Дмитрий Карасюк, бывший пресс-секретарь ОПС "Уралмаш", консультировал Алексея Иванова по "Ёбургу".

Дмитрий Карасюк - бывший пресс-секретарь общественно-политического союза "Уралмаш" - хорошо знал некоторых героев новой книги Алексея Иванова "Ёбург". Одного из них - Александра Хабарова - уже нет в живых. Карасюк был одним из тех, кто консультировал Иванова.

- Вообще-то я не понимаю, почему такой гипертрофированный интерес к криминальным новеллам книги, - говорит Дмитрий. - Криминальной темы в "Ёбурге" – это не более 7-8 процентов. История нашего города не в этом, совсем не в этом!

Дмитрию есть что вспомнить и помимо работы пресс-секретарём ОПС "Уралмаш". Работа в "Вечернем Екатеринбурге", на первых губернаторских выборах в 1995 году, выпуск самиздатовских музыкальных журналов свердловского рок-клуба в середине восьмидесятых. Только в конце девяностых Карасюк стал пресс-секретарем общественного-политического союза "Уралмаш" - перерождённой бывшей организованной преступной группировки.

- А как вы, журналист "Вечернего Екатеринбурга", попали в пресс-секретари ОПС?

- Работал в штабе Страхова на выборах первого губернатора, потом на первых выборах Хабарова. Видимо, понравилось, как работал, пригласили возглавить пресс-службу ОПС.

- И вы, не сомневаясь, согласились?

- К тому времени у них (ОПСовцев – прим. ред.) уже были легальные бизнесы, офисы в центре города, всё было цивилизованно. И это была очень интересная, амбициозная журналистская задача: переломить общественное мнение по поводу Хабарова и ОПС. Показать, что это - нормальные люди, что у них нет рогов и копыт. И я сам одним из первых убедился в этом, когда познакомился с ними.

- Получилось переломить общественное мнение, как думаете?

- Может быть, убедить всех, что они были абсолютно "белыми", и не получилось. Но и однозначно отрицательными героями их сейчас тоже не считают. Задача минимум была мной выполнена.

На прощание с депутатом Городской Думы Хабаровым пришли не только "свои" "уралмашевцы", но и десятки обычных горожан. Дмитрий Карасюк: "Если бы не арест Хабарова по надуманному предлогу, все было бы по-другому. Он мог бы стать обычным бизнесменом".

- А та самая знаменитая выдача мешка денег голодающим метростроевцам - это была продуманная пиар-акция?

- Нет, это был абсолютно непланируемый, спонтанный поступок. Смотрели телевизор в офисе. Шли новости, сюжет про голодающих. Как раз привезли выручку, кажется, с рынка. И мы поехали, взяв деньги. Метростроевцы сказали, что деньги берут в долг. И потом действительно вернули, когда им погасили долги по зарплате. Хабаров проводил десятки встреч с избирателями. Его убедили, что такие встречи очень нужны. Люди видели своими глазами, что он не такой, каким его представляют СМИ.

- Стояние в Цыганском посёлке тоже было спонтанным?

- Это, конечно, невозможно провести одномоментно - ведь надо было людей пригласить. Но по сути это эмоциональная акция, точно такая же, как с метростроевцами. КПД от них заранее никто не высчитывал.

- Александр Хабаров в представлении Алексея Иванова - идеалист и романтик.

- У Иванова вообще Екатеринбург – город идеалистов. Это его теория о нашем городе, которую он своей книгой и доказывает. Практически все его герои – идеалисты. Идеалист - это тот, кто ставит перед собой задачи, которые остальным – не идеалистам - кажутся невыполнимыми.

- Какие задачи Хабаров ставил?

- Например, стать депутатом Государственной Думы.

- А где сейчас бывшие члены ОПС? Вы с ними общаетесь?

- Да. Большинство занимаются обычным легальным бизнесом.

- Вы были на сходке авторитетов у "Большого Урала" 15 сентября 2004 года, на которой договорились не пускать в город кавказскую мафию?

- Нет, я не знал о ней заранее. Формально ОПС уже не было, он самораспустился, закрылся самостоятельно. А милиция отчиталась, что ОПС разгромлен.

- Тем не менее, всё равно силовики победили ОПС.

- Если бы не арест Хабарова по надуманному предлогу, все было бы по-другому. Хабаров сейчас тоже мог бы быть обычным бизнесменом. Жил бы спокойно. Олигархом российского масштаба он бы не стал — не уехал бы в Москву из нашего региона. Он был патриотом Екатеринбурга. И все его проблемы начались из-за его патриотизма, который он понимал не так, как власть. Ведь всё началось после той сходки у "Большого Урала".

В депутаты Госдумы Хабаров так и не прошёл.

