Сергей Ревин рассказал, что пока космонавтов больше не набирают. 


Во вторник видеостудию E1.RU посетил уникальный человек – 113-й космонавт России (СССР) и один из 526 людей в мире, побывавших в космосе. Герой России Сергей Ревин в течение часа рассказывал о своей работе на МКС, отвечал на вопросы читателей и разбирал новый фильм "Интерстеллар".


– Главный вопрос, который вам, наверное, задают все: как стать космонавтом?


– Увы, сейчас космонавтов не набирают. Пока не утверждена стратегия развития России в космосе – неизвестно: либо мы продлеваем свою работу на Международной космической станции, либо выводим на орбиту свой модуль и строим свою станцию, либо делаем хороший корабль и носитель и занимаемся освоением Луны. Концепцию пока не утвердили, поэтому непонятно, под какой проект и как именно надо готовить людей.


– Новых не готовят. А как готовили вас?


– Я 16 лет ждал своего полёта. Хорошо помню день, когда узнал об этом: один человек заболел, и на полёт назначили меня. Я только вернулся из командировки (ездил на место приземления Гагарина в Энгельсе), стоял на автобусной остановке – и тут мне позвонил мой руководитель: "Сергей, принято решение. Ты в экипаже. Не подведи". Обычно в экипаж назначают за 2–3 года. А здесь до старта оставалось всего 4-5 месяцев, поэтому программа подготовки была интенсивной. Я полетел в Японию, потом в Германию, США – там меня готовили для работы на иностранных сегментах космической станции. Тренировки шли каждый день. Спать давали по 8 часов. Никакого интернета, телевизора. При этом я занимался спортом через день – поддерживал себя в тонусе.


– Помните ощущения перед полётом?


– Да, было ощущение сверхсобранности, чувствовал себя частью бортовой системы. Даже когда отошёл обтекатель (носовая часть ракеты, которая помогает уменьшить сопротивление воздуха. – прим. ред.) и в иллюминаторах появился космос, я не удивился. Остроту впечатлений сгладили тысячи просмотренных учебных роликов и иллюстраций. Чуть позже, уже на станции, я осознал, что она летает вокруг Земли и что это уникальный масштабный проект.


Ракета, которая доставила Сергея Ревина в космос. 


– Вы провели на станции 125 дней. Чем занимались?


– Просыпаешься, туалет, завтрак – и пошла работа. План работы знаешь накануне, заранее всё готовишь – документацию и оборудование. День расписан по часам. В основном мы проводили исследования, заказанные разными организациями с Земли. Главный объект исследования – сама станция: как она существует в космосе, как её конструкции себя чувствуют. Два раза в день физкультура, обязательно обед и ужин.


"На самом деле ракета взлетает не так"


Мы попросили Сергея рассказать об ошибках в фильмах про космос и показали для примера четыре фрагмента из нашумевшей картины "Интерстеллар", ведь его называют самым научным из ранее выходивших. 



Первый момент – взлёт космического корабля. Напряжённые лица персонажей, болтанка. Сергей сразу же отметил, что трясёт героев как-то уж слишком сильно.


– Ракета на взлёт на самом деле идёт мягко. Прижимает немножко, но терпимо. Сам момент взлёта всего 9,5 минут идёт. Тряска, как в фильме, бывает только при посадке, – критикует киношников космонавт.


Дальше смотрим эпизод, в котором персонажи обсуждают, что время на одной из планет идёт медленнее, чем на Земле. По сюжету каждый час, проведённый на ней, равен семи земным годам. Диалог вызывает у космонавта усмешку.


– Мы пока летаем не с теми скоростями, так что время у нас такое же, как на Земле. Насколько реально то, о чём они говорят, это надо, конечно, просчитывать, но я бы ничего не исключал, – заявил Сергей.


Сергей Ревин (справа) с членами экипажа.


В ещё одном фрагменте персонажи беседуют о том, что инстинкт самосохранения – величайший источник вдохновения. Страх за свою семью и детей заставляет людей бороться в экстремальной ситуации до конца.


– На тренажёрах в экстренной ситуации просто выполняешь определённые действия в определённой последовательности. Ты не успеваешь задумываться или пугаться. Ни с чем подобным в космосе я не сталкивался. Но о детях действительно вспоминаешь каждый день. Я постоянно думал о сыне – как он там без меня и чем он занимается.


В последнем отрывке, который мы показали Ревину,заснят момент экстремальной ситуации: неуправляемая космическая станция, вращаясь, падает на планету, и к ней пытается пристыковаться корабль главных героев.


