Три месяца назад Ройзман вышел на первый рабочий день в мэрию
Три месяца назад Ройзман вышел на первый рабочий день в мэрию

24 сентября Евгения Ройзмана утвердили в должности главы Екатеринбурга – председателя Гордумы, а 25-го он заехал в свой просторный новый кабинет. Спустя три месяца в этом же кабинете Ройзман принял редакционного директора E1.RU Рината Низамова и ответил на часть вопросов посетителей главного городского портала, которые собирались еще в начале сентября.


- Я же еще тут не обжился, работы много, все время полная приемная народу, - объясняет мне Евгений Ройзман. - Пойдем, покажу несколько вещей.


Глава города проводит обзорную экскурсию по своему рабочему кабинету на четвертом этаже мэрии с видом на площадь 1905 года. В одном углу – гостевой диванчик, столик, чай, конфеты. В другом – длинный стол для совещаний. На рабочем столе – ноутбук, рабочие бумаги, постановления и мобильные телефоны.


- Ринат, чтобы было понятно: я после победы был вынужден выключить звук у телефонов и не включаю его до сих пор. Отзваниваюсь, на смс-ки отвечаю. Потому что люди звонили вообще не переставая, высаживали батарейки за час!


- Душновато у вас здесь, - говорю. – Кондиционера нет?


- У меня только естественный кондиционер, - Ройзман открывает окно с видом на проспект Ленина. – Смотри, у меня здесь кормушки. Тут уже синички полностью съели кусочек сала, шкурка только осталась. Кормушки сделаны так, чтобы для синичек, а не для голубей. Хотя и для голубей тоже не жалко.


- Евгений Вадимович, вы что не скажете, всё скандал вызывает. Даже с кормушками с этими. Вы вначале на своей странице в Фейсбук написали, что вам эти кормушки сделал сотрудник мэрии, а потом при встрече с Кудриным сказали, что сами сколотили. Вас на этом поймали.


- Послушай, ну идея мне пришла, я попросил, мне сделали, а я прикрутил. Если цепляться за слова, то можно цепляться за что угодно! Да, я не выпиливал их лобзиком, хотя и справился бы с этим.


Глава города демонстрирует кормушку в окне своего кабинета
Глава города демонстрирует кормушку в окне своего кабинета


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


Показывает картины:


- Брусиловский написал портрет Бродского…


- А вот я заметил на полке у вас заявочную книгу Екатеринбурга в борьбе за ЭКСПО-2020 – еще от старого хозяина кабинета осталась?


- Нет, это мне Тушин (Сергей Тушин – заместитель главы администрации Екатеринбурга. – прим.авт.) дал.


- Чтобы прониклись духом выставочного движения?


- Чтобы я ориентировался. Понимаешь, по ЭКСПО была сделана одна серьезная ошибка. Лоссерталес (Висенте Лоссерталес - генеральный секретарь Международного бюро выставок. - прим.авт.) правильно сказал: чтобы городу дали право проведения ЭКСПО, для этого должен работать весь народ. А у нас произошло следующее: горстка чиновников и пиарщиков попытались убедить весь мир в том, что Екатеринбургу необходимо ЭКСПО, при этом не сумели и не посчитали нужным убедить в этом жителей собственного города.


- Год назад мне один из сотрудников заявочного комитета сказал: мол, здорово было бы, если бы Ройзман нас поддержал – это бы сыграло на руку заявке. Почему вы так и не поддержали ЭКСПО?


- ЭКСПО было запозиционировано как личный проект губернатора Свердловской области. В это позиционирование ввалили сумасшедшие деньги. Более того - они еще и добавили негатива, объявив, что если Ройзман выиграет на выборах, то ЭКСПО вам никто не даст. Поэтому я пожал плечами да стоял в стороне. Я и в Париж не поехал, потому как всё уже понимал: что я буду там народные деньги тратить? Куда-то ездить просто так, тусануться? Но! Я разговаривал с президентом Финляндии, он обещал поддержать. На меня вышли болгары, которые сказали, что при определенных условиях и они поддержат. Я разговаривал с консулами, проговаривал это со всеми, я старался.


