Аркадий Чернецкий ответил на вопросы журналистов E1.RU.


Коллектив редакции Е1.RU встретился с экс-главой Екатеринбурга, а ныне сенатором Совета Федерации Аркадием Чернецким. Политик, который 19 лет возглавлял Екатеринбург и недавно вошёл в число лидеров рейтинга "100 лучших мэров России", рассказал о том, почему следует воплотить идею Большого Екатеринбурга, существует ли на самом деле программа "Столица", чего ждать от нового "Пассажа" и какие претензии были у него к памятнику Жукова.


– Аркадий Михайлович, вы были последним "единоличным мэром". Насколько, по-вашему, оказалась удачна система двоевластия, принятая для ваших последователей?


– Я считаю, что в то время, когда я возглавлял город, система сильного мэра была просто необходима. В отсутствии должного законодательства, когда необходима была инициатива и когда нужно было брать ответственность на себя – должен быть человек, наделённый полномочиями населением города и не боящийся отвечать за свои поступки.


Сегодня двуглавая система, конечно, ответственность разделяет. Причём, к сожалению, большинство людей ответственность каждой ветви власти не очень хорошо понимает – начинают спрашивать с Ройзмана то, за что он не отвечает. Можно по-разному относиться к Ройзману, но он руководитель представительной ветви власти и задавать ему вопросы, почему у меня в подъезде лампочка не вкручена – это не к нему, он не виноват. Другое дело, что глава, председатель гордумы должен по существующему уставу Екатеринбурга заниматься стратегическим развитием города. Сразу возникает вопрос: способен ли Ройзман сегодня заниматься стратегическим развитием или не способен? Не способен! Но не потому, что Ройзман плохой, я отнюдь не хочу умалить его достоинство. Просто для того, чтобы заниматься стратегическим развитием такого города, как Екатеринбург, нужен хоть какой-то опыт. И я в 1992 году, когда пришёл, не мог бы заниматься никаким стратегическим развитием. Сможет ли он набраться опыта, сможет ли стать локомотивом стратегического развития – я не знаю, посмотрим. Пока он занимается тем, что ему кажется важным – принимает жителей. Если он при этом ещё и учится, если он при этом впитывает в себя, знакомится с генеральным планом, со стратегическим планом развития – наверное, что-то отложится, и тогда он сможет, или по крайней мере обязан, стать тем лидером стратегического развития города, которое возложено на эту должность.


Что касается оперативного управления, текущего управления – это вопросы сити-менеджера. Александр Якоб – опытный человек, он достаточно много работал, в том числе со мной, он работал главой района, был первым заместителем. Он может ранжировать вопросы, он может организовать решение ряда вопросов. Может, в какой-то степени ему не хватает политического опыта, но сейчас тренд такой, что сити-менеджеров пытаются отстранить от политики, хотят, чтобы он занимался чисто хозяйственными вопросами. Я в 1993 тоже хотел заниматься чисто хозяйственными вопросами, но, к сожалению, политика меня всегда догоняла, когда нужно было защищать интересы города.


Аркадий Чернецкий в офисе нашего портала.


– Аркадий Михайлович, какие районы вы считаете самыми перспективными в плане развития Екатеринбурга? Правильно ли город растёт?


– Я думаю, что город растёт правильно. Юго-западное направление – это приоритетное направление развития города по генеральному плану, хотя бы и потому, что, с точки зрения экологии, это в наименьшей степени загрязнённая сторона. Изначально, когда генеральный план разрабатывался, это направление было приоритетным. Но это не значит, что другие направления не должны развиваться. У нас в генеральном плане много точек роста. Одна из них находится на другом конце города – это развитие в направлении микрорайона Компрессорный.


Достаточно серьёзное направление на Эльмаше – там идёт очень серьёзная застройка в районе того, что раньше было совхозными теплицами. Есть, на мой взгляд, чрезвычайно перспективная точка, которая, кстати, напрямую связана с возможностью создания Большого Екатеринбурга, так называемые антенные поля. Её надо использовать рационально, это окраина Екатеринбурга и окраина Пышмы. Но если будет единое муниципальное образование или единая агломерация – это станет очень привлекательной территорией.


С точки зрения больших массивов, у нас сегодня самое главное – это Академическое направление. Достаточно серьёзная работа предстоит и у Юга-Центра – это та площадка, которую мы в своё время освобождали, и даже в условиях самой крайней нужды на средства города готовили инженерную инфраструктуру для того, чтобы юг центра мог застраиваться.


– Вам не кажется, что дороги не поспевают за развитием города?


– Конечно, такая проблема существует. Она заключается в том, что инвестора интересует строительство жилья, но не интересует строительство дорог. Инвестор считает, что строить должна власть. В 90-е годы мы договаривались с инвесторами о том, чтобы они вкладывались в дороги. Но после этого мы получили несколько уголовных дел, которые закончились благополучно, но тем не менее нервов они нам помотали выше крыши.


