поиск:    
  Бесплатная почта на E1.ru почта @E1.ru:  (регистрация)
пароль:

 
переход:  

Отдых
Отдых
Екатеринбург Онлайн
Сервисы:  Фотоальбомы,   Рестораны, кафе,   Рецепты,   Бизнес-ланчи  |  Новости:  Отдых  |  Публикации:  Кругосветка,   Красная Бурда,   Кинокритик,   Гороскоп,   Книги говорят,   Случайные мысли  |  Каталог:  Турфирмы,   Пейнтбол,   Сауны,   Бани,   Загородный отдых,   Товары для спорта и отдыха  |  Форумы:  Клубная культура,   Отдых и путешествия,   Спортивные



  Кругосветка  
 

Недавно вернулись из путешествия, и не знаете, с кем бы еще поделиться впечатлениями? Снабдите свой рассказ фотографиями и присылайте нам на почту. Самые интересные работы будут опубликованы!



  Архив статей  
 

2018
февраль  март 

2017
декабрь 

2016
июнь 

2015
январь  март  ноябрь 

2014
январь  февраль  март  апрель  май  июнь  июль  ноябрь 

2013
январь  февраль  март  апрель  май  июнь  июль  август  сентябрь  октябрь  ноябрь  декабрь 

2012
январь  февраль  март  апрель  май  июнь  июль  август  сентябрь  октябрь  ноябрь  декабрь 

2011
январь  февраль  март  апрель  май  июнь  июль  август  сентябрь  октябрь  ноябрь  декабрь 

2010
январь  февраль  март  апрель  май  июнь  июль  август  сентябрь  октябрь  ноябрь  декабрь 

2009
январь  февраль  март  апрель  май  июнь  июль  август  сентябрь  октябрь  ноябрь  декабрь 

2008
январь  февраль  май  июнь  июль  август  сентябрь  октябрь  ноябрь  декабрь 

2007
апрель  июль  август  сентябрь  октябрь  декабрь 




  E1 > Отдых > Кругосветка  
 
06 сентября 19:41

Бирманские заметки

Денис Ладейщиков

Из дневников
Бирма. Четыре дня в Багане

Продолжение. Начало

Вторые сутки вставания среди ночи давали о себе знать дикой усталостью, поэтому мы на скорую руку приняли кто душ, кто ванну, и завалились спать. Баган стоял 1000 лет – и совершенно спокойно мог простоять еще немножко до начала нашего им восхищения. А вот наши силы были совершенно на исходе и требовали экстренного пополнения.

Продрыхли мы часа 4, наверное – к моменту пробуждения как раз наступило время обеда, которое мы решили совместить с развед-прогулкой по городку. Городок – это, конечно, очень громко сказано. Нью-Баган – это деревня, и не более того. Через нее ниточкой проходит асфальтированная дорога, идущая с севера на юг вдоль реки, от нее отходят в сторону несколько худо-бедно заасфальтированных же улочек – вот и все. Процентов на 50 Нью-Баган состоит из домиков-гостиниц и небольших отельчиков, никаких крупных учреждений в нем не замечено. Есть почта, крохотная, принимающая–отправляющая письма и открытки, но не посылки; есть небольшие ресторанчики, размазанные по всей территории; есть более-менее большой (по площади) ресторан на самом обрыве у Ирравади с идиллическим видом на реку и стоящие за ней горы. Его размеры и полное отсутствие клиентов днем нас сначала немного удивило – но, с другой стороны, днем все туристы все равно шастают по храмам, так что кого там было ждать? Вот вечером зато туда соваться вообще бесполезно: ресторан занят спецобслуживанием организованных групп туристов, коих туда свозят автобусами; у них свое предустановленное меню и никто персонально вас обслуживать не будет. А больше, собственно, там ничегошеньки в деревне и нету. Никакой ночной жизни – с закатом цивилизация прячется в дома или доедает в ресторанах ужин, идти некуда и делать просто нечего. Можно, конечно, пойти попинать бродячих собак – но вряд ли они это оценят. Правда, гостеприимные бирманцы в одну ночь нас порадовали концертом в честь посвящения местной молодежи в монахи – с 12 ночи до 6 утра на все три деревни (старый Баган, Нью-Баган, Няун-У – прим. ред.) через матюгальники гремели заунывные мелодии и бренчали некие струнные инструменты, без ритма и рифмы, а на следующую там же была устроена дискотека с бирманским же репертуаром. Тут мы почувствовали на своей шкуре, что такое запрет в стране на исполнение иностранных песен, тусовка же пела и плясала уже с полуночи до 8 утра.

Культурное просвещение

Наш отельчик находился в непосредственной близости от Т-образного перекрестка, на котором имелся пост местного ГИБДД – об этом тоже надо рассказать отдельно. Поскольку никаких светофоров в такой глуши не имеется вообще, в населенных пунктах почти все такие перекрестки снабжены отрядом бездельников, которые следят за дорожным движением (20 машин в час, не больше, наверное). Выглядит это так: на главной дороге в месте примыкания второстепенной стоит эдакий киоск ГИБДД, на котором нарисованы круги красного, желтого и зеленого цветов (это, типа, светофор), и каждый цвет снабжен кратким комментарием на бирманском. Когда к перекрестку одновременно по обеим дорогам приближается транспорт, ГИБДДшник достает свой свисток и со всей дури в него свистит. В зависимости от того, насколько ему скучно, он может еще при этом попрыгать у дороги и помахать руками. Свист служит сигналом обеим машинам о помехе сбоку или впереди – и они сбавляют ход. После этого «светофор» уходит туда, где сидел, и ждет следующую пару машин… Такая вот мега-идея по повышению безопасности дорожного движения.

