20 октября вторник
СЕЙЧАС +4°С

Ройзман предлагает провести в Екатеринбурге свой референдум - о восстановлении храма на площади Труда

В марте 2010 года Екатеринбургская епархия при поддержке губернатора Мишарина объявила о строительстве собора на месте "Каменного цветка". Сегодня к этой идее возвращается новая власть.

Поделиться

18 марта 2010 года Екатеринбургская епархия при поддержке губернатора Свердловской области Александра Мишарина объявила о намерении восстановить разрушенный в 1930 году Екатерининский собор (собор во имя великомученицы Екатерины) на месте нынешней площади Труда в центре города. Часовню предполагалось оставить, как пристрой к храму, при этом по плану под снос отправлялись фонтан "Каменный цветок" и зеленые насаждения, а под самим зданием организована подземная парковка. Эти планы вызвали сильный общественный резонанс. 10 апреля 2010 года на площади Труда прошёл митинг, в котором участвовало до 6 тысяч человек. Была собрана 3591 подпись против строительства.

Спустя четыре года идея восстановить храм вновь витает в некоторых властных коридорах Екатеринбурга. О её перспективах E1.RU рассказал глава города Евгений Ройзман.

- Восстановление храма в центре города – вопрос для горожан очень болезненный. Вы в своём блоге четыре года назад написали, что считаете идею восстановления разумной и справедливой.

- Я помню, что тогда возмутило людей, вышедших на митинг. Ситуацию очень грамотно подавали: вот, мол, собираются разрушить фонтан. И весь этот митинг был против разрушения фонтана. Тогда очень грамотно сработали несколько человек: сильнее всех – Лёня Волков, Аксана Панова, чиновники администрации Екатеринбурга. Я впервые видел, как манипуляциями СМИ и столкновением двух администраций цинично раскололи общество на две части. Мне тогда стоило огромного труда сделать так, чтобы православные на митинг не вышли. Православные отмолчались и не вышли.

- А шесть тысяч человек – это кто были?

- Горожане, которые пришли на митинг против сноса фонтана.

- И православных среди них не было?

- Это были шесть тысяч человек, которые были против сноса фонтана. А на другой стороне – никто не знает, сколько было православных, которые ЗА восстановление Екатерининского собора. И я сам занимался тем, чтобы не допустить столкновений, чтобы люди не вышли на митинг, чтобы горячие головы там успокоились. Я тогда сработал на примирение, но и свою позицию по храму озвучил и задекларировал. Считаю, что тогда облаяли Митрополита Викентия – человека достойного. Это была война администраций области и города, владыка был ни при чём. Но со стороны губернатора Мишарина была сделана очень серьёзная ошибка. Прежде чем что-то предпринимать, ему имело смысл посоветоваться с администрацией города, потому что в ней работают люди, которые выросли и чего-то добились в Екатеринбурге. И имело смысл спросить мнение горожан: так, мол, и так, есть такой проект, давайте обсудим. Но вместо этого ситуация вылилась в антицерковные, антиправославные настроения. Часть общества с трудом удалось удержать от выхода на площадь. Сейчас эту ошибку повторять нельзя, надо понимать специфику Екатеринбурга. Здесь никто и никому не даст больше сверху насадить. Город другой. У нас невозможно выйти и сказать: "Мы решили, будет так!" Здесь люди скажут: "Мало ли что вы решили". Здесь живут думающие люди.

- Ваша позиция по вопросу восстановления храма остаётся прежней?

- В этом вопросе пока нет ничего необходимого. Без этого люди жили и дальше проживут.

- Дипломатично…

- Вот хлеб в город завозить – в этом есть необходимость. Тепло давать, энергию, дороги чистить – в этом необходимость. А всё, что касается восстановления храмов, строительства новых – такой необходимости нет. Это не вопрос жизни и смерти, не вопрос функционирования города.

- Если на то пошло, то строительство и восстановление церквей – вообще не вопросы функционирования города.

- Да, но это вопрос восстановления справедливости – исторической и человеческой. У Екатерининского собора очень старые захоронения. Этот собор называли Градо-Екатерининский. Он поднимался вместе с городом. Его в городе любили. Самую серьёзную роль он сыграл после революции. Был местом прибежища для всех репрессированных, для всех, кто остался на улице, без имущества. Там была одна из самых лучших и больших библиотек в городе.

- Ваша-то позиция какая? Всё-таки необходимо его восстанавливать на том же самом месте или нет?

- Справедливо было бы восстановить его на том же месте. Вот только за этим сразу же потянется снос памятника Ленину на площади 1905 года и восстановление на его месте Кафедрального собора. Потому что это тоже будет справедливо, по-настоящему, по-человечески. И я думаю, этому время когда-то придёт. Но что касается Екатерининского собора – там есть серьёзный подвох: дело в том, что его никогда не восстановить в том виде, в котором он был. Потому что тогда он будет до трамвайных рельсов, перекроет проспект Ленина. Единственное, что можно сделать – это построить уменьшенную копию собора. Что бы сделал я? Я бы памятник де Геннину и Татищеву сместил максимально к плотине, чтобы он стоял в конце лестницы. Максимально сместил бы к ним и фонтан "Каменный цветок", перенёс бы сквер. И уже бы думал, как на освободившейся площадке вписывать собор. Но повторюсь, что сейчас ничего нельзя делать без учёта мнения жителей города. Я бы объявил референдум, дал бы людям максимальную информацию по Екатерининскому собору: какое значение для города он имел, историю храма. Во всех торговых центрах города выставил бы предполагаемые макеты восстановления собора. Это бы показало уважение власти к горожанам. Я думаю, что можно было бы внятно разъяснить жителям города и даже попросить разрешить восстановить собор.