- А болгары на каких условиях предлагали поддержать заявку Екатеринбурга?


- Болгары сказали: мы будем, конечно, за вас голосовать, но нам было бы приятно, если бы нам, нашим строителям, дали возможность участвовать в этом проекте. Ну, они когда-то присутствовали здесь, болгары-строители, и в общем-то о себе оставили хорошую память, они здесь людей многому научили.


- Евгений Вадимович, возвращаясь к тем 1700 вопросам, которые вам задали пользователи E1.RU. Некоторые из них я выбрал и хочу задать вам сегодня. Давайте договоримся на берегу: есть ли у вас темы, вопросы, на которые бы вы не хотели отвечать?


- Ну, я всегда отвечаю на все вопросы, это уже позиция интервьюера, его такт, вкус.


- Большинство вопросов – не мои…


- Но транслируете их вы, поэтому сами смотрите.


Евгений Ройзман ответил на вопросы E1.RU
Евгений Ройзман ответил на вопросы E1.RU


- Первый вопрос. Спрашивает Юлия Гараева: Евгений Вадимович, чем глава Екатеринбурга Евгений Ройзман будет отличаться от жителя Екатеринбурга Евгения Ройзмана?


- Ответственность другая. Свободы меньше. Вообще другое видение появляется, когда ты едешь по городу, думать начинаешь иначе, смотреть иначе. Для меня же бонусов особых нет никаких, зарабатывать я здесь не буду и не собираюсь. Вопросы какие-то свои решать? У меня нет своих вопросов! Хотя есть два: очень интересно было бы сделать в Екатеринбурге музей современного искусства – такой, чтобы он прозвучал в мире. База у нас для этого есть, возможности есть. И музей наивного искусства. Я знаю, что очень многие из-за двух таких музеев захотят поехать в Екатеринбург. Для меня это серьезная составляющая инвестиционного климата. Музей наивного искусства у меня готов, нет только помещения. Ну а музей современного искусства… Пока прорабатываю концепцию. Очень хочется сделать! Если мне это удастся – это для меня уже бонусы. Больше самому мне ничего особо и не надо.


- Говорите, что по-другому теперь смотрите на город. Возвращаясь к осенней истории с пылью, с которой вас полоскали…


- Послушайте, меня можно уполоскать с этой пылью! Но так было всегда. Пыль Екатеринбург закрывала и в 18 веке тоже. Я просто как историк знаю эти случаи, у меня есть свидетельства. Такое бывает в Екатеринбурге, когда не выпадает снег. Причины называют самые разные. Но так было всегда! Допустим, вот Володя Шахрин считает, что нужно закатывать в асфальт все газоны, лишь под деревья оставлять маленькие дырочки. Другие люди говорят, что пыль связана совсем с другим – что когда пошли первые снегопады, люди разом надели зимнюю резину, а когда по голому асфальту ездит на шипах огромное количество машин, то поднимается эта мелкая пыль, которая садится потом везде. И еще есть ряд объяснений. Поэтому мне надо вникать, надо думать. Хорошо в Фейсбуке, в Живом журнале, в Твиттере все всё понимают, знают, как надо. А я вот не знаю, как надо! И пока у меня не будет понимания, я не буду что-либо радикальное заявлять и предпринимать. Ситуация с пылью – это как с тополями. Разговариваешь с людьми, они говорят: "Женя, надо убирать тополя все в городе, потому что невозможно!" А другие говорят: "Минуточку! Ни одно дерево так, как тополь не абсорбирует газы, выхлопы! За счет тополей город дышит!" Или еще одна ситуация: большая встреча, человек триста, подходит парень, говорит: "Я буду за вас голосовать, если вы проведете отстрел всех бродячих собак". Тут же вылезает тетушка и говорит: "Я тебе сейчас отстрелю!" Понимаешь?! Совершенно разные мысли. Понятно, надо соблюдать баланс, но невозможно что-либо делать, не вникая! А для того, чтобы вникнуть, надо время. Теперь вот снег. Одни говорят: не трогайте снег, пусть лежит. Другие: пожалуйста, посыпайте, потому что можно упасть и убиться. Вот две совершенно разные позиции! Есть вещи стихийные. Кто бы ни был городским главой, его всю жизнь ругали за грязь. Так было всегда.


