Главный онколог Екатеринбурга Денис Демидов.


Каждый месяц в Екатеринбурге проходит "Субботник против рака". Мы решили разобраться, из-за чего возникает такой ажиотаж у жителей города, почему люди всё больше боятся рака и как всё-таки можно себя уберечь от онкологии – без лишней мнительности, но при этом со всей ответственностью к своему здоровью.


Мы встретились с главным онкологом Екатеринбурга, оперирующим хирургом-онкомаммологом Денисом Демидовым и задали ему несколько вопросов.


Денис Александрович, в Екатеринбурге за последние годы рака стало больше или это только так кажется?


– Онкологических заболеваний действительно стало больше. По некоторым локализациям опухолей мы видим отчётливый прирост – это рак молочной железы, рак лёгких и кишечника. Это связано со многими причинами. Во-первых, из-за уменьшения рождаемости в городе увеличилась доля пожилых людей. Сейчас ситуация с рождаемостью начала исправляться, но её результаты мы увидим через 20–25 лет, когда дети вырастут. Пока же пожилых людей у нас будет больше, чем молодых, и болеть они будут больше.


А ухудшение экологии, качество продуктов, воздействие радиации имеют значение или нет?


– Все эти факторы, а ещё вредные привычки, например, курение, напрямую ведут к росту онкологических заболеваний. Ещё очень важен наследственный фактор, который приводит к развитию рака как у детей, так и у взрослых.


Не так давно в интернете активно обсуждалось интервью вашего коллеги, который говорил, что рак можно рассматривать как форму естественного отбора, своеобразный феноптоз, то есть предусмотренный природой механизм регуляции, благодаря которому после 40 лет человек "обречён" на вымирание. Так ли это?


– Я думаю, что не следует говорить про онкологические заболевания так категорично. Естественный отбор? Даже если допустить, что наследственный фактор лежит в основе детской онкологии, и, добиваясь ремиссии у детей, мы формируем "некачественный генофонд" (с чем я как врач не могу согласиться категорически, да и многие коллеги меня поддержат), то как быть с остальными? Вы посмотрите, и это же сегодня у многих на слуху – сколько за последние годы умерло от рака или заболело им по-настоящему гениальных людей? Это люди разного возраста, которые сделали огромный вклад в искусство, науку, мировой прогресс. Просто у каждого из них был тот механизм, который запустил рост опухоли – наследственный или приобретённый. И всё! Не стоит относиться к раку как к некоему "наказанию свыше". Рак – это точно такая же болезнь, как и все остальные. И прогресс в его лечении сейчас намного выше, чем у других заболеваний.


Сейчас при раке молочной железы в первые 5 лет после постановки диагноза выживают 40% женщин.


Например?


– Например, рак молочной железы. 40–50 лет назад смертность от него даже не в первые 5 лет после постановки диагноза, а намного раньше, приближалась к 100%. Сейчас при метастатическом раке молочной железы у нас, в Екатеринбурге, в этих случаях выживают 40% женщин. А при ранней стадии рака – 95%.


Когда всё-таки стоит начинать "бояться" рака?


– Ещё раз говорю, что бояться его не нужно. Есть некий рубеж – это 30 лет, когда надо прекращать игнорировать все тревожные сигналы своего организма. А после 40 лет раз в год надо проходить профилактическое обследование у врача даже при отсутствии этих сигналов. И надо знать свои "больные" места и то, чем болели и от чего умерли прямые родственники – мама, папа, сёстры и братья, дедушки и бабушки. И учитывать это.


Онкологические заболевания, которыми болеют люди младше 40 лет, – это чаще всего эксклюзив. То, чем болеет большинство наших пациентов, приходит позже. Конечно, рак молочной железы иногда выявляется и у 25-летних женщин, но это тоже редкость, причём чаще всего наследственно обусловленная.


После тридцати лет пора перестать игнорировать тревожные сигналы организма, а после сорока раз в год нужно проходить профилактическое обследование.


Хорошо. Тогда ответьте, пожалуйста, на вопрос: какое обследование проводится во время "Субботника против рака"? Как часто его нужно делать и нужно ли делать что-то ещё для того, чтобы диагностика была более полной и учитывала индивидуальные особенности человека и ещё и его родственников?


