15 июня вторник
СЕЙЧАС +23°С

"Он сказал мне, что Ледовская - сумасшедшая, и я поверил": Ройзман дал показания по делу Олега Кинёва

Ответы мэра на вопросы прокурора мы публиковали в режиме онлайн.

Поделиться

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман сегодня дал показания в суде по делу Кинёва. Глава города рассказал, как развивалась история с Ольгой Ледовской, и ответил на вопросы прокурора и судьи. 

Напомним, судебный процесс по делу Кинёва продолжается с прошлой недели. На первом заседании Кинёв и его подельники признали свою вину. Сегодня слушание началось с допроса Сергея Чувакова, чье дело выделено в отдельное производство. Поскольку Чуваков отказался от допроса, в суде просто зачитали его показания

Кинёв, выслушав их, заявил, что Чуваков лжет и никакого сговора между ними не было.

Допрос Евгения Ройзмана был запланирован на вторую половину дня. Мэр пришёл за несколько минут до начала заседания, его провели отдельно, через специальный вход, сразу в зал.

Ройзмана вызвали на допрос первым. Он заявил, что знает фамилию Ледовской и знаком с Олегом Кинёвым. Остальных двух подсудимых – Андрея Гусева и Алексея Худоногова – он не знает. Сначала Ройзман подробно рассказал. как развивалась история с Ледовской, а сейчас отвечает на вопросы прокурора и адвокатов. Напомним, допрос ведёт и замгенпрокурора Юрий Пономарев. 

 На вопрос журналистов, почему к Ройзману как к должностному лицу не применили меры прокурорского реагирования, если он не предпринял никаких действий для разрешения ситуации, Пономарёв ответил, что сначала нужно дождаться решения суда.

– Давайте дождёмся решения суда, чтобы приговор был на столе, – предложил Пономарёв. 

Пономарёв отпустил Ройзмана.

– Я вам искренне желаю, чтобы вы не фигурировали в материалах дел. Исполняйте свои обязанности, – сказал он. 

Ройзман покинул зал суда. 

В заседании суда объявлен перерыв до завтра, в четверг продолжится допрос свидетелей. 
 

– На очной ставке Кинёв заявил, что его заставили меня оболгать четыре сотрудника МВД, потому что я в губернаторы собираюсь. Я спросил, зачем он решил это рассказать вдруг. Он ответил, что его совесть мучала, – рассказал Ройзман. – Я надеялся, что Кинёв решит вопрос и вернет всё на место. Даже когда я написал заявление, мысли не было, что он её убил.

Кинёв сказал, что пока не будет это комментировать. 

Пономарёв: Согласно материалам дела, Ледовской делали инъекцию трамадола. Не мог он быть в фонде "Город без наркотиков"?

Ройзман: Не знаю. Мог быть, но я к препаратам отношения не имел. Думаю, что у Кинёва как у врача были связи.

Ройзман вспоминает, что к истории с Ледовской вернулся, когда возникла ситуация с машиной Кинёва: напомним, выяснилось, что она числится в угоне.

– Там всё просто было: отдай машину и извинись, но была вся эта возня, и рука потянулась к телефону Ледовской, – объясняет мэр. 

Перепалка Пономарёва и Ройзмана между тем не прекращается.

– Вы, будучи депутатом, писали по 300 обращений в год в прокуратуру. Почему по ситуации с Ледовской не стали? – интересуется Пономарёв.

– А потому, что другая прокуратура была, которая работала, – парирует Ройзман. 

 В зале суда зачитывают старые показания Ройзмана. За мелкими деталями они похожи на то, что говорил Ройзман сегодня. 

Пономарёв попросил вызвать для допроса в качестве свидетеля Кабанова, но не на этом заседании. Ройзман сказал, что знает, что может прозвучать, и готов выслушать это в лицо.

Пономарев:  Это был ваш человек, один из ваших главных сподвижников, и он совершил преступление. Вы не думаете, что это дискредитирует власть?

Ройзман: Это то, с чем мне теперь жить, я не отрицаю ни секунды.

Юрий Пономарёв закончил допрос.

Олег Кинёв заявил, что согласен с показаниями Ройзмана.  

Прокурор: Почему вы потеряли интерес к теме Ледовской резко?

Ройзман: Потому что Кинёв мне сказал, что приехали родственники, а она в санатории. Он сказал: "Я её привезу, и тебе будет стыдно".

В суде зачитали расшифровку телефонного разговора Ройзмана и Кинёва. 

Пономарёв: Что значит ваша реплика: "Ты должен этот вопрос решить" в разговоре с Кинёвым? Вы же говорили, что ничего не знали про квартиру.