- Несколько слов про ваши недавние громкие заявления. В связи с чем вы предложили отделить Екатеринбург от Свердловской области?


- Ситуация накалилась при распределении бюджета. Реально у Екатеринбурга практически срезали весь бюджет развития. Когда финансирование поступает регулярно, согласно закону, бюджетному кодексу, то можно что-то планировать. Причем надо понимать, что это не финансирование из области, это возврат наших же платежей. То есть какую-то часть возвращают в виде субсидий, субвенций, трансфертов и так далее. В частности возврат НДФЛ – это одна из самых серьезных статьей, это налог на доходы физических лиц. И возможность регулировать эти средства дали губернаторам. Если губернатор попадается незрелый или амбициозный, для него это возможность удовлетворять свои амбиции: открыть краник или прикрыть краник. А город не может в своем стратегическом развитии опираться на настроения чьи-то. Он должен опираться на бюджетный кодекс, на Конституцию, на законы. Поэтому я считаю, что нельзя бояться сильных городов. Сильные города – это сильная страна. Кроме этого, Екатеринбург был городом прямого столичного подчинения. В те времена, когда у него был статус горного города, он подчинялся напрямую столице. И при советской власти у него тоже было всесоюзное подчинение - до 1991 года. Такие периоды в истории Екатеринбурга уже бывали. Мне кажется, что это было бы гораздо более разумно. Понятно, что это произойдет не завтра, но говорить об этом надо. Я вот не боюсь об этом говорить! Провели голосование и поняли, что жители Екатеринбурга с этим согласны!


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


- Понятно, что жители Екатеринбурга поддерживают такую инициативу. А как быть с другими городами области, молодежь из которых уезжает на учебу и работу в Екатеринбург, а города по вашему предложению лишаются части финансирования?


- Можно, конечно, поговорить с жителями Екатеринбурга: готовы ли вы взять на себя развитие областных городов? Не знаю, кто и что ответит. Хотя я считаю, что какие-то фиксированные отчисления областным городам Екатеринбург может делать, потому что город подпитывается и будет подпитываться из областных городов – и рабочей силой, и потенциалом. Я считаю, что нужно развивать коммуникации, которые дадут возможность внутренней миграции в регионе.


- 24 сентября вас утвердили в должности главы Екатеринбурга, а 25 сентября, ровно три месяца назад, вы вышли на первый рабочий день в мэрию…


- До сих пор вникаю. Прихожу сюда первый, ухожу последний.


- Так как вопросы от посетителей Е1.RU собирались до вашего вступления в должность, вот один из них: "Сможете ли вы, Евгений, как глава Гордумы, отменить пост сити-менеджера или вы лично сделать это не в силах? И нужен ли вообще нам этот сити-менеджер?"


- Двуглавую систему придумал не я. Считаю, что институт сити-менеджера себя не оправдывает. Здесь это ощущается – совершенно размытая ответственность: где-то происходит одно, а ругают другого, и наоборот. И люди не могут разобраться: кто есть кто. Достаточно нелепая система, но, слава богу, здесь сити-менеджер сильный, серьезный, достойный человек. Мы находим общий язык. Есть свои издержки, но я вынужден признавать, что команда здесь очень сильная, что здесь умеют работать. И моя задача – не мешать им в том, где они работают, а привнести что-то свое, потому что у меня есть свое видение.


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


- Еще вопрос: "Где будут публиковаться ежемесячные отчеты о проделанной работе каждого депутата городской думы Екатеринбурга, председателем которой вы являетесь?"