– Во время "Субботника против рака" мы проводим скрининг, то есть массовое обследование для обнаружения и рака, и предраковых заболеваний у жителей города. Проходить такое обследование чаще, чем 1 раз в год, не стоит. Помимо "Субботника против рака" есть ещё диспансеризация населения, которую каждый может пройти раз в 3 года. Некоторые относятся к диспансеризации скептически – но ведь и это тоже скрининг. И тем не менее здесь, как и во время "Субботника против рака", мы выявляем онкологические или предраковые заболевания примерно у каждого десятого. Это немало.


Теперь о том, что каждый может сделать для себя сам без потери лишнего времени и средств. Первое – это вспомнить, чем болели его родственники. Если, например, дедушка у человека умер от рака легких, а бабушка – от рака желудка, то такому пациенту первое, что я порекомендую, – это бросить курить и пересмотреть свою диету. И не игнорировать хронические заболевания легких и желудка, а лечить их под наблюдением врача.


Наверное, последнее относится и к тем, у кого нет наследственного фактора?


– Да. Любому человеку при появлении у него первых признаков хронического гастрита, язвенной болезни или хронического бронхита нужно обращаться к врачу и выполнять все его рекомендации. Тут хоть есть наследственный фактор, хоть его нет – делать это надо. Врач сказал ФГС – значит ФГС. Бронхоскопия – значит бронхоскопия. Но делать эти инвазивные исследования "на потоке" в профилактических целях нет никакого смысла. А вот если человек заболел и врач назначил, то это обязательно.


При приёме некоторых современных противоязвенных препаратов, которые доступны всем в любой аптеке, происходит заживление даже раковых язв желудка. Вот представьте: человека беспокоят боли в области желудка, он сам себе назначает и принимает препарат "от язвы", а потом у него оказывается рак желудка или даже его метастазы. А таких случаев в городе немало. Обидно? Конечно, обидно. Но этого можно было бы избежать, если бы такому пациенту в то время, когда у него появились жалобы, сделали ФГС с биопсией. А ФГС не сделали, потому что пациент лечил себя сам.


Во время массовых обследований, таких как "Субботник против рака" или плановая диспансеризация, онкология выявляется у каждого десятого.


Насколько я знаю, в Японии и некоторых других странах те методы исследования, которые у нас назначают только врачи, делаются как раз с профилактической целью – например, колоноскопия (осмотр кишечника эндоскопом), ФГС и даже МРТ. Насколько это оправдано и применимо в России?


– В Японии это действительно оправдано – вспомните хотя бы ту ядерную катастрофу, которую пережила эта страна в 1945 году. И важно ещё сказать, что в Японии есть свои "специфические" локализации рака, поэтому такая превентивная массовая диагностика в этой стране будет проводиться ещё много лет.


У нас все эти исследования назначают врачи при наличии или подозрении на заболевание. Конечно, есть люди, которых состояние своего здоровья беспокоит очень сильно, и они готовы пройти всё это самостоятельно. Это нельзя им запретить, но можно попробовать отговорить от излишней траты денег и времени.


Во-первых, и ФГС, и ФКС (фиброколоноскопия) – процедуры болезненные, и во время них не исключена микротравматизация слизистой внутренних органов. Без биопсии диагностическая ценность этих методов снижается в разы – чаще всего их и проводят для того, чтобы взять "кусочек" ткани. Если человек здоров и его ничего не беспокоит – зачем делать биопсию здоровой слизистой? Тем более что вот как раз эта постоянная микротравма и может потом стать причиной рака. Фиброколоноскопию в плане первичной и ранней диагностики рака кишечника прекрасно заменит простейший анализ кала на скрытую кровь, который можно сдавать несколько раз в год. А ФГС – тот же анализ на скрытую кровь и раннее обращение к врачу при появлении малейшего дискомфорта в области желудка.


А как быть с МРТ? Казалось бы, просветил всего себя раз в год и можешь спать спокойно?


