7 августа пятница
СЕЙЧАС +30°С

Оптимист года: Игорь Ковпак предсказал, что кризис закончится в августе

Президент сети супермаркетов "Кировский" в интервью E1.RU объяснил, почему ритейлеры не виноваты в валообразном росте цен.

Поделиться

 

Кажется, что за последние шесть месяцев на ценники стали обращать внимание даже те, кто никогда этого не делал. Шутка ли: помидоры по 300 рублей, огурцы по 200 рублей, докторская колбаса по 600 рублей и черешня за 6 800 рублей. Есть ощущение, что рост цен уже никак нельзя остановить. Однако владелец сети супермаркетов "Кировский" Игорь Ковпак убеждён, что вскоре мы станем свидетелями того, как стоимость продуктов наконец начнёт снижаться. 

Последние полгода все говорят о росте цен. Но я спрошу об этом чуть иначе: ваш бизнес от происходящего как-то пострадал?

– Мне лично очень жаль, что люди теперь могут меньше себе позволить, стали больше обращать внимание на стоимость продуктов. При этом средний чек увеличился, но не за счёт того, что стали больше покупать, а просто подросли цены на большую часть товаров. К сожалению, часть клиентов стали, образно говоря, чаще покупать мясо второго сорта вместо первого. Хочется верить, что эти времена скоро пройдут. 

– Какие продукты питания стали меньше покупать?

– Прежде всего, мясные деликатесы, дорогие сыры и рыбу, элитный алкоголь. При этом стали больше покупать крупы, молоко. Структура питания сместилась в сторону более простых продуктов. Кстати, аналогичная ситуация была и в 1998 году, и в 2008 году, когда люди выбирали более простые и традиционные товары. 

Но я в любом случае надеюсь, что эти санкции отменят, появится более широкое предложение на рынке. К сожалению, те же яблоки в России не умеют долго хранить, а потому в скором времени могут начаться проблемы с ними. Пока ещё есть урожай прошлого года, но он скоро должен закончиться.

– А что ещё в зоне риска находится?

– Ты меня всё про рост цен спрашиваешь, давишь эту тему, но ведь не всё подорожало. К примеру, гречка пару месяцев назад действительно была по 70 рублей, а теперь у нас её можно взять по 49,9 рубля. Нельзя людям голову морочить.

– Но ведь совсем недавно она была по 30 рублей.

– А в 2010 году она была по 100 рублей. Да, что-то подорожало, но что-то и подешевело.

– Что, например?

– У нас хлеб "Крестьянский" стоит 14,9 рубля, яйцо – 49 рублей, масло подсолнечное – 59 рублей. Так что нельзя говорить только о повышении. Ты пришёл к человеку и в компанию, где стараются держать цены. Мы вынуждены давить, прессовать, договариваться, убеждать производителей, что необходимо отложить повышение.

– Есть же и обратная сторона у сдерживания цен. К примеру, я общался с Анатолием Павловым, владельцем "Пекарни на Вишнёвой", он очень логично объясняет, почему хлеб должен подорожать (мука стоила 12 рублей, а теперь больше 20 рублей за килограмм). Но сети типа "Кировского" сдерживают повышение цен, а в итоге производители получают убытки.

– Ты не потеряй мысль очень важную: производители пытаются повысить цены, а мы прессуем их.

– Но в итоге же некоторые производители не выдержат и закроются. Им что делать в этой истории?

– Что будет: розница будет перепираться с производителями, но в конце концов примет новые цены. У нас же просто нет другого выхода, поскольку понимаем, что тот же Павлов должен либо прибыль получать, либо он закроется. Ему, в свою очередь, надо искать, где дешевле муку купить. Я понимаю, что ему сложно, так как объёмы у него не такие и большие, а потому ему тяжело прессовать поставщиков сырья.

– Получается, что наступило время, когда все должны друг друга прессовать?

– Иначе цены будут – мама дорогая. Другого выхода нет. Если мы хотим получать хорошие цены на полке, то каждый в своей цепочке должен умерить свои аппетиты.

– Есть ли у вас цифра среднего удорожания всех товаров в вашей сети за последние полгода?