– У нас были аналогичные тренировки, похожие на ситуацию в фильме. И мы действительно должны были создать вращение корабля, чтобы пристыковаться к станции. Но у них (кивает на экран. – прим. ред.), конечно, очень уж большая скорость, даже направленный взрыв вряд ли сможет вызвать такую. В истории космонавтики происходило похожее, когда советские космонавты умудрились пристыковаться к вращающейся станции "Салют", которая была практически заброшена и неуправляема.


"Я поговорил бы с Юрием Гагариным, как сын с отцом"


– Сколько часов в неделю приходится тренироваться, чтобы организм и кости не одряхлели? И много ли крови выпивают врачи во время подготовки к полёту?


– Мы действительно сдаём кровь, храним её в холодильнике во время полёта, чтобы потом исследователи на земле по её состоянию могли оценить наше состояние. На станции мы активно крутим педали, бегаем по беговой дорожке, поэтому после прилёта мы практически сразу можем ходить, а через неделю и водить машину.


– Если бы у вас была такая возможность, что бы вы спросили у первого космонавта Юрия Гагарина и первого космонавта на Луне Нила Армстронга?


– Мне чуть завидно, что они были первыми. Особенно на Луне. Это мечта всех космонавтов. Не знаю, что у них спросить. Это поколение моих родителей, и я бы с ними просто поговорил, как сын с отцом.


– А в чём заключается ваша работа вне космоса?


– После полёта я защитил свою диссертацию, а потом перешёл в режим поддержания физической формы. Теперь в основном езжу по стране, общаюсь со школьниками, студентами. В общем, выполняю социальную функцию. Мы всё-таки летаем на народные деньги и должны перед народом отчитываться. Жду, когда меня снова поставят в экипаж, но это дело не самого ближайшего будущего.


Космонавты обедают на МКС (Сергей Ревин слева).


– Наши читатели спрашивают, существуют ли внеземные цивилизации? Вам приходилось наблюдать НЛО во время полёта?


– Ни я, ни другие космонавты никогда не видели НЛО. Если кто-то говорит про НЛО, то это шутка. Если смотреть со станции на Землю ночью, видно, что на планете есть жизнь, горят огни дорог и городов. А вокруг только космос и бесконечное пространство без признаков жизни. С точки зрения взгляда из космоса – мы уникальны и одиноки во Вселенной.


– Насколько жёсткий контроль за космонавтами с Земли? Может ли космонавт задремать на рабочем месте?


– Контроля никакого практически нет. В космос летит подготовленный человек с высокой ответственностью. Бесконечные годы обучения , самоконтроль. Задремать, наверное, можно, но надо просто высыпаться – тогда и дремать не будешь.


Международная космическая станция на орбите Земли. 


– Ещё вопрос от читателей: а американцы на самом деле высаживались на Луне или это голливудская постановка?


– Американцы, я думаю, были на Луне. Никаких технических проблем на тот период у них не было. Жалко, что мы не смогли довести свой лунный проект до конца. 


– Почему мы не летаем больше на Луну? 


– Сейчас все собираются туда долететь, но у нас пока нет таких космических программ. Я думаю, лет через 10–15 будут новые лунные проекты. Нужно лишь политическое решение.


– Кто должен первый ступить на Марс?


– Задач по Марсу сейчас нет. Это никто серьёзно не обсуждает. Такие полёты опасны для здоровья современных космонавтов и ещё не придуманы средства защиты от солнечной радиации, чтобы долететь туда живыми. Наша цивилизация, я надеюсь, всё-таки гуманна, и я думаю, мы не должны посылать людей на верную смерть.


К нам в редакцию Сергей привёз ложемент – накладку на кресло, которая позволяет правильно распределять нагрузку на тело. Лежать в нём надо в позе эмбриона, самой естественной и безопасной для человека. 


– Нужно ли строить вторую версию МКС?


– Американцы хотят эксплуатировать МКС минимум до 2024 года. Россия будет ей пользоваться до 2020 года. А после можно подумать и над проектом с китайцами, с Индией, которая тоже заинтересована в развитии космонавтики, придумать себе станцию БРИКС или что-то в этом роде. Хотелось бы продолжать развитие международной космонавтики: проект МКС уникален, и не хотелось бы потерять его из-за политических разногласий.


– Был ли у вас в космосе какой-то талисман?


– У нашего экипажа был общий талисман – медвежонок, символ защитника окружающей среды США. Потому что мы, как выяснилось на станции, все выступаем за защиту окружающей среды.


– Напоследок мы оставили самый популярный вопрос, который волнует многих наших читателей: практикуются ли на МКС интимные отношения или космонавтам во время пребывания на станции приходится практиковать воздержание?


– Нет, не практикуются интимные отношения – это весь ответ. 


Фото: Илья ДАВЫДОВ / E1.RU; Сергей РЕВИН.
Видео: E1.RU