Александр Титель считает, что идеальная "Кармен" должна быть поставлена в колонии.

Идеальная опера "Кармен" могла бы быть поставлена в колонии. Так считает режиссёр Александр Титель, который приехал в Екатеринбург, чтобы показать уральскому зрителю историю любви цыганки и солдата.

"Кармен" – одна их самых популярных опер в мире. В кратком содержании это история цыганки, работающей на табачной фабрике, и влюблённого в неё сержанта Хосе. Заканчивается опера трагично: Хосе, увидев, что Кармен его не любит и отдаёт предпочтение другому, убивает девушку, чтобы она не досталась никому.  

Александр Титель ставит "Кармен" не в первый раз. Задолго до приезда в Екатеринбург он поставил её в Московском академическом музыкальном театре им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, где уже 24 года работает художественным руководителем оперной труппы. Понимая, что "Кармен" нужно представлять уральскому зрителю "по-новому", он пытается заглянуть в корень, глубину сочинения, и часто приводит в пример самого автора оперы, композитора Жоржа Бизе, который на первый план ставил "правду", показывая, какой опасной и грубой может быть жизнь.

– Бизе, воплощая новеллу, всё больше погружался в быт людей из низших слоев. Он поставил в центр работницу фабрики, солдата и тореадора – героев, которых никогда не было на оперной сцене, в музыкальной драме. Возьмите Эскамильо (тореадор из "Кармен". – Прим. ред.), которого, допустим, на сцене играет пухленький баритон. Вы поверите, что он убивает быков, стоит на арене? Да бросьте! Этому никто не поверит! Поэтому я говорю, что для "Кармен" нужна какая-нибудь французская колония заключенных, где знают, что такое бедность и солдатская жизнь. Атмосфера, в которой всё происходит, – вот что важно. В колонии знают, что такое удар ножом, наркотик, алкоголизм, труд. Попробуйте зимой поработать на стройке, а не в оперном театре. Покачайте насосы, потаскайте брёвна, пусть мужики, прижимая вас к сырой штукатурке, задирают юбку.

– А в екатеринбургском театре получится приблизиться к вашему идеалу? 

– Надеюсь, что хотя бы немного. Я хочу, чтобы опера получилась лёгкой, без нажима и злоупотребления драматическими эпизодами, без пафоса. Первый акт – это мюзикл. Второй – лирическая драма. Третий – экшн, а четвёртый – трагедия. Я пытаюсь менять жанровую стилистику, поэтому, может, и проколюсь. Пусть решит зритель.

Получится ли приблизиться к идеалу в екатеринбургском театре, Титель не уверен. Но будет пробовать.

– Будет ли "Кармен" в Екатеринбурге отличаться от "Кармен", которую вы ставили в Москве?

– Внешне это будет совсем другая "Кармен", не похожая на ту, что я ставил в Москве. Какие-то переклички неизбежно будут возникать, потому что я пока не "отошёл" от прошлой версии. Похожие черты могут быть и в образах людей, и в каких-то действиях.

– Александр Борисович, вы говорили в интервью, что в когда-то пели в детском хоре "Кармен". Как вы воспринимали оперу, будучи ребёнком?

– Вы должны понимать, что тогда "Кармен" смотрел мальчик, которому всё жутко нравилось: яркий свет, особая территория, сцена и толпа людей в необычных костюмах, настороженная темнота со стороны зала, которая вдруг иногда взрывается аплодисментами. Чтобы не попасться на глаза пожарному, который меня вечно гонял, я искал всякие лазы, прятался в суфлёрской будке, в ложах у осветителей, за артистками хора.

В детстве Титель пел в хоре "Кармен" и восхищался этой оперой.

– Но это детское восприятие как-то повлияло на вашу работу над оперой?

– Наверное, нет. Я тогда не рассуждал как режиссёр. Когда я в детстве смотрел "Кармен", ни о чём не думал. Просто смотрел, балдел и слушал. Мне нравилась музыка, я был в восхищении.

– Какая она, ваша Кармен?

– Кармен – гораздо более глубокий человек, чем то, что о ней думают. Из неё делают агрессивный секс-символ. Но ей не чужда преданность и верность, нежность, обида и переживания. Единственное, чем она никогда не пожертвует, – собственной свободой.

– Чем вы собираетесь удивить зрителя?

– Это будет другой спектакль, иная "Кармен", чем привыкли видеть.  Но если говорить о деталях – на сцене будет броневик, разные подвижные элементы, вагон трамвая, мощный военный грузовик. Они будут передвигаться, а это считается редкостью на оперной сцене. Попытаемся создать атмосферу жары. У работниц фабрик под  халатами только белье. И мужчины это видят. Внешняя расслабленность на самом деле не что иное, как страсть, затаившаяся, но готовая к прыжку.

На сцене зрители увидят вагон трамвая и военный грузовик.

– Вы с 1980 по 1991-й год работали главным режиссёром в Свердловском театре оперы и балета. Вас называли "свердловским феноменом", на премьеры приезжали любители из разных городов.  Но по приглашению вы уехали в Москву, где подняли театр "с нуля". Сейчас, спустя столько лет, вы можете сказать, чего не хватает нашему театру?

– Никогда не бывает всего достаточно. В секунду, минуту апогея успеха и славы уже вторгается мысль: "А что завтра?.." Период ликования чрезвычайно короток. Я к Екатеринбургскому театру пристрастен. Это мой первый, настоящий большой театр, я никогда его не забывал. Здесь много хороших артистов, они естественные, органичные. Последние несколько лет театр вновь вышел на высокий уровень, он стал ставить разнообразный репертуар, приглашать интересных  постановщиков и артистов. И этим уже привлёк внимание. Но надо стараться держать хороших артистов здесь. Пусть они ездят в Москву, Петербург, за рубеж. Но пусть возвращаются. А для этого здесь должны быть достойные зарплаты и условия труда. В своём театре я построил такую политику и делаю всё возможное, чтобы артисты оставались со мной.

– Если бы вас позвали обратно в наш театр, вы бы вернулись?

– А разве я не возвращаюсь? Был "Борис Годунов". С этим городом у меня связано многое. Есть одна дама, которая всегда задевает за живое. Ее зовут Ностальгия. Ее, наверное, даже слишком много…

Оперу покажут в Екатеринбургском театре оперы и балета с 7 по 11 октября. 

Кармен (Ксения Дудникова, солистка театра Станиславского) прикрывает собой Эскамильо (Александр Краснов, солист Екатеринбургского театре оперы и балета). Винтовку держит Хозе (Липарит Аветисян, солист Ереванского театра).

Справка

Александр Титель родился в Ташкенте 30 ноября 1949 года. Его отец был скрипачом, мать – врач-фтизиатр. В 1980-1991 годах работал главным режиссёром Свердловского (ныне Екатеринбургского) театра оперы и балета. Дебютировал постановкой оперы Джоаккино Россини "Севильский цирюльник". Поставил оперы "Катерина Измайлова" Дмитрия Шостаковича, "Сказки Гофмана" Жака Оффенбаха и другие. С 1991 года – художественный руководитель оперы и главный режиссёр Московского академического музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко.

 

Спектакли Александра Тителя показывались на фестивалях Эдинбурга (Великобритания), Касселя (Германия), Риги (Латвия). Творчество режиссёра было отмечено различными наградами. Он является лауреатом Государственной премии СССР. В 1999 году Тителю было присвоено звание Народный артист России. Он трижды был удостоен Национальной театральной премии "Золотая маска". Александр Титель женат, у него есть сын Евгений.

  Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU, архив театра