Передвигаться среди храмов Багана было решено на велосипедах – надо было попробовать и саму экзотику езды на велике в чужой стране, да еще в середине февраля, да и так, независимость передвижения выше, и маневренность.

На утро так и поступили – проснулись пораньше, около 8, позавтракали в гостиничке (тут хотя бы подавали омлет и целую тарелку папайи и ананаса, помимо чая и тостов), взяли велосипеды в отеле (3000 чатлов на день), сделали круг почета по двору – чтобы хотя бы вспомнить, как вообще педали крутить, и приноровиться к управлению. Техника, конечно, древняя, но ездить было можно; неприятности доставлял только песок, которым были завалены края асфальтированной дороги – велик в нем увязает напрочь.

Останавливались фотографироваться у храмов, наверное, каждые метров 200. Кроме этого, невозможно было не снимать периодически проходящие автобусы с оборудованными обезьянниками на крыше – для проезда пассажиров на свежем воздухе, всяческие реликтовые грузовички чуть не на дровяной тяге, и прочие удивительные транспортные средства.

Описать впечатление от храмов Багана невозможно так же, как и от Шведагона. Это может быть только зрительным ощущением, всю величественность которого на слух представить невозможно. Две тысячи двести храмов, разбросанных по долине отдельно и кучками, самых разных форм и стилей (от ступенчатых и усеченных пирамид до многоярусных ступ со множеством шпилей), в разной степени запущенности и отреставрированности; обычных и виденных везде в Азии – и совершенно не похожих ни на какие другие. С дороги, конечно, видишь только то, что поблизости, но вот когда мы забрались на один из ступенчатых храмов – вот там, буквально, «в зобу дыханье сперло…».

Велосипедная наша прогулка продлилась всего пару часов. Мы планировали покататься до большой жары, чтобы не сгореть на злом обеденном солнце (а это было делом нехитрым: в отличие от Бангкока, где никакой загар не лип вообще даже без крема, здесь рука, высунутая на открытое окно в машине, получила ожог за полчаса езды!), но было не суждено. Где-то километра за 3 от нашего Нью-Багана произошло ЧП: мы припарковались у небольшой развилки у симпатичной группы из нескольких чеди, я пошел фотографировать, а Женька стоял с велосипедами в тени (почему-то он от езды по небольшим горкам вымотался гораздо больше меня). Когда я вернулся, до него уже домогался какой-то контрабандист, предлагавший задешево купить рубины и прочие драгоценности – «рубины» выглядели как потроха дешевой брошки (и скорее всего, ими и были). Контрабандиста послали нафиг; парковка же на обочине прошла для меня без последствий, а вот Женька через минуту после старта обнаружил, что заднее колесо у него спущено напрочь, и ехать он больше не может. Пришлось срочно искать местный сервис – благо, торгаши сувенирами подсказали, что буквально в километре от места происшествия, рядышком с археологическим музеем Багана есть возможность починить колесо. «Возможность» оказалась кустарем-одиночкой у дороги, имевшим в наличии заплатки на шины, и горшок с водой для нахождения дыр.

За ремонт мы в конечном счете отдали 1 доллар и 200 чатлов сверху, и решили ехать обратно в нашу деревню – при таких расценках и дышащих на ладан велосипедах не было смысла продолжать. Лошадь и повозка – оно все-таки практичнее, и колючки ей не страшны, и ремонтировать нам лошадь не придется, ежели чего.

Велосипеды мы сдали обратно в гостиницу, сказав, что сыты ими по горло – и никто и не возражал против получения лишь половины суммы за прокат. Правда, мы еще не знали, где мы будем брать лошадь – я не мог припомнить, чтобы где-то в наших Нью-Васюках попадались прокатные пункты, зато очень четко вспомнил, что видел такой в старом Багане. Переться туда в обед несколько километров никакого желания не было, поэтому я предложил выдвинуться по дороге и заглянуть в виденный метрах в 200 от нашей гостиницы «туристический информационный центр». Он представляет собой небольшую избушку, обнесенную зачем-то колючкой; там дежурят 2-3 тетки, готовые ответить на глупые вопросы иностранцев и дать дежурную же справку. Я объяснил им, что нам треба, и минут через 15 прямо к крыльцу была подана карета на две персоны, с бортовым номером 200.

Устройство повозки нас изрядно повеселило: в наличии имелось зеркало заднего вида, лошадь была снабжена брезентовым мешком под лошадиные яблоки – чтобы не заваливать ими и без того несчастную дорогу, а длинный кривой прут, которым водила иногда лошадку подстегивал, оказывается, выполнял еще и функции клаксона: более толстая его часть в экстренных случаях изящно совалась в спицы колеса повозки и производила нехилый треск. Зато обзор с высоты повозки гораздо лучше, чем с велосипеда – все-таки, и дальше видно, и больше.