- Кто должен попросить?

- В первую очередь Владыка. Потом губернатор и городская власть.

- Городская власть в лице Ройзмана или Якоба?

- А какая разница? Я думаю, мы между собой решение бы приняли.

- Ваш друг Владимир Шахрин в недавнем интервью E1.RU говорил про этот храм и про фонтан "Каменный цветок": "У меня есть фотография, где мои бабушка и дедушка гуляют со мной у этого фонтана, сидят на скамеечках там. А с отцом мы делали модели и запускали их в этом фонтане. Вот это мой город и мой кусочек жизни. И мне кажется, всё там вполне гармонично. Мне кажется, не надо ничего рушить". На митинг против восстановления храма выходило много ваших знаменитых друзей – Бегунов, Коляда, например…

- У меня также есть куча друзей, которые собирались выйти на другую сторону – за строительство. Я ещё раз говорю, что с огромным трудом удалось убедить всех не выходить и не создавать противостояние. Я впервые наблюдал, как в течение такого короткого времени был внесён такой жесточайший раскол в обществе, просто людей лбами столкнули. То, что говорит Володя Шахрин, я понимаю. У меня тоже моя первая фотка – у этого фонтана. Дедушка меня сфоткал в 1964 году, 50 лет назад. Я уверен, что если подойти разумно к этой ситуации, то можно сохранить всё, там места хватит и для храма, и для сквера, и для фонтана. Вон новый храм Большой Златоуст поставили – и памятник Малышеву сохранили, и храм отстроили. Он красивый, он вписался.

- На ваш взгляд, есть ли сегодня в Екатеринбурге силы, которые смогут вывести на улицы города шесть тысяч человек против? Волкова в городе нет, Мишарина тоже.

- Даже если этих сил нет, всё равно не надо перешагивать через людей, не обсуждать с ними. Понятно, что и православные могут собрать огромное количество подписей за восстановление храма, но я не хочу, чтобы люди сталкивались лбами.

- На тот момент, по данным разных опросов, 70-80 процентов горожан были против восстановления храма…

- Я спокойно к этим опросам отношусь, их можно было бы собирать в другом месте и в другом обществе, и они показали бы за восстановление.

- С тех пор и губернатор сменился, и глава Екатеринбурга. Сегодня во власти вопрос храма обсуждают?

- Этот вопрос никуда никогда не уходил. В администрации города есть проекты по восстановлению собора. Никто не остановился. Все ждут момента. В городе есть несколько серьёзных людей, верующих, православных, которые считают это своим долгом. И я тоже считаю, что восстановить храм было бы справедливо. Но надо сделать так, чтобы это не задевало других людей.

- Напоследок вопрос о Кафедральном соборе, который стоял на месте площади 1905 года, и захоронениях рядом с ним. Вы зимой писали, что вам не понравился ледовый городок. А вам вообще нравится то, что народные гуляния, Дни города, парковка устраиваются, по сути, на костях людей, на кладбище? Мэр Екатеринбурга, кстати, здесь же паркует свою машину.

- Там, где я паркуюсь, не было захоронений. Это первое. Второе – за алтарём Кафедрального собора действительно хоронили почётных и значимых для города людей. Но после революции это место закатали. Теперь здесь да, парковка на кладбище и памятник Ленину, который уже накренился, и два года ни одна фирма в городе не участвует в тендере по приведению его в порядок. Никто не изъявляет желания! Когда-нибудь мы придём к тому, что никто не будет знать, кто такой Ленин… Как сейчас никто не знает, кто такой Малышев! У меня есть своё мнение насчёт Ленина. Я считаю, что его надо выносить из мавзолея и хоронить. Иначе это надругательство над трупом. Я могу своё мнение озвучивать, я не популист, я не боюсь этого, но я выслушаю все остальные мнения. За меня же не просто так голосовали.

- К вопросу о популизме. Вы же сейчас говорите не просто как человек с улицы, вы – глава города, чиновник, и за вашими словами вроде как должно следовать дело…

- Вот потому что я глава города, я очень серьёзно к этому отношусь. Всё, давайте на этом закончим.

КОММЕНТАРИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ЕПАРХИИ

"Храм восстанавливать надо"

- Когда в обществе заходит речь о восстановлении собора святой Екатерины в центре Екатеринбурга, моментально образуются сообщества и группы людей, рассуждающих по этой теме, - говорит протоиерей Алексей Кульберг, руководитель отдела религиозного образования и катехизации Екатеринбургской епархии, настоятель храма Большой Златоуст. - При этом мнения различных людей и групп, формирующиеся в результате обсуждения, порой диаметрально противоположны. Моя позиция: храм восстанавливать надо. На том месте, где он был ранее. На его родном фундаменте (хотя бы частично). Речь не идёт о новом строительстве. Это восстановление. Проект восстановления может не совпадать точно с историческим собором: храм может иметь иные пропорции, может быть смещён в сторону от дороги, может быть выше (ниже), шире (уже) - но он должен стать архитектурной доминантой площади и городской архитектурной жемчужиной.

Площадь Труда при этом сохраняет своё значение как общественно-культурный центр. Сохраняется парковая зона, фонтан, аллеи - всё это должно быть предусмотрено проектом. Территория остаётся открытой (как реализовано уже в храме Большой Златоуст) для горожан, отсутствие заборов и оград (возможно только пешеходное ограждение проезжей части). Проект должен отвечать запросам жителей района и города и соответствовать статусу города Екатеринбурга - столицы Урала.

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!