- Каждый депутат лично выстраивает отношения со своими избирателями. Есть депутаты на освобожденной основе, их всего двое, – это Олег Кинев и Анатолий Шарапов. Кинев вообще сюда приходит первый, когда я прихожу, он уже здесь в полвосьмого. У Кинева есть своя задача, он возглавляет комиссию по здравоохранению, его цель – открыть в городе хоспис, он этим занимается, собирает документы.


- А с учетом того, что деньги Доктора Лизы, по сути, сгорели в "Мастер-банке", как будут достраивать хоспис на Урале?


- Да там было-то два с небольшим миллиона рублей…


- Все равно большие деньги!


- Да, большие, но она поговорила с Прохоровым, он сказал, что поможет достать деньги на хоспис. Но у Олега складываются отношения с губернатором, поэтому возможно, что мы откроем хоспис и в Екатеринбурге, и в области.


- То есть два хосписа будет в регионе?


- А их надо как минимум двадцать пять! Они ведь не только для онкобольных, там одна из самых тяжелых позиций – это инсультники, их больше, чем онкобольных, у них, бывает, еще тяжелее протекает болезнь.


Глава "ГБН" быстро освоился в коридорах власти
Глава "ГБН" быстро освоился в коридорах власти


- Я помню ситуацию, когда Олега Кинева отстранили от работы с хосписом…


- Не просто отстранили, а вообще убили проект!


- А деньги чьи были? Доктора Лизы или свердловских областных властей?


- Объясняю. По хоспису мы с Лизой договаривались еще с Мишариным. И хоспис был готов к запуску, но… Понимаешь, хосписы не бывают государственными. Могут быть только как частно-государственное партнерство. Хосписы не бывают и частными, они частными не могут быть по законодательству. Хоспис должен быть обязательно с привлечением инвестиций, с попечительским советом. И мы были уже готовы его открывать, как хоспис вдруг назвали проектом Ройзмана, убили его, попытались Олегу судьбу искалечить. Ладно, мы устояли. Сейчас дело это как-то опять налаживается, даст бог, получится.


"Проблему детских садов можно решить в 2014 году"


- Я где-то читал, про вас писали: вот, дескать, Ройзман уже превратился в настоящего чиновника. Якобы вы кому-то на вопрос про очереди в детские сады ответили: мол, а что такого – строятся же сады в Екатеринбурге?!


- Послушайте, только сегодня запускается три детских садика. Раз в неделю – обязательно. Идет постоянный выкуп зданий бывших детсадов: выкупают у силовиков, у судов, у прокуратуры. Сейчас здания переходят обратно в город, их приводят в порядок. Если такими темпами пойдем, то в течение 2014 года, думаю, можно будет уже закрыть эту проблему. Плюс еще частные детские сады!


- Вы не против частных?


- Я - за! Считаю, что должна быть конкуренция, - это раз. Никто не должен расслабляться. Во-вторых, некоторые частные сады по уровню выше муниципальных.


- "Уважаемый Евгений Вадимович! Скоро наступит зима (вопрос задавался осенью. – прим.авт.), и женщинам снова станет страшно ходить по темным улицам города. Есть ли у вас идеи: как очистить наш город от вечерних хулиганов и грабителей?" - спрашивает Нина Лукина, Екатеринбург.


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


- У меня пока в силу обстоятельств с ЭТОЙ полицией слабые контакты. Когда был Марат Хабиденович Бисинбаев (экс-глава ГУВД Екатеринбурга), ему можно было звонить в любое время дня и ночи, решать каждый возникший вопрос. А так как мы по уличной преступности всегда отслеживали ситуацию, то, как только что-то появлялось, я мог приехать к нему, переговорить и принять какие-то меры. Сейчас мне немножечко сложнее. Но здесь, в администрации, я присутствую на всех комиссиях по безопасности, сколько могу, слежу за ситуацией. А по уличному освещению… Ну, вот я сейчас скажу, но это будут пустые слова. Да, надо город освещать. Но это не то. А вот если бы мне сказали: "Евгений, вот в этом, этом и этом дворе нет освещения", - то мне бы было в сто раз проще эту проблему решить. Очень сложно отвечать на вопросы из серии: почему плохо, а должно быть хорошо? Или почему на свете нет справедливости?