Водила повез нас уже езженой на великах дорогой – но, чуть не доезжая до археологического музея, свернул в сторону на обзорную площадку. Оказалось, площадка – это не место само по себе, а храм, на который можно взобраться и обойти его по круговой балюстраде. Храм внутри практически пустой, за вход ничего платить не надо. На полу там сидят несколько девчонок-продавщиц картин, не особо приставучих, зато полезных: они покажут, где в стене запрятан лаз наверх, да еще фонариком посветят – ибо там ужасно темно. Лаз не имеет окон, поднимается в стене по диагонали из нижнего угла в верхний, и на самом верху разворачивается на 180 градусов. Подъем очень крутой, а ширина прохода как раз такая, что я своими широкими плечами еле там вписывался. Разворот – это вообще кошмар, потому как разворотная площадка нифига не шире самого лаза, а ступеньки идут в обоих направлениях. Чувствуешь себя ершиком в печной трубе (да так оно и есть – тебя окружает кирпич, да еще местами прогорелый или в саже, в следах давнишних пожаров, уничтоживших город много лет назад). После дымохода оказываешься на нижнем ярусе храма, можно и нужно подняться еще на 2 уровня. Руки-ноги, конечно, перемажешь вездесущей тамошней красной пылью, но, поверьте, оно того стоит! Когда перед нами во всей красе открылась панорама Багана, мы только и смогли, что сделать глубокий вдох – и забыли выдохнуть… Как было написано на одном из сайтов путешественников, «что можно смотреть в Багане? Храмы, храмы и храмы… и еще много храмов». Тут они были уже все – насколько мог разглядеть глаз… Долина более-менее ровная, поэтому обзор великолепный. Если обходить площадку по часовой стрелке, начиная с сектора реки, то сначала в глаза бросается все тот же Археологический музей – огромное здание с крышей в бирманском традиционном стиле, с пумпушечками и завитушечками; далее замечается когда-то белый храм в форме усеченной пирамиды (это что-то ближе к лаосской храмовой архитектуре, если я не ошибаюсь), а потом глаз буквально застревает на вновь возводимом дворце. Водила говорил, что там будет что-то навроде дворца-музея о прошлой жизни Багана – ну, не удивительно, зато конструкция выглядит интересно и вполне себе «внушает». А дальше глазам уже просто тяжело – от храмов и просто ступ и чеди буквально рябит… Снимать можно бесконечно, потому что облизать в профиль и анфас каждую постройку просто немыслимо. Можно только составлять более-менее удачные композиции из увиденного, а объять это все одним махом и вовсе нереально. На некоторых храмах виднеются следы реставрации или какой-никакой поддержки текущего состояния; где-то сверкают позолотой шпили, где-то есть восстановленные части башенок (или полностью новые) – они заметно отличаются цветом и состоянием. Но в абсолютном большинстве, конечно, это просто кирпич (но постройки от этого не менее шикарны), который открыт солнцу и всем ветрам времени… Так же со всех обзорных площадок нельзя не заметить огромную цилиндрическую башню, с пагодой на крыше. Это – очередной новодел, построенный где-то в 1990х, тоже что-то навроде исторического музея. Как сообщают путеводители, «музей представляет уникальное собрание предметов старины, а здание снабжено отличными панорамными лифтами, дающими прекрасный обзор местности». Не знаю, где они там эти лифты обустроили – потому что по стене башни идет спиральный подъем наверх. Спишем это на тонкости перевода. Вход на смотровую площадку, кстати, аж 10 баксов стоит – форменное издевательство и грабеж, особенно если учесть, что туда еще ехать долларов 5 в один конец. Зато эту башню с самолета видно, когда к Багану подлетаешь.

После обзорной площадки, на той же лошадиной тяге, мы доехали до пристани Багана – общий путь из Нью-Багана составил километров 7, с постоянными пробежками до ближайших храмов и фотографированием. Пристань – это, конечно, громко сказано: несколько лодок, мешающихся друг другу у берега, да несколько немаленьких посудин с щебнем – вот и все речное движение. Ввиду наличия у пристани небольшой то ли пагоды, то ли форта (наличествовали вездесущие шинзы, маковки с колокольчиками – и зубья на краях уступов, коими конструкция спускалась к реке с обрыва), мы снова подверглись нашествию варваров с открытками и сувенирами. Особым разнообразием побаловать они не могли – открытки такие же, как и везде, и цены такие же задранные. Зато вот небольшая площадь у пагоды вполне могла бы называться Дровяной – по периметру ее стояли, с позволения сказать, киоски (с плетеными стенами и соломенными крышами), и почти все они торговали дровами… Вообще, дровишки у них, похоже, самый ходовой товар – зимой, как-никак, да еще в горах, все же прохладно. Утром градусов 14 было, пар изо рта заметен был, пусть даже через 3 часа прогревалось до стандартных 30 и более градусов жары… Продолжая тенденцию, мы ожидали неподалеку увидеть и Сенную площадь, но взамен этого мы отвернули от реки, проехали мимо некоего «Культурного центра и выставочного зала», больше походившего на домашнюю тюрьму, и оказались у храма Ананда.

Храм этот действующий, внутрь можно зайти. Необычность его заключается в том, что вокруг «сердцевины» у него внутри два периметра – две галереи, стены которых усыпаны нишами со статуэтками Будды. А у сердцевины, в нишах, на 4 стороны света смотрят огромные статуи Будды, все 4 совершенно разные и непохожие друг на друга. Я немного подслушал экскурсию какого-то гида – он читал ее англичанам, на довольно неплохом английском, и узнал довольно любопытную вещь об одной из статуй. При рассмотрении ее с различного расстояния лицо Будды меняет выражение: издалека он благосклонно улыбается, но если подойти близко, то начинает хмуриться, а если совсем близко – смотрит с осуждением. Вот такая вот мораль от строителей храма – не лезь слишком близко к Богу, и не кидайся к нему в самые ноги, иначе его любовь сменится на гнев…

Вход в храм – это длинная крытая галерея, вся уставленная сувенирными лотками – торгаши и там пытаются впарить все, что только можно. Видимо, торговля на самом входе в храм предосудительной не считается…