У нас есть несколько замечательных примеров, когда за счёт бизнеса мы делали дороги. Так, улица Жукова была построена за счёт бизнеса – там нет ни одной копейки бюджетных денег. Улица Фучика на Ботанике построена на все 100% за счёт бизнеса. Но усилиями надзорных органов эту практику закрыли. Этот вопрос остался только головной болью бюджета, который сегодня не успевает. Эта проблема существует, и, естественно, она должна решаться вместе с областью. Я в своё время очень был доволен, когда появилась программа "Столица", и я очень огорчён, что эта программа в том объёме, в каком она предполагалась, не выполняется.


Во время разговора с журналистами портала экс-мэр Екатеринбурга признал, что дороги в городе не поспевают за стройкой новых микрорайонов.


– В каком состоянии сегодня находится проект "Большой Екатеринбург"?


– Эта идея сегодня находится в замороженном состоянии. На мой взгляд, она не имеет отрицательных моментов. В условиях, когда ни для чего не хватает ресурсов, должны быть максимально эффективные схемы использования этих ресурсов. Например: у каждого города есть задания по строительству жилья. Надо заниматься строительством не точечной застройки, а новых районов. Каждый город должен найти ресурсы, чтобы выйти в чистое поле и сделать там инженерную инфраструктуру. Так, может быть, не надо дурью маяться, а надо те же антенные поля сегодня застраивать, эффективно решая одну проблему совместно?


Мы все сидим на одних и тех же инженерных сетях. Какая разница, что СУГРЭС работает на Екатеринбург, что она работает на Верхнюю Пышму? Сегодня разрозненные усилия совершенно не эффективны. Нужны консолидированные усилия с использованием наиболее рациональных схем: там, где ближе всего ресурсы, где заложена первичная инфраструктура, где можно сразу развивать большой район. Вот вкладывали в развитие инфраструктуры тепличного хозяйства – так там сейчас вон какой район строится! Вкладывали деньги в Академический район – там более 100 тысяч метров каждый год сдаётся. Пошёл Черепанов развивать район в направлении Вторчермета – отлично.


Большой Екатеринбург, с точки зрения здравого смысла, не имеет минусов. Этот вопрос сегодня носит сугубо политический характер. Идея реализуется, если будет губернатор, который будет иметь политическую волю. В конечном итоге, когда нас Челябинск обойдёт, когда нас Новосибирск обойдёт в этом вопросе – тогда проснётся политическая воля у очередного губернатора, и в срочном порядке начнём эту тему нагонять. Хотя мы эту идею заявили раньше всех в стране.


– Вы уже упомянули про программу "Столица". Многие до сих пор не могут понять, что это было: пиар или настоящие деньги? Яков Силин, как лицо программы во время выборов, продолжает заявлять, что она работает. В Екатеринбурге сложилась абсурдная ситуация: некоторые объекты абсолютно городского масштаба – дворы, перекрёстки, переходы – попали в эту программу и после отмены её финансирования остались нереализованными, потому что область не дала денег. Существует ли эта программа на самом деле?


– Программа "Столица" замышлялась как программа ускорения реализации стратегического плана. В стратегическом плане мероприятия разбиты на достаточно длительный промежуток времени. Когда мы создавали стратегический план, то понимали, что деньги с неба не повалятся, они будут приходить постепенно, поэтому и строить мы будем постепенно. По некоторым срокам мы уже отстаём, в частности по развязкам. Ускорение могло произойти лишь за счёт дополнительных денег. Этот вопрос был вынесен на обсуждение, и губернатор с этим согласился.


"Столица" официально принята не была, но отдельные пункты были разбросаны по тем целевым программам, которые в области существовали. Когда подошла пора выборов, естественно, нужен был программный документ для того, чтобы с чем-то идти. Тогда "Столица" и стала неким политическим документом.


Я не считаю, что в программу "Столица" нужно было закладывать такие пункты не глобального содержания, как, например, дворы – за это должен отвечать город. Но, видимо, в процессе общения с людьми, программа "обросла" обещаниями. На сегодняшний день её, естественно, никто не отменял, поскольку её официально принятой как целевой программы нет. На сегодня эта программа виртуальная. Я не исключаю, что этот вопрос не окончательный, что рано или поздно всё-таки будет принят самодостаточный организующий документ, не привязанный к чужим программам, для работ по развязкам, по дорогам.


По словам Чернецкого, программа "Столица", которой так хвастались областные власти, официально так и не была принята.


– Недавно мэрией Екатеринбурга был пущен слух об увеличении стоимости проезда в общественном транспорте Екатеринбурга до 50 рублей. Действительно ли обсуждался такой вопрос?


– Это неправда. Никогда в администрации города подобные вопросы не обсуждались. Все понимали, что это абсолютный бред. Но существует методика расчёта стоимости проезда в транспорте, которая создана в Минтрансе. Вот если считать по этой методике, то получаются большие цифры. Но никто не говорит, что именно такая цена должна быть. Все прекрасно понимают, что для большинства территорий страны эти цены являются неподъёмными, и каждый регион ищет возможность не выйти на этот уровень. В частности, за счёт дотаций, за счёт организации льготной системы проезда, за счёт того, что часть расходов по покупке транспорта перекладывалась непосредственно на бюджеты. Но никогда ни у кого не было мыслей о том, чтобы сделать в городе пятидесятирублёвый проезд.


