15 декабря воскресенье
СЕЙЧАС -5°С

Безногого таксиста в невьянской деревне выгоняют из дома, в котором он прожил семь лет

Другая жизнь. История о том, как в глубинке выживает инвалид: "Мечтаю вырастить виноград и проводить внука в армию".

Поделиться

Виктор Южаков иногда таксует на своей старой "девятке"

Виктор Южаков иногда таксует на своей старой "девятке"

Виктор Васильевич Южаков вызвался нас встретить сам. Ждал на чистой, выскобленной своими руками "девятке" на трассе, у поворота на свою деревню Конево, это в Невьянском районе. У дома хозяин выпрыгнул из машины, заскочил на низенькую самодельную тележку. Протезов у Виктора нет, слишком мало осталось от того, что было ногами.

Дом с виду вроде бы добротная изба. Внутри свежие, простые обои. За стеклом серванта – разноцветные сказочные звери и птицы из бумаги. Жена Виктора Васильевича плетёт оригами.

Виктору 65 лет, бывший шофер. Первую ногу потерял еще в 1999 году из-за атеросклероза. Через несколько лет ампутировали вторую ногу. Женился Виктор безногим. С женой Риммой познакомились лет сорок назад, вместе работали на базе отдыха. Она была почти начальником – заведующей складом. До загса прожили несколько лет, вырастили двух детей Риммы.

– Меня никто из родных не отговаривал: мол, не выходи за инвалида, – говорит нам Римма Леонидовна. – Сестра только сказала: "Я бы так не смогла". А я смогла! С двуногим не рассталась (смеется), а уж безногого как бросить?! А ведь по молодости всякое было: выпивал, да. Мне не нравилось…

– Да я же с получки только! – протестует Виктор Васильевич.

– Получка – это что праздник? Вы понимаете, что за повод такой – получка? – сердится Римма Леонидовна, вспоминая старые грешки мужа. – Сейчас у нас даже на праздниках нет алкоголя.

Виктор Васильевич продолжает рассуждать на алкогольную тему.

– Вот смотрю на некоторых мужиков в деревне: вечером пьяные, с утра опохмеляются... У меня никогда такого здоровья не было. И сейчас мне здоровье надо беречь. У меня цель есть потому что. Мне надо ещё лет пятнадцать… нет, двадцать лет прожить. Кредит надо отдать. Взял двести тысяч год назад: "девятку" купил, внучек в школу собрал и жене ещё вылечить зубы осталось. А как 65 лет мне исполнилось, кредит не дают уже. Мы тут всё посчитали, хотели другой кредит взять, чтоб этот погасить, так не дали!

На машине Виктор Васильевич иногда таксует – возит соседей до Екатеринбурга, Невьянска. Летом они с женой и внуками стоят на трассе с вёдрами черники и грибов. Римма Леонидовна ещё продаёт своих плетёных сказочных зверей. Одна поделка – 150 рублей. Всё заработанное, полученное в виде пенсии и "инвалидских", а ещё собранное на огороде Виктор увозит дочери и внукам. Дочь – мать пятерых детей, уборщица в Новоуральске с зарплатой в 10 тысяч. Мужа нет, алиментов тоже – брак был не зарегистрирован.

Виктор и Римма Южаковы уже семь лет живут в этом доме на птичьих правах

Виктор и Римма Южаковы уже семь лет живут в этом доме на птичьих правах

Главный кормилец Виктора Васильевича и всей его семьи – огород.

– У меня ведь сейчас мечта есть: виноград вырастить, мне ростки дали. Пойдёмте, я вам огород покажу.

Дощатый настил в огороде выскоблен и подметен. Снег укрыл тощую лозу морозостойкого уральского винограда, прислонённую к стене. Когда-то в юности Виктор два года работал водителем на стройке в Молдавии, республике роскошных виноградников.

– А в этом году я ещё арбуз посадил, – рассказывает Виктор. – Только рано сорвали, не дозрел ещё. Вообще ко мне, говорят, должна соцработница приходить, чтоб ухаживать за мной, в баню водить, помыться. Но ей платить надо больше тысячи. А зачем мне это надо? У меня жена есть, она и ухаживает. А я мужскую работу делаю, картошку копаю, чиню все. Вот смотрите, по этой лестнице я на крышу бани забираюсь, снег чищу.

Виктор Васильевич на одних руках по приставной лестнице забирается на крышу бани. Снег с крыши счищает сам.

Почти всю мужскую работу по хозяйству Южаков делает сам

Почти всю мужскую работу по хозяйству Южаков делает сам

В огород прибегает внук Коля. Застревает в сугробе. Кричит.

Коле семь лет, в школу не ходит. Задержка речи. Звуки произносит с трудом, тяжело подбирает нужные слова. В младенчестве его избил отчим. Отчима посадили.