О сувенирах надо сказать отдельно, ибо они того заслуживают. Главный бирманский сувенир – это изделия laquerware, то бишь, всякие лакированные штучки. Шкатулки, сундучки, ларцы, подносы, панно – все, что можно сделать из дерева и лака. Но на нашу хохлому это никоим боком не похоже – ни цветом, ни стилем, ни технологией. Последняя вообще не имеет аналогов в мире, ибо каждое изделие является плодом многомесячного технологического процесса. Как уж там обрабатывается дерево – это вряд ли интересно, а вот дальше начинается изюминка: лак наносится множеством слоев, каждый из которых отдельно сушится, и имеет определенный цвет. Итоговое оформление безделушки – это многоцветная картина из тонких линий, полностью покрывающая своим узором поверхность, внутри же шкатулки и емкости как правило, сплошного ровного черного цвета. В любой лавке глаза разбегаются – некрасивых изделий нет, вопрос лишь выбрать именно то, что больше всего западет в душу, и, желательно, чтобы при этом оно не было с полстола размером и весом в 50 кг – иначе в самолет не пустят. Традиционный узор на изделиях – это обычно затейливый орнамент красно-коричневого, синего или зеленого цветов на черном фоне, окружающий либо околорелигиозные картинки, либо изображения зверушек, реальных и мифических. Причем, «лаковея» делится на два вида – старинную и современную. Отличить легко – изготовленное в старинном, классическом варианте имеет строгий тонкий и богатый рисунок, современный стиль – более свободный, не такой строгий, рисунок там совсем не тонкий, а цвета несколько аляповатые.

Второе направление – изделия из конского волоса, так же лакированные. Как они его там уматывают и трамбуют – неизвестно, но получаются довольно забавные чашечки и блюдца, которые можно мять и гнуть. Они гибкие, и в то же время прочные и в огне не горят, что очень любят демонстрировать торговцы, обводя по ним горящей зажигалкой.
Цены на сувенирку разнятся везде незначительно. Явно имеется сговор продавцов – ниже такой-то цены не продавать, и цена так же явно включает предубеждение о том, что покупатель все равно будет зажратым европеоидом, и добавить десяточку баксов неснижаемой наценки к цене – святое дело. Мелкие штучки типа тех же чашечек и блюдечков из конского волоса можно уторговать до 1 бакса за штуку (начиная с 3 уе), мелкие поделки лаковея (фигурки зверушек и прочее) сбиваются до 3 долларов, шкатулки-новоделы стоят от 5-7 за средний размер, в традиционном исполнении – минимум 10 долларов за самую маленькую, подносы – тоже 5-10 долларов в зависимости от размера и стиля. Любой продавец охотнее всего будет сбрасывать цену, когда берешь несколько изделий – поэтому бегать от лавки к лавке в поисках цен пониже и покупать в каждой по одной вещице совершенно неразумно. Лучше потратить сразу 40-50 долларов, но набрать всё и для всех, и закрыть сувенирный вопрос разом – главное, найти магазинчик с выбором побогаче, чтобы было где порыться. Так же стоит иметь в виду, что обычно на витрине далеко не все, что может предложить магазин, и «такой же, но с перламутровыми пуговицами» может дожидаться именно вас, но где-нибудь в загашнике.

Гора Попа и рассказ о том, почему в Бирме все так плохо

Краткая вводная

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Попа— потухший вулкан в Мьянме, видимый при хорошей погоде за 60 км. Высота пика 1518 м. Последнее извержение было в 442 до н. э..
С горы Попа виден старый город Паган. C другой стороны горы виден глубокий каньон 914 м глубиной. К юго-западу от горы находится вулкан Таунг Калат высотой 737 метров, который иногда также называется «гора Попа». На вершине горы находится буддийский монастырь.
Гора Попа считается наиболее известным и мощным святилищем духов (натов) в Бирме. Считается, что при посещении горы Попа не следует одеваться в красную или чёрную одежду и приносить с собой мясо, чтобы не раздражать натов.
Гора Попа — оазис, на горе находится более 200 источников, вокруг растёт много деревьев и трав в плодородной вулканической почве.
Лестницу на гору построил буддийский монах У Кханди.


Залезть на потухший вулкан – да еще с обзором на 60 км в хорошую погоду (а именно такая и стояла), да еще с монастырем на крыше, да еще на такой необычный вулкан – да такое надо включать в обязательную программу! В общем-то, мы не прогадали, ибо эта экскурсия на полдня стала самой познавательной и очень помогла представить себе картину происходящего в стране.

Итак, вот как оно сложилось в памяти из рассказов водителя о стране в целом. До 1988 года страной управляли военные власти, пришедшие в стародавние времена на замену еще Царю Гороху. Генерал Не Вин, правивший страной несколько десятилетий, скажем так, совершенно не справлялся с возложенными на него обязанностями – строил социализм (Социалистическая Республика Бирманский Союз) после национализации всего и вся, но СССР и Китай как-то совсем неохотно с ним общались в вопросах построения светлого будущего. Кроме того, страна, состоявшая из 7 провинций (штатов), получила гадкий подарок при уходе от британцев – те пообещали независимость трем штатам, и они совершенно отбились от рук, строя у себя капиталистические отношения, провозгласив частную собственность и видя в гробу все попытки центральных властей навязать иной стиль жизни. Само собой, Центр не собирался это терпеть, и страна была втянута в перманентную вялотекущую гражданскую войну, с отдельными обострениями и затуханиями.