– Думаю, что в среднем примерно 20%.

– Игорь Иванович, вы же предприниматель с гигантским опытом, "Кировский" вот уже 27 лет работает на рынке. Ваша интуиция что подсказывает: когда закончится вся эта санкционная война?

– Я считаю, что к августу эта история должна закончиться. Но трудности в ближайшее время ещё будут.

– Помню, вы всегда гордились, что развиваете бизнес исключительно за счёт собственных средств, без привлечения кредитов. Сейчас это по-прежнему так?

– Да, это так. Придерживаюсь принципа "сколько денег – столько песен". Именно поэтому развиваемся по очень консервативному сценарию: мы боимся брать кредиты, поскольку в любой момент может начаться коллапс, а ты не сможешь вернуть долги.

– То есть на вас повышение кредитных ставок не сказалось?

– У нас нет пока этой проблемы – банкам мы не должны.

– Вы каким-то образом подкорректировали планы развития из-за кризиса?

 – Мы пытаемся сейчас оптимизировать издержки внутри компании, не тратиться на сомнительные проекты. Именно поэтому у нас нет планов открыть свои торговые точки на всех углах. Но мы всё равно планомерно расширяем сеть – сейчас на этапе строительства четыре магазина.

Понятное дело, что мы живём не в безвоздушном пространстве, а потому думаем о сокращении объёмов инвестиций, но если подвернётся хороший земельный участок, то постараемся этим воспользоваться. Или, к примеру, несколько лет назад стали неожиданно продавать "Купец" – мы приобрели. Если сейчас случится нечто подобное, то будем рассматривать предложения.

– А они уже поступают?

– Пока нет, все борются, пытаются выживать.

– Знаю, что некоторые сети уже урезают зарплаты, сокращают. У вас как с этим?

– Нет, у нас такого нет. Пока нет. Но если вдруг случится резкое падение продаж, то придётся задуматься. Пока у нас получается сдерживать ситуацию за счёт сокращения издержек.

– А каковы итоги работы "Кировского" за прошлый год?

– Рост составил примерно 6%. Это без учёта новых торговых точек.

– Вы уже 27 лет развиваете "Кировский". Не надоело этим заниматься?

– Я просто люблю эту работу.

– Это ведь всё бытовуха – медово-конфетный период уже давно прошёл. В чём драйв?

– Ты создай компанию с 11 тысячами рабочих мест, плати по 2 млрд рублей налогов ежегодно. Постоянно что-то меняется, надо что-то улучшать. Кто делом занят – у того работы завались. Ты пойми, что "Кировский" – не только магазины, но и производство. Мы выпускаем сотни тонн кондитерских изделий – больше всех в области. Есть большой мясной цех, где мы делаем полуфабрикаты. "Кировский" – это не 27 лет торговли водкой или селёдкой, сегодня это большое производство. Кто-то делает металлы, а кто-то хлеб.

– Нет желания выйти за пределы региона?

– Пока я президент "Кировского" – мы будем работать только в пределах региона. Это моя позиция.

– За последний год в городе появилось три элитных магазина для очень обеспеченных покупателей. Есть ли желание у "Кировского" выйти в этот сегмент?

– Они ещё работают?

– Да.

– Я с уважением отношусь ко всем моим коллегам по рынку, желаю им удачи. Но сейчас люди стали считать деньги, даже очень обеспеченные. Разговор очень простой – чем больше оборот товара, тем он качественнее и свежее. У нас проходит 220 тысяч покупателей в день, а в любом элитном магазине такой сменяемости быть не может. Мы считаем, что сейчас это не совсем тема.

 – Не обидно ли вам, что зачастую "Кировский" ругают, особенно в комментариях. Вас это задевает?

– Конечно, задевает. Мы стараемся работать над собой, где-то есть объективные проблемы. Но вообще большинство покупателей видят, где лучше, а где хуже. Очень жаль, что бывают ошибки, мы стараемся исправлять их. Пусть лучше эти писатели пойдут и создадут что-то своё.

Фото: Илья ДАВЫДОВ; Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!