Стефан Паняк — преподаватель Уральского горного университета — выходец из Львова. Выпускник Львовского университета, он переехал на Урал 40 лет назад. 16 лет возглавлял украинскую автономию в Свердловской области. В 2008 году Стефан Паняк выпустил книгу "Украина и Россия: почему врозь?". Сейчас он член комитета прав человека мирового конгресса украинцев. В интервью порталу E1.RU Стефан Григорьевич рассказал свою точку зрения на события, происходящие в Украине, и объяснил, почему он считает новости центральных российских телеканалов "ложью в кубе".

Стефан Паняк живёт на Урале уже 40 лет, у него пятеро детей, 12 внуков и одна правнучка.

- Так почему врозь, Стефан Григорьевич?

- Потому что украинцы всю свою историю — от Богдана Хмельницкого и даже раньше — стремились иметь свою государственность. 300 с лишним лет жили в Российской империи, и были такие указы, которые запрещали украинский язык категорически — так называемый валуевский циркуляр. Но украинская элита никогда не оставляла желания иметь свою государственность. В начале XX века — 18-20-е годы — Украина уже была независимой, но пришли войска из Москвы и подавили.

- Почему вы назвали информацию российских СМИ о ситуации на Украине "ложью в кубе"?

- Это что-то ужасное. Это не просто ложь — это подтасовки, это призывы к войне. А я вам говорю, что Майдан — это совесть нации. Не будем говорить о правом секторе — он потом появился, чтобы защитить Майдан.

Там были представители всех церквей — три православные, включая Московский патриархат, греко-католическая, мусульманская, протестантская и другие. Они там были постоянно. Там были все известные актёры, художники, учёные. Там был цвет нации. Все выступающие подчеркивали, что они ничего не имеют против русского народа. И это миф, который вброшен — никто не ущемляет интересы русских и русский язык - всё это надумано.

Передавали, что люди вышли на Майдан, вооружённые до зубов. Ничего подобного. Люди вначале были вообще безоружны. Это потом у правого сектора появились камни и бутылки с зажигательной смесью, и больше у них ничего не было. Есть документальные свидетельства о том, что стоящие вооружённые люди на крышах стреляли сначала в тех, потом в этих — то есть сознательно проводили провокацию.

- А правый Майдан — это кто?

-  Это молодые люди, которые долго ждали. Два месяца Майдан пел песни и молился. Все говорили: почему Янукович не выходит к народу. И тогда молодые люди организовали защиту Майдана.

- Бандеровцы?

- В этом правом крыле есть самые разные группировки, и бандеровцы тоже есть, но далеко не бандеровцы там всё определяют. Половина правого сектора говорит на русском языке.

- Объясните, какую позицию сейчас  транслирует Майдан?

- Я бы хотел, чтобы было понятно, сделать несколько акцентов. Сегодня московская власть говорит о том, что был нарушен договор 21 февраля, подписанный министрами иностранных дел Франции, Германии и Польши. Его действительно подписали, но никакой гарантии для Януковича там не было — об этом сказал Сикорский, министр иностранных дел Польши. И Янукович в эту же ночь собрал пять камазов добра и уехал. На следующий день, когда он должен был появиться у Рады, и ему позвонили, предложили написать заявление об уходе, он согласился, но после этого исчез, его долго не могли найти. После этого он появляется на экранах и говорит: "Я позвонил Путину, и теперь я остаюсь президентом".

Верховная Рада конституционным большинством вместе с Партией регионов приняла постановление о том, что президент самоустранился от работы. Это был своеобразный импичмент. И в этот же день вечером выступил Ефремов — руководитель Партии регионов, который полностью открестился от Януковича. Заклеймил Януковича. Его партия сказала, что он предатель. Какой же он президент? Верховная Рада работает и принимает законы абсолютно легитимно.

Весь мир признал новую власть. Где эти страны, которые признают Януковича президентом? Это же анекдот. Одна страна признает Януковича по каким-то надуманным причинам.

"А я вам говорю, что Майдан — это совесть нации".

- А как эту линию Москвы понимают на Украине?

- Такие люди - ястребы типа Жириновского — они всю жизнь об этом думали, что надо расширять Российскую империю. Сущность имперского мышления — расширение собственных границ.

Новый настоятель украинской православной церкви Онуфрий сделал заявление, что церковь со своим народом сегодня, и обратился к патриарху Кириллу, которому он формально подчиняется, о том, чтобы не вводить войска. И Кирилл выступил с таким заявлением, чтобы не применять силу.