– Магниторезонансная томография и компьютерная томография – это два метода, которые при исключении серьёзной патологии часто дополняют друг друга. МРТ не даёт лучевой нагрузки на пациента, но благодаря МРТ видно далеко не все внутренние органы. Компьютерная томография – это метод лучевой диагностики, но и его возможности не беспредельны. Часто при подозрении на опухоли мы делаем КТ с контрастом – например, томографию печени или почек. Как и любой метод диагностики, он имеет свои противопоказания. Детям эти исследования проводятся только под наркозом.


Поэтому если их и проводить, то надо снимать все участки тела, причём двумя методами, да ещё и с контрастом. Все ли готовы потратить несколько дней на это? Не говоря уже о том, что сумма потраченных средств у человека превзойдёт среднюю зарплату в регионе. А ведь результат может оказаться нулевым, и опухоль через пару лет обнаружится в коже или в костном мозге. И вот тогда человек будет гадать – а не от излучения ли томографа она возникла? При любой диагностике нужно быть очень осторожным и, хоть этого многие и не любят, но всё-таки прислушиваться к мнению врачей.


Заработать рак желудка можно даже при приеме препаратов против язвы.


Но есть ведь ещё обследования другого плана – на простатспецифический антиген у мужчин, на ген BRCAI у женщин, о которых мы уже писали ранее? На Западе некоторые звёзды шоу-бизнеса даже профилактические операции себе делают после обнаружения у них, например, последнего гена? Может быть, в этом и есть панацея?


– И здесь я настаиваю на том, что эти исследования надо проводить по назначению или совету врача. Потому что трактовать результаты этих анализов должен только врач, учитывая все имеющиеся у человека и его родственников заболевания. И на основании этого принимать решение.


Что касается "профилактических операций", особенно для профилактики рака груди. Вот смотрите – я рассказываю про собственный опыт ведения пациенток и не хочу называть ничьих имён и фамилий. Например, женщине была сделана пластическая операция для улучшения формы молочной железы. Через несколько лет установленный имплант начинает сдавливать ткани железы, из него даже, бывает, латекс начинает проникать наружу. Вокруг импланта постепенно образуется фиброзная капсула. А дальше – неминуема плановая замена импланта с иссечением капсулы. Обычно такие операции после пластики молочной железы планово проводятся раз в 10 лет. При повышении гена BRCAI любой здравомыслящий хирург, который понимает, что пластическая операция – это дополнительный фактор риска развития рака железы, предложит пациентке полностью иссечь оставшиеся ткани и поставить имплант большего размера. Поэтому не нужно понимать так буквально версии, в которых рассказывается о том, что кто-то из звёзд шоу-бизнеса планово удалил себе тот или иной орган.


У нас такие операции возможны?


– В той ситуации, которую я описал, они и у нас проводятся уже много лет. Превентивное удаление здоровой молочной железы без установленных в неё имплантов или яичников у женщин с лабораторно подтверждённым высоким риском онкологических заболеваний в России пока только обсуждается специалистами. Возможно, это будет проводиться через пару лет. Но я ещё раз хочу обратить внимание на то, что от рака большинство людей спасут не суперметодики, а простой ежегодный скрининг и внимательное отношение к своему здоровью.


Проходить сложные и дорогие обследования просто так, без назначения врача бессмысленно, говорит Денис Демидов.


Напомним, проблеме онкологических заболеваний мы посвятили целую серию интервью Ранее мы беседовали об одном из самых распространённых онкозаболеваний – раке кожи – с профессором кафедры онкологии и медицинской радиологии Уральского государственного медицинского университета Сергеем Берзиным и об онкологических заболеваниях крови – лейкозах – с главным гематологом Свердловской области Татьяной Константиновой, а главный хирург Екатеринбурга Алексей Столин рассказал о том, почему сейчас не нужно бояться онкологических операций.


Кроме того, мы писали о типичных "мужских" и "женских" заболеваниях: главный уролог Свердловской области Игорь Баженов рассказал нам о "мужских болезнях", в том числе раке и аденоме предстательной железы, а заведующий отделением онкомаммологии ГКБ N 40 Сергей Демидов и заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Уральского государственного медицинского университета Татьяна Обоскалова – о самом распространённом и самом страшном "женском" онкологическом заболевании – раке груди и других опасных женских болезнях.