- "Вы очень долго занимались борьбой с наркотиками, а большинство наркоты везут мигранты из Азии. Будут ли приняты меры по фильтру о пребывании всех мигрантов в нашем городе?" - спрашивает Алексей Малаховский из Екатеринбурга.


- Есть одна проблема: вообще никто не знает, сколько здесь мигрантов. Когда вам говорят какие-то цифры, они берутся с потолка.


- Но вы-то знаете!


- Единственное, что я знаю точно, - что никто мигрантов не считал. Мне совершенно понятно, что именно нужно выносить за пределы Екатеринбурга – это четвертую овощебазу и "Таганский ряд". Но и там есть очень разные мигранты. Допустим, китайцев и вьетнамцев много, но их незаметно. У них преступность из их сообщества не выходит. Если и есть какие-то правонарушения, то у них они, как правило, внутри сообщества. Горожан не тревожат. Казахи дисциплинированы. А огромные проблемы с таджиками, с узбеками, с киргизами. Есть о чем думать.


- Я смотрю, вы на эти темы стали более сдержанно говорить.


- Нет, просто немножко по-другому. Если я не понимаю, как сейчас эту проблему решить, я и не буду говорить. А я не понимаю.


- А раньше, казалось, что понимали…


- Я ни разу не врал, я говорил то, что я думал. И сейчас говорю то, что думаю.


- Следующее обращение читателя я специально поставил следом: "Хочу создавать группу трудовых мигрантов в Екатеринбурге, для этого нужна ваша поддержка!" Готовы поддержать?


- Я готов любую разумную инициативу рассматривать. Но есть вещи, которые не буду делать никогда и ни при каких обстоятельствах. Но об этом я даже вслух говорить не буду, чтобы никто не цеплялся.


- Ну а с группой трудовых мигрантов-то как быть?


- Моя позиция такая: если людям надо кормить детей, если они приехали сюда честно работать, относятся с уважением к нам, к нашим законам, то к ним надо относиться с уважением, правильно?


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


- А что вы думаете насчет открытия миграционного центра в Кольцово?


- Я считаю, что это коммерческий проект. Не уверен, что эта резервация имеет смысл, потому что никто не знает, как с ней работать. Куча вопросов к УФМС, к общей миграционной политике. Я везде говорю, что мы обязаны безотлагательно вводить визовый режим, во всяком случае с некоторыми странами. Мы единственная страна в мире, где упрощенный въезд для граждан наркопроизводящих регионов. Это нонсенс! Вот я сейчас одним вопросом занимаюсь: обнаружили табор – десять женщин, больше пятидесяти детей. Просто они здесь живут, на Сортировке попрошайничают. Конечно, их надо немедленно депортировать. Если кто-то говорит, что денег нет, я готов на эти десять нелегальных мигрантов купить билеты, чтобы их отсюда отправить.


"Центральный стадион – это мое детство"


- В чем все-таки заключается ваше предложение по месту проведения игр чемпионата мира по футболу?


- В том, чтобы строить стадион на новом месте. Или в том, чтобы наш город получил очевидные выгоды от этого проекта. Есть очень серьезные аргументы против реконструкции. Во-первых, это противоречит здравому смыслу, начнем с этого. Стадион, который только что реконструировали за сумасшедшие деньги, предлагают снова реконструировать на виду у всего города! Во-вторых, они ни с кем не советовались, ни у кого не спросили, жителей города поставили перед фактом. В-третьих, если даже делать на Центральном стадионе, тогда из центра города надо выносить и СИЗО. Не прямо же напротив тюрьмы проводить чемпионат мира!


- В областном правительстве говорят, что представители ФИФА ничего страшного в СИЗО не увидели


- Для ФИФА может быть и ничего страшного, а нам не нравится.


- Кому нам-то, Евгений Вадимович?!


- Ну, вот вам нравится?


- Нас не спрашивали, когда СИЗО строили.


