Сейчас от усадьбы остался полукаменный двухэтажный дом в русском стиле
Сейчас от усадьбы остался полукаменный двухэтажный дом в русском стиле

Е1.RU продолжает проект, посвящённый истории Екатеринбурга. А точнее, "деревянным сокровищам" уральской столицы – самым красивым и необычным деревянным домам, уцелевшим в городе. И людях, которые жили в них и обитают сейчас.

Сегодня речь пойдёт про усадьбу Э. Ф. Филитц. Инициалы Э.Ф. – это может быть и Эрнест Фердинандович, и его супруга Эмма Фёдоровна, которая после смерти мужа продолжала семейное дело. На территории улиц Луначарского – Карла Маркса – Мамина-Сибиряка – Энгельса (а раньше Васнецовской, Крестовоздвиженской, Водочной, Малаховской) находилась усадьба Филитц, которая состояла из пивоваренного завода, зданий служб, лавки, хозяйственных дворов и сада. Сейчас от усадьбы остался полукаменный двухэтажный дом в русском стиле.


Красивый особняк на перекрестке улиц Мамина-Сибиряка и Энгельса чаще всего прячется за деревьями и скрыт от замыленного взора горожан. Тем более, что рядом находится шумный зоопарк, и всё внимание обычно достаётся ему. Однако этот дом – немой свидетель истории города на стыке ХIХ и ХХ веков, взлёта и падения Екатеринбурга в таком неожиданном для него бизнесе, как пивоварение. Дом охраняется государством как памятник деревянного зодчества конца XIX века. Им любуются тысячи людей по пути в зоопарк, но мало кто знает о людях, которые в нём жили.


Рельефная кирпичная кладка первого этажа, резные наличники и карнизы второго, деревянного, и необычная крыша над ним… Всё это выделяет его из построек того времени. Дом был построен по проекту известнейшего архитектора того времени Ю. О. Дютеля. Бросается в глаза его асимметричность и угловатость.


– Дом был построен примерно в 1896 году по заказу Эммы Фёдоровны (Фердинандовны) Филитц. Дом асимметричен и имеет ярко выраженный угловой акцент. Важную роль в композиции дома играет силуэт – острый, динамичный, с затейливыми очертаниями различных по высоте кровель и навеса над парадным входом, – рассказал представитель Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) Олег Букин.


Фотографии усадьбы всегда попадают во все архитектурные справочники в качестве иллюстрации русского зодчества. Внутри сохранилась часть оригинального декора и лепнины, однако дом тоже испытал варварскую перепланировку советского времени.


Домом любуются тысячи людей по пути в зоопарк, но мало кто знает о людях, которые в нём жили
Домом любуются тысячи людей по пути в зоопарк, но мало кто знает о людях, которые в нём жили


Главный его фасад выходит на улицу Энгельса, там сохранился парадный вход, оформленный высоким каменным крыльцом с лестничными маршами на две стороны. Обращают на себя внимание всевозможные декоративные элементы, например, наличники с треугольными фронтонами. Особенно интересна решётка ограды: рисунок с завитками, растительным и геометрическим орнаментом.


Главный его фасад выходит на улицу Энгельса, там сохранился парадный вход, оформленный высоким каменным крыльцом с лестничными маршами на две стороны
Главный его фасад выходит на улицу Энгельса, там сохранился парадный вход, оформленный высоким каменным крыльцом с лестничными маршами на две стороны


Про обитателей дома нам рассказал Владимир Микитюк, старший научный сотрудник Свердловского областного краеведческого музея.


Детей у Эммы Фёдоровны Филитц не было, но она с удовольствием водилась с малышами приказчиков
Детей у Эммы Фёдоровны Филитц не было, но она с удовольствием водилась с малышами приказчиков


– Здесь жила семья, как говорили впоследствии, "обрусевших" немцев, создавшая и поднявшая пивоваренное дело в городе до уровня Германии. Когда они прибыли в Россию из Пруссии и как они попали на Урал, доподлинно неизвестно, – говорит Владимир Петрович.


Их было двое – муж и жена, Эрнест Фердинандович Филитц и его супруга Эмма Фёдоровна. Это уже на русский манер они себя так называли. Настоящее имя мужа, к примеру, было Эрнст Рудольф. Первые записи об их семье появились в 1879 году, рассказывает историк. Занимались они пивоварением, муж был матёр в этом деле, да и супруга неплохо разбиралась. До 1883 года глава семьи работал на пивоваренном заводе Гребенькова, он сохранился до сих пор на нынешней улице Розы Люксембург как завод напитков "Тонус".