– Ко Дню Победы на Е1.RU был опубликован материал об истории создания памятника маршалу Жукову. В разговоре с журналистом скульптор Константин Грюнберг пожаловался на то, что вы якобы препятствовали созданию монумента. Действительно ли это так?


– Я никогда эту тему не поднимал, но если бы не моя позиция и позиция Юрия Грекова (был тогда командующим округом. – прим. ред.), никакого бы памятника не было. Всей организационной работой занимался я лично и городская администрация. По художественным достоинствам памятника у меня действительно были достаточно серьёзные претензии. Мы его [скульптора Константина Грюнберга] заставляли переделывать. Что-то он исправил, но что-то так и осталось не исправлено. Есть диспропорции между фигурой коня и фигурой маршала, диспропорции в самой фигуре маршала. С художественной точки зрения, он спешил. Но деваться было некуда, всё было в работе, в производстве. В целом памятник получился неплохой, по крайней мере, лучше, чем московский.


Обида осталась у Грюнберга ещё и потому, что впоследствии мы его ввели в конкуренцию. Он весь город хотел заставить своими работами, а первый конкурс, который мы провели спустя полтора года на памятник основателям города, выиграл другой скульптор. Ему же реализоваться дальше на территории города в таких крупных формах не удалось.


Автор памятника маршалу Жукову в Екатеринбурге Константин Грюнберг до сих пор в обиде на Чернецкого.


– Недавно в интервью Е1.RU глава города Евгений Ройзман объяснил свою позицию по поводу восстановления Храма Святой Екатерины на площади Труда. Этот вопрос в 2010 году активно обсуждался ещё при вас. Насколько реально этот объект может быть восстановлен?


– В администрации города были категорически против восстановления храма на площади Труда. И дело не в том, что у нас были какие-то плохие мысли по поводу церкви. Нужно понимать, что такое архитектурный облик города и архитектурное восприятие города. Одна из самых красивых деталей центральной части города – это каскад площадей. Вот площадь 1905 года, вот открытое пространство на Плотинке, вот площадь Труда, вот достаточно широкая улица Ленина в районе кинотеатра "Октябрь" и так далее – до УрФУ–УПИ. Этот каскад площадей со скверами – это изюминка города.


Поставить там церковь – это значит, вместо площади получить "коридор", который, на мой взгляд, смотрелся бы чрезвычайно плохо. Кроме этого, мне очень нравится та часовня, которая была построена в 1998 году. Мы ей занимались к юбилею города, и, честно говоря, я в неё просто влюбился. Эта часовня очень ладненькая, и взять и сорвать её для того, чтобы построить огромный храм, неправильно.


Всё началось с того, что Мишарин достаточно определённо высказался о том, что там надо сделать церковь. Естественно, что его поддержал ряд людей, для которых строительство церкви является первоочередным делом.


Сегодня "Пассаж" уже перерос уровень мэрии – такое здание администрация не согласовывала.


– Ваше мнение по поводу торгового центра, который растёт под окнами мэрии на месте "Пассажа". Наверняка это всё согласовывалось с вами? Вам не кажется, что "серое чудовище" изуродовало город?


– Давайте пока не будем судить до окончания строительства: чудовище или не чудовище. Да, они вышли за пределы первоначально согласованного проекта. Я такой проект не согласовывал. Его пересогласовывали после моего ухода, это совершенно точно. Он не был такой высоты, уровень был задан по парапетам мэрии. Я не думаю, что это сделали застройщики без градостроительного совета, поэтому давайте не торопиться делать какие-то оценки. В принципе нужно отдать должное Заводовскому и Погребенскому (застройщикам – прим.ред.), они свои обещания в плане внешнего оформления своих объектов всегда выполняют.


По мнению Чернецкого, Мукомольный завод в Екатеринбурге не имел никакой ценности.


– Очень скоро будут сносить элеватор Мукомольного завода, и Е1.RU вновь организует онлайн-трансляцию. На этом заводе работала моя бабушка и раньше она говорила, что это важный стратегический объект города. Не кажется ли вам, что со сносом Мукомольного завода мы потеряли что-то важное?


– Мне не кажется, что мы что-то потеряли. С точки зрения госрезерва, на сегодняшний день область располагает достаточным количеством современных мощностей для того, чтобы необходимый запас зерна и муки иметь. С точки зрения архитектуры, прямо скажем, там не шедевр. Вообще, это серьёзная проблема, потому что не каждый застройщик готов вложиться в освобождение площадки. У нас есть несколько площадок, которые мы не можем снести в силу того, что уровень затрат высокий. У нас хрущёвки на подходе. Есть разные серии хрущёвок, есть те, у которых срок эксплуатации подходит к концу, и я не исключаю, что после проведения соответствующих анализов какие-то из этих серий будут сноситься. Это тоже будет большой проблемой и затратной работой.


Вторую часть интервью с Аркадием Чернецким – о строительстве второй ветки метро в Екатеринбурге, бренде города и впечатлениях о книге Алексея Иванова "Ебург" читайте здесь.