- Потому что когда-то это была окраина, а сейчас – центр города! И в центре города - вышки с автоматчиками!


- Увы, но даже вы, глава города, ничего с ними сделать не сможете, так как это федеральная собственность.


- Если бы вопрос о реконструкции обсуждали не в последний момент, не бегом, то перенос СИЗО должен был быть в пакете. Если уж и делать реконструкцию, то с прилегающей территорией. А то получается, что этот СИЗО еще пятьдесят лет простоит. При принятом раскладе жители города из-за четырех игр получат огромные головняки в виде транспортного коллапса и стройки в центре города. Екатеринбург при этом не получит вообще никаких бонусов! Ничего в городе нового не будет построено и ничего не останется. Поэтому повторяю, что если и идти на реконструкцию Центрального стадиона, то смириться с этим можно лишь при условии, например, выноса СИЗО за пределы города. Если нет – то надо строить стадион в другом месте. Это будет значительно дешевле, чем реконструировать старый.


- А где, по-вашему, строить?


- Мест достаточно. Например, в районе "Меги", в сторону Шабров, за "Динамо" достаточно места для постройки стадиона. В последнем случае это будет вообще очень близко к метро. Правда, болельщиков в метро нельзя пускать…


Евгений Ройзман: "Таганский ряд" и четвертую овощебазу необходимо вынести за пределы Екатеринбурга"


- Это ваши личные аргументы или это доводы горожан?


- Это и мои личные, потому что я в этом городе родился и вырос, и для меня Центральный стадион – это мое детство.


- А обращений горожан, которые бы требовали не допустить реконструкцию стадиона, у вас нет?


- У меня много таких обращений! И разные проекты стадионов тоже присылают.


- Евгений Вадимович, после вашего заявления насчет стадиона, люди в Интернете пишут: мол, у мэра проблем больше нет других?


- А у людей занятий больше нет, как что-то где-то пописать?! У меня проблем достаточно и даже больше. Но что бы я ни сделал, всегда кто-нибудь скажет: "У него больше проблем нет?!" Поэтому я очень спокойно к этому отношусь. Я прихожу сюда первый и ухожу последний.


- Первый же Кинев приходит...


- Да, он раньше. А я ухожу значительно позже него. У меня постоянно народ сидит в приемной, я лично езжу по проблемным местам, все сам смотрю. Меня выбрали, я свой срок честно отработаю, сделаю все, что будет в моих силах. Поэтому когда начинают писать: "Ройзман, вон, снег выпал!" Ну, я вижу, что снег выпал, дальше что? "Убери снег!" - Ну, он убирается, снег. Все работает.


"Торговые центры будут строить, пока они востребованы"


- Оксана Курзаева из Екатеринбурга спрашивает: "В последнее время в городе исчезают архитектурные памятники, вместо них вырастают торговые центры. Собираетесь ли вы как-то работать по этой проблеме?" Присоединюсь. То, что сотворили в нескольких метрах от мэрии, на месте "Пассажа" - это кошмар. Вы ЭТО как оцениваете?


- Если вы помните, я выступал против сноса "Пассажа", это очень интересный был памятник архитектуры. Там можно было мастерские художников сделать, галереи, серьезный музей для города. То, что сделали с "Пассажем", - это нехорошо. Но! Торговые центры востребованы, Екатеринбург очень притягательный центр, едет сюда вся область, и торговые центры приносят городу деньги и создают рабочие места. Как только они перестанут приносить деньги, их тут же перестанут строить.


- Извините, но мне больно слышать про то, что "пока это востребовано, их будут строить". Вам не кажется, что следующие поколения не простят вам и предыдущим властям города то, что давали разрешение на уродование исторического центра Екатеринбурга?


- Меня это задевает, я был против сноса "Пассажа", тем более они там зацепили сквер. Я против этой стройки, она мне не нравится. Но тогда ни губернатор, никто не сумели ее остановить. К памятникам я всегда относился очень бережно. Но что касается торговых центров, они будут расти до тех пор, пока востребованы, пока приносят прибыль. Екатеринбург из всех городов на первом месте по уровню постиндустриального развития. Можно было вцепиться в заводы, продолжать их тянуть, а можно было освобождать землю под застройки, под коммерческое жилье и торговые центры. Город выплыл на этом. Есть города, которые пришли в упадок, а Екатеринбург поднялся!