Внутри от прежнего убранства мало что осталось. Но собственники здания говорят, что уже готов проект реконструкции, согласованный с Минкультуры
Внутри от прежнего убранства мало что осталось. Но собственники здания говорят, что уже готов проект реконструкции, согласованный с Минкультуры


В 1883 году Эрнест Филитц подал заявление в Екатеринбургскую городскую думу с просьбой разрешить строительство собственного пивоваренного завода. К тому времени он уже обзавёлся некоторой недвижимостью, а впоследствии его земля занимала целый квартал в границах современных улиц Карла Маркса, Мамина-Сибиряка, Энгельса, Луначарского. Там он построил и пивоварню, и жилую недвижимость.


– Детей у них не было, потому дом семьи Филитц был небольшой. Изначально он был одноэтажным, деревянным. Пивоваренное производство находилось там же, на территории усадьбы (там, где сейчас находится зоопарк. – Прим. ред.), – рассказал эксперт.


Но вскоре наступили трудные времена… Глава семьи решился на рискованный эксперимент – он начал выпускать фруктовую воду, что-то типа газировки, без получения разрешения на её производство. Он не получил на это соответствующий патент и не платил налоги, а государство внимательно за этим следило. В результате он оказался под судом за незаконную деятельность, и на какое-то время его даже лишили права на производство пива.


Дом семьи Филитц был небольшой. Изначально он был одноэтажным, деревянным. А потом появился второй этаж
Дом семьи Филитц был небольшой. Изначально он был одноэтажным, деревянным. А потом появился второй этаж


Конечно, через некоторое время он всё восстановил, заплатил все положенные взыскания, но здоровье его это подорвало. Он заболел брюшным тифом и 2 февраля 1892 года скончался. Эмме Фёдоровне пришлось всё взять на себя. Она взвалила на себя не только контроль над производством, но и расширение бизнеса.


– Для этого она стала открывать по городу пивные лавки и прочие питейные заведения как розничные точки, а также построила склады для оптовой торговли пивом, – пояснил Владимир Петрович и отметил, что Эмма Фёдоровна вскоре превзошла своего мужа.


Деревянное сокровище Екатеринбурга: усадьба Филитц, в которой построили пивоваренный завод


Если при нём производилось около 20 тысяч вёдер пива, то к началу XX века её производство увеличилось в четыре раза. Это, говорит историк, был нетипичный для того времени успех женщины-предпринимательницы, которая, оставшись вдовой, не доверила дело приказчикам, а лично занималась всеми делами, и торговлей, и производством.


Второй этаж усадьбы с резными наличниками
Второй этаж усадьбы с резными наличниками


Новым форматом её бизнеса стали пивные рестораны. Публика прочих питейных заведений была невзыскательна и небогата, и для привлечения более состоятельных горожан на площадках её ресторанов стали проводиться концерты, играла живая музыка. Это было действительно новшеством.


Хотя госпожа Филитц и не была очень богата, она много внимания уделяла благотворительности. Жертвовала вещи и деньги нуждающимся, а на народные гуляния предоставляла вёдрами своё пиво. За домом семьи Филитц появился прудик и парк (пруд на реке Малаховке, притоке Исети, существовавшем до середины 1960-х годов, ныне замурованной в подземный коллектор. – прим. ред.).


Личного архива предпринимательницы не сохранилось. По редким фотографиям известно, что вела она активный образ жизни. Например, есть её снимки в походах по Уралу с туристической палкой. Периодически она посещала свою родину, а к ней приезжали родственники из Германии. Она одна из немногих горожанок, кто увлекался скачками, у неё была своя конюшня и породистый конь по кличке Защитник, который участвовал в скачках на екатеринбургском ипподроме, также принося ей доход.


Прожила хозяйка долгую жизнь до 1919 года. Её производство было закрыто в 1914 году после введения государством сухого закона во время Первой мировой войны.


– После революции у неё, конечно же, всё имущество отобрали, но город она не покидала. Её дом с садом и прудом сначала отдали под детский сад, а после 1920-х годов профсоюзы использовали его для размещения своих работников. Наследников прямых у неё не осталось, и сведения о её жизни практически утеряны, – рассказал историк.


Не сохранилось даже могилы, как и самого лютеранского кладбища, где она была похоронена.



Редакция E1.RU выражает благодарность за предоставленный материал екатеринбургским коллекционерам Д. Балакину, В. Хохлову, А. Зеленину, О. Бызову.


ФОТОГАЛЕРЕЯ: Усадьба Филитц на улице Мамина-Сибиряка
1 / 10 Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин Артем Устюжанин
Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц Усадьба Филитц