Гнойный прыщ бирманского социализма лопнул в 1987 году – в стране с карточной системой и тотальным дефицитом провели денежную реформу по изъятию и отмене крупных банкнот (ничего не напоминает?). Шарахнула инфляция, начались студенческие волнения в Янгоне – которые до конца 1988 года никак не могли погасить даже расстрелами. Последовавшие два года были полным хаосом – власти в стране до 1990 года не было. Вернее, за нее шла тотальная драка всех и вся. Старое, проворовавшееся правительство старательно отбивалось от нападок новоявленного Госсовета по Восстановлению Законности и Правопорядка - группы генералов-бунтарей, которые до кучи охотились и на представителей оппозиции. В 1989 году даже были проведены какие-никакие, но все же выборы - которые после объявления результатов были тут же денонсированы, ибо на них победили новоявленные демократические силы, тщательно поддерживаемые Западом, и чьи идеи никак не совпадали с настроениями военного Госсовета. Лидершу оных военные тогда же заперли под домашний арест, несколько раз выпускали, но за плохое поведение и подрыв основ государственности опять запирали и не выпускают до сих пор, что является формальным поводом для «цивилизованного мира» полностью игнорировать Бирму-Мьянму и вообще отрицать существование этой страны на карте мира. Как же, «там же нарушаются права человека!». Переводя с американского языка на понятный, это означает «мы хотели поставить своего человека, и под прикрытием общественного блага задешево купить в вашей стране все, чем вы не можете грамотно распорядиться, выжать из вас максимум золота в обмен на бусы демократии, но вы нам этого не дали – так пусть будет вам плохо».

К 1990 году сложилась ситуация, когда основная власть в стране перешла все-таки к военным. С тех пор идет незатухающий конфликт между старыми правительственными силами и новыми военными хунтарями, да еще в эту топку масла подливают периодически раздающиеся возгласы демократической оппозиции и тем, и другим. Часть провинций (на современной карте Бирмы их уже 13 или 14) контролируют военные, часть – правительство. Где лучше или хуже, сказать невозможно. На мой сторонний взгляд так у них везде полная жо**. Когда в стране два центра власти, каждый из которых тянет одеяло на себя, а третий центр пытается из этого извлечь выгоду, порядка быть не может по определению.

Водила наш объяснил, что страна в 1990-м году окончательно избрала для себя китайский путь развития. То есть, социализм, но с элементами капитализма. Китай стал главным (и единственным) другом Мьянмы, что объяснило засилие дешевого китайского ширпотреба на барахолках. Практически, Китай снабжает Мьянму нехитрым ширпотребом и б/у техникой (даже единственные несколько составов на ж/д Мьянмы – и те списанные из Китая вагоны), в обмен на дешевые сельхозпродукты и тихушную продажу компаний и предприятий. То есть, лет через несколько Мьянма имеет все шансы стать подсобным производством Китая, и гарантированным выходом для Китая в Бенгальский залив. Учитывая, что китайские интересы уже давно распространяются на Африку (Судан, в частности, уже на корню скуплен китайцами – чем ужасно возмущались недавно США), партнерство с Мьянмой для китайцев будет носить стратегический характер – а для Мьянмы оно уже стало таким. Своей промышленности за все годы они так и не создали (90% экономики страны – сельское хозяйство, причем, примитивное и почти без механизации), так может хоть китайцы создадут рабочие места и найдут чем занять 75 миллионов пар простаивающих либо занимающихся не тем, чем надо, рук. Не удивлюсь, если мы скоро услышим о том, что китайцы будут строить в Мьянме железную дорогу от китайско-бирманской границы на севере к новым южным портам, которые китайцы же и будут строить…

Школьное образование в Мьянме бесплатное, с самого первого класса преподаются иностранные языки (в основном, английский). Университетское образование условно-бесплатное: годовая цена составляет что-то около 50 долларов на человека, т.е. вполне позволительно. Сам водила имел высшее университетское образование, по специальности он оказался химиком-технологом – но, как и у нас, востребованности образования по специальности обычно нет никакой. Каждый крутится как может, половина страны мечтает свалить куда угодно, лишь бы не видеть то, что вокруг творится. Вот и наш господин Win зарабатывает на жизнь тем, что возит таких туристов, как мы, по достопримечательностям, и держит небольшую лавку с «лаковеей».

Со слов водилы же, средняя зарплата по стране – долларов 100 в месяц. Конечно, он пытался приукрасить действительность и явно завысил цифру – я видел, что значит один доллар даже в столице. Это большие и очень большие деньги для аборигенов. Самая ходовая бумажка – 200 чатлов, тысяча – это много, с нее за какую-нибудь мелочь могут не найти сдачи… Так что я бы больше поверил в 30-40 долларов в столице и еще меньше – в провинции. Туристические места и рестораны с их хозяевами в расчет принимать не стоит – там другой порядок цен и они не являются показательными для страны в целом. Зато вот военные власти платят своим служащим огромные по местным меркам зарплаты – до 300 долларов в месяц; когда я спросил у водилы, на чем они зарабатывают свои бабки, он сделал вид, что не понял вопроса и ушел от ответа. Еще несколько попыток подобраться к столь щекотливому вопросу (причем, как об источниках денег военных, так и старого правительства) успехов не имели. Из чего я сделал вывод, что дело, видимо, пахнет жареным. А жареным пахнет в Бирме-Мьянме в трех случаях – когда речь идет о валютных махинациях (но это явно не источник дохода государственного масштаба), драгоценных камнях и о наркотиках. И вот тут-то история битвы между старыми и новыми властями встала совершенно в новом свете: это просто вечная борьба за контроль над плантациями и месторождениями… Это объясняет и то, почему война идет так долго, и почему страна не развивается – у обычной промышленности просто рентабельность не та, она нафиг никому не нужна… И объясняет, почему в стране существуют огромные территории, закрытые для посещения иностранцами, под формальным предлогом, дескать «там неспокойно».

Очень нас повеселили рассуждения водилы о том, что нужно стране для полного щастья и как этого добиться. Оказывается, по бытующему у них мнению, достаточно накопить 100 млн долларов в бюджете страны и купить ядерный реактор, построить ядреную электростанцию – энергии в стране станет хоть залейся, и сразу наступит светлое будущее, все начнет расти и улучшаться. Водила никак не мог поверить, что реактор стоит 2-3 млрд., а не 100 млн. долларов, да и технология эта не за полгода привозится в страну… а уж до счастья и подавно гораздо дальше, чем в точке нулевого отсчета кажется.

