рак, но никаких симптомов тогда не было видно. По словам Мирославы Сергеевны, все знакомые Хворостовского были уверены, что он справится с болезнью, но этого, к сожалению, не произошло – певец умер на 56-м году жизни. Публикуем воспоминания врача из Екатеринбурга об общении с мировой звездой.


Это был потрясающий человек. В нём было всё, что мы вкладываем в понятие "человек", когда говорим о том, с кем хотели бы общаться. Он был совершенно без пафоса, со всеми открытый, часто рассказывал анекдоты, шутил.


Когда мне в первый раз позвонили и сказали, что надо помочь Дмитрию Хворостовскому, я ехала с сыном за город, но тут же сказала: "Мы разворачиваемся!" И думаю: "Как же меня пустят, я же не договорилась ни с кем, там ведь, наверное, охрана!" Но, когда зашла в Филармонию со служебного входа, меня никто не остановил, ничего не спросил, я спокойно прошла в гримёрку. А там потрясающая атмосфера – он стоит с оркестрантами, певцами, разговаривают, шутят, как будто давно знакомы. Когда он приезжал, никогда не было такого, чтоб закрытая дверь, куча охранников, как это бывает у других звёзд.


Это на самом деле мировая звезда с мировым поведением. Звезда, которая согревала всех вокруг себя, а не создавала ажиотажа вокруг себя. При первой встрече с ним у меня было ощущение, что я очень много лет его знала и он всегда жил в моей душе, а тут мы просто встретились наконец. Потом мы не раз встречались с ним в разных ситуациях, и это всегда сопровождалось какой-то шуткой. Эти встречи для меня были самыми приятными из всех встреч со звёздами, кого я знаю.


Я видела его за месяц до того, как стал известен диагноз – рак, но я даже никаких симптомов не заметила. Всё было очень неожиданно. Я знала, что он борется с болезнью, но не хотела его беспокоить, не звонила, хотя могла бы. Но что тут скажешь – и так понятно, как он себя чувствовал. Все знали, что у него рак, но думали, что он вытянет…


Когда Хворостовский приезжал, мы делали с ним обычные процедуры с горлом, никаких серьёзных болячек у него не было. Иногда сопровождала лёгкая простуда, и всё. Такие певцы очень бережно относятся к своему голосу. Чаще нужно было просто посмотреть и сказать, что всё замечательно, дать каких-нибудь витаминок и всё.


Очень жалко, он был замечательный человек. Это настоящая потеря для всех.