Андрей Лысиков приехал в Екатеринбург, чтобы представить новый альбом
Андрей Лысиков приехал в Екатеринбург, чтобы представить новый альбом

Андрей Лысиков, больше известный под псевдонимом Дельфин, приезжал в Екатеринбург с презентацией нового альбома «Андрей» и перед концертом заглянул в студию E1.RU. Дельфин — российский поэт и музыкант, исполняющий экспериментальную музыку в жанрах «альтернативный рок», «альтернативный рэп». Андрей Лысиков в разные времена выступал в группах «Мальчишник» и «Дубовый Гаайъ». С 1997 года и до сих пор музыкант работает в проекте Dolphin.


Музыкант ответил на вопросы читателей и рассказал, о чём никогда не стал бы петь, ощутил ли на себе кризис и считает ли себя примером для подражания.


— Новый альбом «Андрей» получился очень личным, об этом можно судить по текстам и названию пластинки. Как давно ты готовился максимально открыться перед слушателем и насколько у тебя получилось это сделать?


— Насколько максимально это получилось сделать — вряд ли кто узнает до конца, кроме меня самого. Я предлагаю всем относиться к услышанному как к музыкальному произведению, ни больше ни меньше. Да, соглашусь с тем, что это наиболее открытая пластинка из ранее сделанных мною.


— То есть чем дальше, тем ты больше открываешься перед слушателем?


— Наверное, и так можно сказать. Просто я находился в таком настроении, которое полностью отражено в этой пластинке. И я думаю, что главное — воспроизводить то, чем ты являешься на сегодняшний момент. Тогда это получается правильно и честно.


— Твой альбом назван в твою же честь?


— (смеется) Нет, я думаю, что каждая вещь должна иметь своё имя. И эта пластинка имеет такое.


— После каждого альбома я так или иначе слышу мнение, что, мол, Дельфин уже не тот, нет задора, треша и угара, который был ранее. Как ты относишься к такому?


— Это очень хорошее мнение, я его разделяю. Действительно, с каждой пластинкой я уже совсем не тот. И считаю это большим моим достижением. Потому что было бы странно оставаться таким, каким я был десять лет или год назад. Это значило бы, что со мной не происходит никаких изменений.



— То есть сказывается возраст?


— Да, я думаю так. Те люди, которые говорят, что они не взрослеют и чувствуют себя на 18 или на 25 лет, лгут прежде всего самим себе, а также не хотят отслеживать те изменения, которые с ними происходят.


— В последних альбомах ты не употребляешь нецензурную лексику. Почему решил отказаться от мата?


— Я хорошо отношусь к употреблению мата в песнях и стихах, когда это к месту, действительно подчёркивает тему и употреблено, чтобы решить какие-то авторские задачи. В последней моей пластинке не нашлось места таким словам.


«С каждой новой пластинкой я уже совсем не тот»
«С каждой новой пластинкой я уже совсем не тот»


— Ты внимательно относишься к силе слова. Есть ли фразы, за которые тебе сейчас стыдно?


— Я не могу сейчас отвечать за того человека, который писал тексты 20 лет назад. Конечно, тогда я гордился тем, что делал. Сейчас, смотря на себя в прошлое, я считаю некоторые вещи смешными. Но это не значит, что эти вещи были неискренними. Главное — быть настоящим.


— Есть ли такие темы, на которые ты бы никогда не стал писать песни?


— Да, о пиве и деньгах.


— Тебя не смущает, что твои песни могут подтолкнуть людей к суициду?


— Совершенно не смущает. Принятые решения основываются не на сиюминутном желании, это долгая и взвешенная внутренняя работа. И неизвестно, сколько ей потребовалось времени, чтобы созреть. Катализатором для такого момента может служить всё что угодно: песня, кино, книга или просто слова друзей.



— Недавно ты написал песню — саундтрек для нового сериала («ЗКД» — «Закон каменных джунглей». — Прим. ред.). О чём этот трек? И почему ты согласился писать на заказ?


— Это случайность. Я категорически отказался от первоначального предложения это сделать. Но потом всё-таки согласился. Это было сложно. Потому что материал для создания трека мне категорически не нравился, и я думал, что это полная ерунда.


— Ты часто бываешь на Урале. Насколько ты метеозависим, и может ли погода повлиять на твоё настроение?


— Я не слишком метеозависим. Но да, погода меняет моё настроение. Я больше люблю жаркие страны.


— Ощутил ли ты на себе кризис?


— Да, и скорее не в финансовом, а в эмоциональном плане. Кризис приходит ко мне через других людей, которые говорят, что многое изменилось и будущее не слишком приятно.


— Разделяешь ли ты позицию тех, кто сейчас уезжает из России?


— Я только за, я их понимаю. Если работа позволяет трудиться удалённо, то это отличное решение проблем.


«Принятые решения основываются не на сиюминутном желании, это долгая и взвешенная внутренняя работа»
«Принятые решения основываются не на сиюминутном желании, это долгая и взвешенная внутренняя работа»


— За последнее время ты много работал, писал книгу, выступал. Но ты также играл в кино. Как тебе профессия актёра (Андрей снялся в фильмах «Даже не думай» и «Даже не думай — 2» в роли Лео. — Прим. ред.)?


— Было бы неплохо, но после столь неудачного опыта меня больше в кино не зовут.


— Никогда не хотел снять кино?


— Да, это было бы интересно. Сценарий есть. Но о чём, я не скажу. Единственное — это было бы красивое кино.


— Многие считают тебя современным философом. Как ты сам думаешь?


— Я думаю, что каждый, кто пытается отслеживать и оценивать происходящее, является философом. В моём случае у меня есть возможность делиться своими случаями с другими. Поэтому я немного в другом статусе.


— А считаешь ли ты себя примером для подражания?


— Ни в коем случае.


— Ты когда-нибудь думал о том, что твои стихи будут изучаться в школе?


— Это было бы забавно. Но мне кажется, что есть более достойные люди как раз для школьной программы.