За этими разговорами мы потихоньку выехали из Багана. Дорожное полотно было так себе, но хотя бы там был асфальт (по словам водилы, положенный примерно 15 лет назад и с тех пор не ремонтированный). В отсутствие интенсивного движения он даже не так чтобы сильно развалился – ехать можно было вполне комфортно, если сильно не разгоняться. Пару раз нам встретились пепелацы военных властей (это были массивные и дорогие джипы) – мы покорно съезжали на обочину, выключались и пропускали их. Пейзаж за окном тянулся довольно монотонный: пальмы и пустые поля, которые неспешно распахивались под посадку арахиса, одной из основных статей бирманского экспорта. Пахари, закутанные с ног до головы от беспощадного солнца, шли за плугами, которые тащили запряженные буйволы… XXI век и не касался этой земли своим технологичным дыханием. Так пахали во времена цивилизации Мон 4 тысячи лет назад, так пахали при расцвете Паганского государства тысячу лет назад, при англичанах сто лет назад и 65 лет назад при японцах. Так же и сейчас. Вставшее время – это страшно! Постоянно хотелось потеребить часы и лишний раз убедиться, что хотя бы наше время не остановилось и не застряло в этом почти первобытном мире…

По мере приближения к пункту назначения местность менялась на глазах – стало больше холмов, поля уступили место рощам и небольшим пролескам; среди общего желтовато-коричневого зимнего фона подсыхающей растительности огромным зеленым пятном был эвкалиптовый лес на одном из перевалов. Специально остановились там – немного размяться, пофотографировать зелень и стоящую далеко впереди гору в 2,5 км высотой – она тоже иногда называется Попа. Нужная же нам гора стояла (правильнее сказать – торчала) из склона этой громады, как совершенно отдельное образование, гораздо более скромных размеров, но зато совершенно необычная.

Непосредственно к г. Попа ведет дорога-серпантин, где есть несколько чрезвычайно удобных точек для фотографирования как самой горы, так и монастыря на ее вершине. Зрелище феерическое: из земли торчит здоровый кусок породы, практически голая скала, почти отвесная со всех сторон. И все это чудо природы увенчано монастырем как короной (монастырь занимает всю макушку этого потухшего вулкана)! Ничего подобного я раньше не видел. Возможно, где-нибудь в горах Тибета или в волшебной стране Бутан есть и не менее впечатляющие дворцы на макушках гор, но я там пока не бывал и сравнить не могу.

У подножия горы лежит крохотный городок – буквально несколько десятков дворов, в нем все битком набито сувенирными лавками и небольшими забегаловками (с такой же страшноватой едой, как и везде). Возможно, о городке было бы нечего сказать, кабы не его жители. Причем, не столько бирманцы, сколько макаки – они там ВЕЗДЕ. Это просто стихийное бедствие – орды макак скачут по городку, по домам (все дома наглухо захлобучены тяжелыми ставнями и решетками), по газонам и свалкам, по лестницам и перилам… Со всеми вытекающими последствиями. А бирманцы толпами ходят с корзинками с камнями – в местной породе то пирит проскользнет, то что-нибудь красноватое – и это сразу же называется золотом и рубинами, и это уже пытаются втюхать за несусветные деньги.

С главной улочки городка начинается подъем наверх – есть как минимум 2 входа на лестницу, ведущую наверх, пользоваться можно любым. Вход, строго говоря, платный – наверху надо дать 500 чатлов пожертвования, когда будешь заходить непосредственно на территорию монастыря. А можно и 200. А можно и вообще не давать, сделав вид, что не понимаешь, что от тебя хотят. Давать, честно говоря, не хотелось – не потому что мы были такими скрягами, боже упаси, а потому что там никто нихрена не делает, за что можно было бы заплатить. Лестница, мягко говоря, подпорчена следами жизнедеятельности макак – и следы эти сплошь и рядом. А поскольку место священное, примерно 2/3 пути вверх подымаешься босиком (обувь оставляется на специальном пункте на очередной лестничной площадке) – и голыми ногами как-то не очень приятно топтать эту грязь. Бирманцы же, ответственные за уборку лестницы, откровенно забивают на все, либо работают по-советски – то есть, один машет метлой, а еще пятеро стоят и на это смотрят. Зато сплошь и рядом через каждые 50 метров пути обязательно стоят коробочки с надписью «donation for cleaning», которые охраняет очередной здоровый лоб – вместо того, чтобы этот cleaning и производить… И ведь еще хватает наглости у них к каждому иностранцу приставать и вслед кричать что-то обидное, если ничего им в коробочку не бросил.

Лестница там, конечно, сама по себе – та еще. Крытая – и на том спасибо. Она только в самом начале имеет более-менее приличные ступени, дальше начинается совершенный разнобой – причем, как от слова «разно», так и «бой». Несколько участков – ужасно крутые железные пролеты, с высоченными и узкими ступеньками. Не будь там перил, делать там было бы нечего. По большей части пути идут старые каменные ступени, которые обновляют – заливают бетоном, на бетон кладут плитку. Но и здесь умудряются воровать: раствор не доливают, квадрата в сечении не делают, поэтому на ребре под плиткой пустоты – и проломленные новые ступеньки сплошь и рядом. На самом верху лестница и вовсе деревянная.

Все пролеты лестниц увешаны голубыми металлическими табличками с цифрами. Сначала мы думали, что это – штрафы за все мыслимые и немыслимые грехи, но, приглядевшись, рассмотрели там ФИО всяких иностранных граждан. Это оказались те, кто жертвовал на храм значительные суммы – от 50 долларов и выше. Были таблички с надписями до полумиллиона чатлов… Исходя из практического тщеславия, конечно, можно было бы тоже вписать свое имя в историю этого монастыря, но что-то не тянуло, сомнения какие-то замучили. Как в целевом использовании средств, так и в нужности этой таблички мне лично.