– А ещё у меня мечта – Колю в армию проводить, чтобы всё нормально у него в жизни было, – вздыхает Виктор, слезая с лестницы.

Римма и Виктор – люди хорошие, правильные, работящие. Нет у них настроений безнадёги и унылости. И даже находят время и силы для творчества. Виктор мечтает увить виноградом деревенский огород. Римма плетёт из бумаги своих пёстрых сказочных птиц, потом возит их на выставки. И вроде бы всё делают правильно. Но вокруг них происходит какая-то сплошная катастрофа.

Младшая трёхлетняя внучка – инвалид. Лежачий. Несколько лет живет в одной из больниц Екатеринбурга. Из списка её многочисленных медицинских диагнозов обывателю понятен только один – тяжелое поражение центральной нервной системы. Врачи сказали, что это врождённое, бабушка и дед считают, что это осложнение от плановой прививки.

Старший сын, бывший рабочий-путеец, перенёс инсульт и тяжелую операцию, несколько лет не работал. Жена бросила, ушла, забрав двух детей. Василий и Римма помогали сыну, как могли, пока он, окрепнув, не устроился разнорабочим в Невьянске. Они всё принимают, как есть. Просто помогают дочери и сыну, и всё.

– Надо, чтобы учились они, – переживает Римма Леонидовна за внуков. – Я их уговариваю: только учитесь, ради бога, чтобы профессия нормальная была, это же ваше будущее!

– Учатся?

– Старшая на монтажника училась, бросила, говорит, – тяжело. Пошла в магазин подсобным рабочим. А вот средняя у нас молодец: и учится, и танцами занимается.

Из дома, который они с такой любовью обустраивают, Виктора с Риммой скоро выгонят. Потому что… это не их дом. Живут они тут на птичьих правах. Несколько лет назад Южаковы решили переехать из панельного многоквартирника (в деревне есть такие дома) в обычный деревянный дом. Потому что для инвалида жить на втором, третьем и так далее этажах – это угасать и лезть на стены от скуки в четырёх стенах. Какие там равные возможности! Ни пандуса, ни работы.

Виктор Васильевич с внуком Колей

Виктор Васильевич с внуком Колей

Семь лет назад в Конево продавали дом – нежилой, хозяева давно съехали в город, и он лет пять стоял пустым. Южаковы договорились с соседом купить его за сто тысяч рублей, по этой же цене продавали и свою квартиру.

– Квартиру мы свою продали, а дом так и не купили, – рассказывает Виктор. – Хозяин дома говорил: въезжайте, спокойно живите, пока я документы готовлю. Сложности какие-то с бумагами у него были. Потом он совсем пропал, перестал трубку брать. Зато сейчас, через семь лет, его дочь нашлась. Приехала к нам, стала требовать, чтобы мы заплатили за дом 950 тысяч рублей. "Или освобождайте!" Но откуда у нас такие деньги? Нам же говорили, что не будут поднимать цену!

Чтобы разобраться в ситуации, мы позвонили хозяину дома. Его зовут Андрей, работает дальнобойщиком.

– Да, мы договаривались, что я продам этот дом Южаковым за сто тысяч рублей, – честно объяснил он. – Обещал цену не поднимать. Но продать дом сразу не мог, потому что дочь была несовершеннолетняя, договорились подождать. А был постоянно в рейсах, заниматься этим было некогда. Потом разошлись с женой. Сейчас за продажу дома взялась выросшая дочь, я от этого отошёл. Она и подняла цену. Хотя я её попросил, мол, ты хоть до лета подожди, чтобы зимой людей на улицу не выселять.

Невьянские власти предложили Виктору и его жене, что могли: временный приют – избушку в соседней деревне, пустующее муниципальное жилье для фельдшера или сельского учителя. Когда появится в деревне врач, дом надо освободить. А пока, дескать, живите.

Виктор Васильевич сейчас стоит в очереди на получение жилья в Невьянске. Как инвалид. Очередь подойдёт через несколько лет.

– В городской квартире мне как в тюрьме будет. Сидеть, водку глушить да на кладбище собираться, – рассуждает Виктор Васильевич. – А тут в деревне – свобода! Пилу купил, лобзик, мебель делаю, огород по весне начну копать. И вообще хорошо здесь: на машину прыгнул, и я сам себе хозяин. Если не выселят…. А что сейчас мне делать? Я вот Грефу написал в Сбербанк, чтоб мне ссуду дали. Я всё выплачу в срок, правда! Но пока не отвечает никто...

ФОТОГАЛЕРЕЯ: Дома у инвалида, которого выселяют на улицу

Фото: Елена ПАНКРАТЬЕВА / E1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!