- Если бы он был жив, мог бы стать мэром Екатеринбурга, как Ройзман? Или губернатором?

- Губернатором бы ему не дали, а в мэры, с такими же полномочиями, как сегодня у Ройзмана, сам бы не пошёл. Думаю, он бы адекватно представлял себе круг полномочий нынешнего мэра. Зачем нужен пост без полномочий?! Ройзман сейчас ничего не может сделать, кроме как вести приём населения. Это иногда выглядит забавно. Хабаров очень не любил выглядеть забавно. Он бы всё просчитал и просто бы в выборах этих не участвовал.

- Алексей Иванов в новой книге полностью поддерживает версию самоубийства Александра Хабарова. А вы?

- Думаю… он мог так поступить. Подобный поступок - тоже идеализм. Хотя мы никогда не узнаем, что всё-таки произошло в той камере СИЗО.

- "Ёбург" по Алексею Иванову - это свободный и сильный город. До этого был штамп, что прежний Екатеринбург – город бандитов и разборок.

- В начале девяностых такое творилось во всех крупных российских городах. Иванов совершенно правильно пишет, что уникальность ситуации в Екатеринбурге в том, что те же "уралмашевцы" выросли над криминальным переделом, поднялись на следующую ступень. Мало того, сами эту ступень построили. Это переход людей с не слишком безупречным прошлым на легальное положение. Люди хотели жить и работать по-новому, не боясь, что их расстреляют на улице или арестуют. Ведь сейчас де-факто произошла легализация капиталов. А они были первыми, кто открыто заявил, что она необходима. Основа нынешнего российского бизнеса - это не только бывшие комсомольско-партийные вожаки. Большинство начинало на рынках в спортивных костюмах. Кстати, насчёт костюмов и прочих бандитских клише. Я, работая в ОПС, никогда не видел ни малиновых пиджаков, ни золотых цепей. Может быть, это какой-то столичный вариант "нового русского". Но в ОПС "Уралмаш" над этим смеялись, так же, как и везде. Хабаров ходил в обычном строгом костюме. Вообще назвать его "мальчиком с окраины", "братком" нельзя. Он - сын секретаря красноуфимского райкома, никогда не был судим. При мне стал кандидатом педагогических наук, сам защитил диссертацию.

Одна из первых громких пиар-акций общественно-политического союза "Уралмаш": на биллбордах разных секций спортивных школ Екатеринбурга, которые поддерживали "уралмашевцы", в одну ночь изменились подписи: "Здоровья и благополучия! ОПС "Уралмаш".

- Вам книга Иванова понравилась? Со всем согласны?

- Может, есть какие-то неточности в деталях, но это мелочи. Книга понравилась. Это не беллетристика, это высокохудожественное произведение, основанное на документах, фактах, с авторским взглядом. И подобных книг о нашем городе должно быть много.


ЕЩЁ МНЕНИЕ

Юлия КРУТЕЕВА, директор музея "Арт-птица": "Ёбург – это обзывалка, мы свой город так не называем!"

- Вообще-то Иванов – хороший писатель. И после того, как в Интернете появились две первые зарисовки из его новой книги "Ёбург", я успорилась с писателем Касимовым, страшно обиженным на Иванова за излишнюю лихость повествования. "Нельзя судить о книге, пока она не вышла!" - доказывала я, хотя уже само название, если честно, покоробило. Потому как мы, екатеринбуржцы, свой город так не называем. Соответственно, воспринимается как обзывалка.

Но вот вышла глава и о Вите Махотине. О художнике, которого я лично знала. Вот, вроде, перечитала снова – придраться не к чему. Даже догадываюсь, какую историю и от кого писатель услышал. Хотя отмечу, наивным художником Витя не был. Он был художником профессиональным – достаточно было бы взглянуть писательским взглядом на пару его картин. И вот обидно.

Попробую разложить по полочкам, хотя, повторюсь, не считаю правильным говорить о книге, пока она не прочитана полностью. Говорю о тех главах, которые были опубликованы.

Вроде вся фактология соблюдена. Отношение автора, его взгляд на описываемые события – его безусловное право. Но почудилась мне за всеми этими текстами такая равнодушная скороспелая журналистика. Было такое слово, совершенно неругательное – борзописец. Вот это именно о таком подходе: приехал, поболтал кое с кем, быстренько накатал. А книга вообще-то о людях.

Если бы так ловко, ернически и лёгонько описывались архитектурные объекты, какие-то исторические события, да, в конце концов, политические казусы – да, здорово, прекрасно, увлекательно. А о людях надо по-другому. Хотя бы с уважением. И хотя бы с интересом, а не за гонорар.

И да, Ёбург – это противное, недостойное русского писателя сокращение. Мы свой город так не называем.