Но, несмотря на эти мелочи, мне там понравилось. За обезьянами можно было бы наблюдать часами – уникальные животные, с потрясающей мимикой и бурными эмоциями. Рожицы, какие они корчат, на фотографиях не уступают иной раз человеческим лицам, а иногда и даже интереснее получаются – потому что обезьяны не позируют и не думают о том, как выгоднее повернуться к фотографу. А уж пейзажи с верхотуры – это и вовсе мое давнее увлечение. Хлебом не корми, дай только забраться повыше и полюбоваться на окрестности.

Монастырь на верхушке оказался в состоянии средней запущенности. Присутствия священных духов не чувствовалось (возможно, потому что я находился в роуминге в чужой религии, и пакет местных религиозных услуг мне, как роумеру, не предоставлялся), зато вполне ощущался стойкий дух нищеты и запустения. Монахов я там видел от силы пару – и те тоже были с туристическими целями, залезшие наверх полюбоваться перспективой. Остальные граждане-аборигены напоминали технический персонал – бездельничали, слонялись, мерили взглядами прибывающих гостей, выпрашивали 500 чатлов подаяния на восстановление храмов. Все постройки были обшарпанные, а зеркальная башня давно лишилась почти всей позолоты и ощутимого количества зеркал.

В самих же помещениях монастыря особливо стоит отметить разве что статуи, символизирующие духов – мы видели только одну на самой верхней площадке, вниз спускаться уже не стали. Стоит себе среди свалки всяких фотографий, ленточек и откровенного мусора статуёвина с совершенно зверским выражением лица, да еще несуразно облепленная деньгами. Как-то она нас не вдохновила и не впечатлила; очень уж кошмарненько это выглядело. Да еще на верхней открытой площадке дворика обнаружилась ни к селу ни к городу статуэтка какого-то воителя на коне, стоящем на облезлом воздушном шаре. Композиция эта, размером в половину человеческого роста, стоит в каком-то несуразном закутке – между башенкой и решеткой вокруг чего-то. Что она там должна символизировать, совершенно непонятно, ибо к посетителю статуя почти задом, и чтобы ей посмотреть на морду, еще постараться надо, а установлена она в таком положении на века.

Зато вокруг всего этого – огромная долина, и здоровая гора по соседству. На сколько километров там было видно вокруг, я точно сказать не могу – километров 30, наверное, не меньше. Дальше все тонуло в дымке. Где-то вдали виднелось огромное озеро, но по большей части пейзаж был совершенно монотонный – равнина цвета усохшей травы, и темные зеленоватые деревья, где-то чаще, где-то реже. Городок у подножия священной горы выглядел совершенно игрушечным, а «старшая сестра» горы занимала с добрую четверть пейзажа и маячила своими робкими релейными вышками на самой макушке.

Улетаем

Вот и настало утро 21-го февраля. Почти радостно мы бежали с сумками к такси в аэропорт, радовались утренней прохладе – и тому, что больше нам не придется просыпаться в этом городе (в Янгоне – прим. ред.). Мы были почти счастливы, приехав в аэропорт – даже носильщики не смогли испортить нам настроение (потому что мы подготовили им неприятный сюрприз – они оба получили по толстенной пачке чатлов за свои услуги, и просто плясали от счастья и щедроты мистеров. Они же не знали, что в две сотенные бумажки завернуты максимум купюры по 10 чатлов, и что там и на 200 не наберется в сумме). Мы безропотно выдержали 20 минут стояния в очереди по уплате 10 долларов аэропортового сбора с каждого – даже несмотря на то, что деваха, принимающая платежи, работала с черепашьей скоростью, нам не хотелось язвить по этому поводу. Мы были выше этого. Потому что мы улетали домой, в Таиланд. (как бы дико это ни звучало, но мы чувствовали себя именно так!). Вздох облегчения вырвался у нас, когда мы пересекли остатки красной линии на полу на паспортном контроле. И даже час сидения в зале ожидания в окружении надписей «чай - $1. сэндвич - $1. кофе - $1. выпивка - $3», рекламировавшей последнюю убогую кафешку на нашем бирманском пути, не смог сломить наш дух.

Когда мы поднялись на борт красно-белого Боинга «Эйр Азия», душа уже почти пела… Красивые, открытые и искренне улыбчивые лица тайских бортпроводников и проводниц казались настолько милыми и родными, что хотелось всех их обнять и сказать – господи, до чего же мы рады снова быть с вами! Убаюкивающая тайская речь, комфорт и приятное ненавязчивое обслуживание – вот все, что было нужно замученной бирманским сервисом душе…

Через 15 минут после взлета мы уже прощались с бирманским берегом, еще через 20 минут перелетели через горы – и вместо выжженной солнцем пустыни под нами уже расстилались зеленые поля, перемежавшиеся водными зеркалами, тянулись каналы и автострады… А еще через 40 минут мы уже садились в аэропорту Бангкока.

Таиланд походил на сказку – улыбки вокруг, никаких вымученных лиц, громаднейший аэропорт, отличные дороги, веселые цвета машин и особенно такси, небоскребы и кипящая жизнь. Через 3 часа, уже поплескавшись в душе в гостинице, мы спускались в гостиничный ресторан – желудок кричал о том, что хочет нормальной еды. Я взял себе зеленый карри (оказавшийся совершенно роскошным), пламенный том-ям и большую порцию риса… Не буду расписывать, какие невероятно приятные гастрономические ощущения я при этом испытал – это бесполезно и невозможно. Скажу одно: буквально еще через 2-3 часа вся моя пищеварительная система пришла в норму и стала работать как часы. Желудок радостно простил мне Бирму.