- Еще вопрос: "Будет ли восстановлена Краснознаменная группа и Орден Ленина на Плотинке?"


- Я всегда считал Краснознаменную группу уродливой, она некрасивая и неэстетичная. То, что сделали на ее месте, - еще более уродливое! И я считаю, что есть вещи, которые уже не надо трогать. Для многих это была очень серьезная смысловая нагрузка. Я не люблю Ленина, но думаю, что Орден Ленина просто так не давали.


- Вопрос-то как раз в том, куда теперь определить Орден?


- Если честно, я не считаю это первоочередной проблемой города. Трогать не надо было.


"Стоимость проезда в транспорте не понизится"


- Следующий вопрос – один из самых популярных: понизится ли стоимость проезда в общественном транспорте в Екатеринбурге?


- Нет. Стоимость понижаться не будет. Это не город устанавливает стоимость, а РЭК. Проблема в том, что транспорт на территории Екатеринбурга убыточный. На днях вот серьезные такие переговоры были: зашли ко мне молодые парни, предложили общественный транспорт перевести на экологический вид топлива – на электричество. С очень серьезным проектом, готовы взяться уже сейчас. При этом проект не предполагает вложения бюджетных денег. Они хотят перевести часть парка, показать, как это.


- Может быть, мы, горожане, чего-то не понимаем, но в Екатеринбурге самая высокая стоимость проезда - после Москвы!


- Давай так, чтобы было понятно: это не я ее установил.


- Но есть ли возможность хотя бы вынести этот вопрос на рассмотрение Думы?


- Я пытаюсь сейчас затащить тех, кто может обновить парк, ищу варианты, пытаюсь создать условия, чтобы люди могли работать, чтобы конкуренция появилась, - говорит Евгений Вадимович. - Свои возможности я буду использовать не на сто, а на двести процентов. Во! – показывает смс на телефоне. – Люди пишут: "Благодарим за помощь! Следователь сама уже позвонила, назначила очную ставку одному из наших, дело сдвинулось". Мошенники кинули дольщиков. 20 семей заплатили 70 миллионов! И ни квартир, ничего! Пришли ко мне, и вот уже дело тронулось с места.


Добавляет руководитель аппарата Ройзмана Георгий Бурмистров:


- Есть компетенция главы города, а есть компетенция главы администрации города. Регулирование тарифов – это компетенция РЭК и глав администрации города. То есть Ройзман по Уставу города на это повлиять не может.


Зарплата мэра – 132 тысячи на руки


- Олег спрашивает: "Перед выборами в СМИ было озвучено, что у вас самый высокий годовой доход среди всех кандидатов на пост главы города. А какие у вас источники дохода, и есть ли у вас зарплата в фонде "Город без наркотиков"?"


- Нет, у меня никогда там не было зарплаты. Я туда только свои деньги вваливал. На сегодняшний день уже больше полутора миллионов долларов вложил в фонд. Мне пятьдесят с лишним лет, я всю жизнь работал и в бизнесе был долгие годы. Я человек сколько-то обеспеченный. А в мэрии у меня зарплата… Сколько у меня здесь зарплата? – обращается к главе аппарата.


- 132 тысячи рублей в месяц – со всеми надбавками, - отвечает Бурмистров. - Это на руки. Но зарплата будет расти в зависимости от стажа.


- А вы сейчас участвуете в своем бизнесе?


- Нет, я давно уже не участвую. Просто потому что, когда меня мочат, то бьют по всему…


- Читатели вспоминают историю, когда вы подарили Элтону Джону дорогущий перстень с драгоценными камнями.


- Это был заказ, его выполняли наши ювелиры. А передать доверили мне.


- Вопрос от Романа Младенова: "Видите ли вы себя на посту губернатора Свердловской области?"