Но происходит абсолютно неприкрытая агрессия. Это напоминает реплику волка из известной басни: "Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать". Российские войска введены в Крым вопреки всем договоренностям. Там есть договор, что они есть в определённом количестве, но их передвижение по Крыму — это всё должно согласовываться с властью. И то, что они сегодня делают — это невероятно. Они блокировали украинские войска и ждут первого выстрела, чтобы заявить, что на них напали.

- Поддержка российской стороны на востоке — тоже ненастоящая?

- Все выступления - в Донецке, Харькове и других городах — всё это инициируется только с российской стороны, без сомнения. Едут туда автобусами молодчики из Белгородской области. Ну, есть, конечно, те, кто поддерживает — но их очень мало. Вообще я не считаю, что там нация разделилась. 90 процентов людей хотят жить в мире и согласии, хоть в Донбассе, хоть во Львове. А есть экстремистски настроенные люди, которые подзуживаются из России.

 И всё бы давно было абсолютно спокойно, если бы Россия признала новую власть, выдала Януковича.

- На Украине жизнь — обычная жизнь — продолжается? Люди ходят на работу, водят детей в школы? Что сообщают ваши родные?

- Жизнь продолжается. Да, люди ходят на работу. И всё давно было бы спокойно, но, видимо, Россия заинтересована в том, чтобы поднять там бучу. А потом выбросить войска. Как это было в Праге, в Будапеште. Я сейчас надеюсь, что первые последствия этих шагов вызвали такую международную реакцию, которая охладит горячие головы, и ситуация успокоится.

- Каким вы видите будущее Украины?

- Будущее не прогнозируемо, потому что не известно, что запланировали в Москве. Они явно реализуют какой-то план.

- А люди? Они видят себя в Европе?

- Такой образ — просто для понимания. Вот я, допустим, живу в какой-то деревне, у меня дом — халупа, который уже валится. Рядом стоит такой же дом, но, может, чуть-чуть лучше, но у него больше денег. А с другой стороны — хороший кирпичный красивый дом, в порядке. Что я хочу? В хороший дом, потому что у меня дети и внуки. А мне говорят — нет, живи в этом старом доме.

Я, конечно, понимаю, что путь в Европу очень длинный. Потому что Янукович и его команда высосали всё, что могли, оставили казну пустой, и надо всё восстанавливать. Старшему поколению уже не светит дожить до европейских стандартов. Но первый выход на Майдан сделали студенты, у которых Янукович хотел забрать будущее.

- Но на карте Европы ведь есть же сегодня страны, которые — условно — тоже "дом-халупа". Сам факт, что они в Европе, не делает автоматически дома хорошими.

- Это штамп. Штамп, навязанный в том числе и вам, журналистам. А кто виноват, что в Болгарии такая ситуация? Европа? Да виновато прошлое её. Болгария будет, её дети будут жить в цивилизованной Европе. И украинцы хотели бы жить в цивилизованной стране, чтобы могли сказать, что они думают. Что не хватали и не тащили в автозаки. Есть желание народа быть европейским, это естественное желание, это шаг вперёд. И есть желание у соседней страны не допустить этого, любыми методами.

В 2008 году Стефан Паняк выпустил книгу, в которой объясняет россиянам, почему Украина - это отдельная страна.

- А как вы относитесь к контраргументу, что Украина нужна Европе только как рынок сбыта?

- Это ерунда, абсолютная ерунда. Никто не отрицает, что они будут что-то Украине продавать. Объединённая Европа выделяет каждой стране какой-то сектор экономики, за счёт которого страна прекрасно может существовать. Украина может развивать свой агросектор. Прекрасные земли, прекрасный климат. Старые металлургические заводы закроют. Производства перепрофилируют. Конечно, не получится всё быстро сделать. Но будет надежда на будущее, что мы станем цивилизованной страной.

- Вы 40 лет живёте в России. Вы сами не планируете переезжать?

- Я живу в России и остаюсь в России. И больше вам скажу — у меня здесь пятеро детей и двенадцать внуков, даже правнучка есть. И выходит, что они, если начнётся война, должны будут воевать против своих же братьев. Мои друзья и коллеги здесь все говорят только одно — это кошмар — то, что происходит. Введение войск, война. Всем же очевидно, кто знает ситуацию хоть чуть-чуть: нет проблемы травли русских в Украине, нет проблемы русского языка — ни в Киеве, ни во Львове.