Вместо заключения


Чем плоха Бирма?

• Сервис просто ужасный. Если вы не готовы тратиться на отель в сумме от 50-60 долларов за ночь в столице, будьте готовы к совковому уровню обслуживания.

• Пища безобразна и готовить там не умеют. Возможно, мы просто не нашли привычных заведений, но большая часть того, что там предлагается, несъедобна в принципе. Либо съедобна условно – с последствиями для пищеварения.

• Инфраструктуры там нет никакой. Ни индустрии развлечений, ни нормальной торговли – ничего. Вечером после 6 часов заняться патологически нечем – если только у вас не организованный тур, да и то вряд ли. Пойти некуда. Посидеть негде. Баров в привычном понимании слова нет, ресторанов кроме как при гостиницах – в общем-то, тоже. Ночных клубов – и подавно.

• Антисанитария и запущенность столицы переходит все мыслимые границы. На некоторых центральных улицах конкретно воняет сортиром, канализация течет тут же, прямо под ногами.

• Народец достанет конкретно. Я, конечно, понимаю, что основная масса народу – это далеко не те калеки – нищие – фарцовщики – попрошайки, но видеть вы будете в первую очередь и везде именно их. Готовьтесь. Готовьте затычки на уши, чтобы не слышать вездесущее «Халло!» и навязчивое «Гив ми до!» - либо будьте морально готовы все это стоически переносить.

А зачем тогда туда ехать?

• Страна совершенно не похожа на соседей. Язык, культура, архитектура, даже климат, несмотря на географическую близость – все другое.

• В общем и целом, пребывание там обходится дешевле, чем в том же Таиланде, где и так смешные цены – если не брать дорогие столичные отели.

• Шведагон – это сокровище, ради которого уже стоит съездить в Бирму. Ничего сопоставимого по шквалу ощущений от красоты не найти. Это – сказка.

• Баган – аналогично. Удивительное место. Невероятный и неземной пейзаж. Такого количества самых разных храмов, стоящих посреди практически пустыни, нет нигде больше.

• Стоит съездить еще и потому, что это практически прогулка на машине времени. Редкая и уникальная возможность увидеть, как смотрелся СССР на закате своего существования в глазах иностранцев и почувствовать всю абсурдность такой жизни. Так сказать, побывать иностранцем в собственном прошлом. И искренне порадоваться за свою родину, сколько бы в ней ни было недостатков. Ибо вечный 1992й год – это гораздо хуже, чем весь здешний негатив.

• Ну, и контраст, конечно. Один час на самолете – и видно поразительное различие между социализмом и капитализмом. Между страной свободных людей, где каждый шуршит и шевелится как может, зарабатывая деньги, что-то при этом создавая, и страной, где не поймешь, кто ею управляет и управляет ли вообще.

Стоило ли приезжать в Бирму? Мой ответ однозначный – да! Бирма – уникальный заповедник всего и вся. Сокровищ культуры и немыслимого государственного строя. Я бы съездил туда еще раз – ненадолго, на день-два, хотя бы только ради того, чтобы еще раз пройтись по Шведагону, честное слово! Он один уже стоит всех неудобств, связанных с посещением. 


Публикуется с сокращениями

   просмотров: 10697 | обсудить  (2)


  E1 > Отдых > Кругосветка  
 
12.12.2007 13:03 Эфиопия – загадочная страна

Эфиопия – загадочная страна

Путешествие в заповедный уголок Земли


03.10.2007 19:24 Славное море, священный Байкал

Славное море, священный Байкал

Байкал открыт для всех, но «открывается» далеко не каждому. Соприкоснувшись с великой тишиной, нарушаемой лишь шелестом волн, и пространственной мощью, у человека остается два варианта: либо принять это, либо уйти


26.09.2007 13:11 Объединенное Арабское чудо

Объединенное Арабское чудо

История развития государства начиналась с маленькой рыбацкой деревушки. Это не помешало ОАЭ стать одной из самых развитых и богатых стран мира


17.09.2007 14:16 Семь чудес якутской реки Лены

Семь чудес якутской реки Лены

Если Ваши клиенты вдруг захотели кардинальной смены обстановки, то лучшим вариантом для них станет путешествие по реке Лене, что находится в Якутии


13.09.2007 20:51 Карелия - край озер

Карелия - край озер

Деревня «Большая Сельга» и музей-заповедник «Кижи»


06.09.2007 19:41 Бирманские заметки

Бирманские заметки

Баган и его храмы. Потухший вулкан Попа


28.08.2007 19:43 Бирма как она есть

Бирма как она есть

Из дневников: «Бирма нас ошеломила, оглушила, ворвалась в жизнь целой бурей эмоций»


21.08.2007 03:25 В гостях у папуасов

В гостях у папуасов

Папуа–Новая Гвинея. Путешествие в первобытный мир


16.08.2007 14:31 Абхазия – страна души

Абхазия – страна души

Эта прекрасная земля по-абхазски называется Апсны - Страна души. И это действительно так. Побывав там однажды, обязательно захочется вернуться туда вновь


31.07.2007 16:43 Другая Турция

Другая Турция

Увидеть незабываемую Турцию – одно, не забыть ее – другое. Спорим, что Вы не знаете о райском местечке Олимпос в Турции.


09.04.2007 12:16 Не пора ли нам в Гоа?

Не пора ли нам в Гоа?

Отчет об отдыхе: «Двенадцать дней у чистейшего моря под ласковым солнышком были наши!»


1 ... 23     14  |  15  |  16  |  17  |  18  |  19  |  20  |  21  |  22  |  23