- Я себя и на посту мэра не видел никогда, и в Госдуму не собирался. Бывают всякие истории, обстоятельства складываются по-разному, и есть вещи, где противиться обстоятельствам невозможно. Планов на губернаторство нет. Не факт, что я пойду, но в любом случае поддержу достойного человека.


- А кто сегодня, по-вашему, выглядит достойно?


- Я не знаю. Никто эту конфигурацию пока не видит.


- Еще вопрос от читателей: "Вы пошли в мэры с целью защиты интересов журналистки Аксаны Пановой?"


- Надо было идти, иначе бы ее растоптали. И не только Аксану, но и меня, и Женьку Маленкина, и фонд бы растоптали. Я понял, что пришли какие-то страшные люди, которые вообще не понимают, что здесь происходит, которые не ценят то, что мы здесь создали кровью и потом и огромным трудом. У меня была задача уже просто выжить в своем городе. Для этого и пришлось идти в мэры. И я считаю, что поступил правильно. Надеюсь, людям, которые за меня голосовали, стыдно за меня не будет.


- Вас упрекают в том, что вы в свое рабочее время ходите на суды…


- Меня постоянно допрашивают по разным делам: по Быньгам, по Маленкину, по фонду, по Аксане. Для меня это уже привычное состояние последних полутора лет. Я в этом режиме живу. Говорю правду, и никто у меня не отнимет эту возможность. Потому что я считаю, что должен быть в этот момент в суде! Когда человека по ложным доносам сажают, я должен быть там и делать все возможное, чтобы человека не посадили. Если мэр города будет бегать и прятаться от таких вещей, кто будет уважать такого мэра?


"И Маленкина освободят – всему свое время"


- Возвращаясь к фонду. За что все-таки задержали вице-президента "Города без наркотиков" Евгения Маленкина?


- Маленкин сидит ни за что! Он никогда не брал взяток, никогда не крышевал проституток и игорный бизнес, никогда не захватывал рынки, он честный, хороший, искренний парень. И все понимают, что сидит он ни за что!


- Второй герой новостных лент – еще один фондовец Игорь Шабалин. После освобождения он куда-то пропал, не отвечает на звонки...


- Ему этого всего хватило. Он сейчас в другом городе с Катей, она его ждала, собираются жениться. На работу устраивается.


- То есть не собирается возвращаться в фонд?


- Хватит ему, натерпелся. У них же задача была меня сломать: сначала они взяли Игоря, загнули, напугали досмерти, заставили оговорить Маленкина, он оговорил. Все ждали, что сейчас Маленкин попадет им в руки, а Маленкин уже оговорит меня. Но Маленкин им в руки на тот период не попал. А потом выяснилось, что всё, что Игорь наговорил на Маленкина, это ложь. Сейчас Маленкин арестован, но и его освободят – всему свое время.


- После 8 сентября фонду легче стало работать?


- У нас кончились все деньги, но все равно работаем. Фонд же – это гигантский механизм, огромные базы данных, куча операций. Оперативка в фонде попадает на мой обеденный перерыв. Я успеваю сгонять на оперативку в фонд вместо обеда. А недавно пришел договор с серьезным издательством – хотят выпустить книгу о фонде, чтобы я написал ее. Считают, что это будет бестселлер.


Мы решили напоминать Евгению Ройзману о его предвыборных обещаниях горожанам при каждом интервью
Мы решили напоминать Евгению Ройзману о его предвыборных обещаниях горожанам при каждом интервью


- Я принес агитационную газету с вашими предвыборными обещаниями. Хотел, чтобы вы на каждый из десяти пунктов хотя бы по паре слов сказали о том, что удалось сделать.


- Удается сделать все. Первое, что я обещал точно: личный прием. Его веду. Дальше я стал разбираться со здравоохранением, ездить по больницам. В какой-то момент я расскажу, что увидел и что нужно делать дальше. Я никуда не тороплюсь, все буду делать основательно, стараться. Что-то получится, что-то, может, не получится.