Ройзман: Если я ему говорю "Реши это", я ему не говорю "Бабушку убей!"

Отвечая на вопрос, Ройзман разволновался, и Пономарёв сделал ему замечание. 

– Я знаю, что вы говорите и почему говорите! – заявил Ройзман. 

Адвокат Кинёва: Он предлагал вам деньги?

Ройзман: Как он мне мог предлагать? Я бы ему уши оторвал, если узнал.

Кинёв сказал, что у него нет вопросов к Ройзману.

Прокурор: Почему вместо того, чтобы отправить женщину туда, где ей могут помочь, вы её отпустили домой?

Ройзман: Она 10 мая написала заявление, и никто Кинёва не вызвал на допрос. Она, может, была бы жива, если бы кто-то начал работать. Ледовская эту квартиру всем предлагала. Её возил таксист – ему предлагала, парень компьютер починил – ему предлагала. Она постоянно приглашала к себе людей, которые жили с ней по несколько месяцев.

Ройзман начал с того, что рассказал историю своего знакомства с Киневым и описал ситуацию с Ольгой Ледовской, как он ее видел. 

Ройзман рассказал, что знаком с Кинёвым с 2006 года.

– Он был простой парень, который помогал тем, кто к нему обращался, – рассказал Ройзман. – Потом мы с ним занимались строительством хосписа. Но его отстранили, и он попал в тяжёлую ситуацию.

Ройзман объяснил, что решение сделать Кинёва депутатом и назначить главой комиссии по здравоохранению приняли после выборов мэра, потому что Кинёв – врач.

– Я ему тогда сказал: твоя главная задача просто работать, просто помогать людям, и пусть в конце созыва будет готов хоспис, – вспомнил Ройзман. – Он стал приходить на мои приёмы и помогать людям. Он знал многих врачей в области.

Также мэр рассказал о визите Ольги Ледовской: по его словам, он не занимался её делом, а сразу передал его Кинёву.

– Пришла пожилая женщина, сказала, что хочет отдать свою квартиру городу и дому ветеранов. Я ей сказал: напишите заявление, я этим вопросом заниматься не буду. Она пришла потом и сказала: "Твой Кинёв мошенник, мне он не нравится".

Конкретики в её словах не было, уточнил Ройзман. Однако после жалобы Ледовской он пошёл к Кинёву, чтобы выяснить, что происходит.

– Он мне сказал, что она сумасшедшая, – объяснил Ройзман. – Олег – врач, и я ему доверял и поверил.

Позже, отвечая на вопрос прокурора, Ройзман уточнил, что поверил Кинёву, потому что женщина "оставляла ощущение нездоровой": по словам мэра, "жёсткая немного, цепкая, теряющая нить разговора".

Однако Ледовская пришла на приём к Ройзману снова.

– Она пришла и сказала: "Женя, твой Кинёв хочет от меня что-то оттягать", – рассказывает Ройзман. – Зашёл Кинёв, успокоил её, обнял, отправил домой, сказал мне, что "у неё обострение, не обращай внимания".

Когда Ледовская пришла к мэру жаловаться уже в третий раз – на то, что Кинёв украл у неё все документы, Ройзман предложил ей написать заявление в прокуратуру.

– Я позвал Олега. Он мне сказал, что она давно переписала квартиру на мужа внучки и у неё никакой квартиры нет. Я успокоился и отправил Ледовскую к юристу, – рассказал Ройзман. – Он в мае мне позвонил и сказал, что пришла Ледовская опять. Он сказал, что ситуация мутная, я сказал всё остановить.

Последний раз Ольга Ледовская пришла к Ройзману 19 мая с бумагами (мэр уточнил, что не помнит, с какими).

– Я сказал, что вызову водителя и он отвезет её в прокуратуру, она сказала: "Я никуда не поеду – разберись сам". Кинёву я позвонил 22 мая, сказал, что отправляю Ледовскую в прокуратуру. Он сказал, что его в этой ситуации юридически нет. И никак нет, – говорит Ройзман. – На следующий день позвонил Кинёв и сказал, что Ледовскую родственники забрали в Кировскую область.

Спустя какое-то время Ройзман решил позвонить Ледовской, но телефон не отвечал.

– Я ей звонил, после того, как началась возня с машиной Кинёва. Я в этот день послал помощника Степана Чиганцева в квартиру. Он съездил в квартиру, но там никого не было. Меня это не удовлетворило. Тогда послал помощника Кинёва Пальчикова. Он съездил по адресу Ледовской и сказал, что там живут таджики и делают ремонт, а её давно не видели. У меня сразу звонок в голове. Мы проверили документы, а квартира записана на какого-то Чувакова. У меня появился страх, что Кинёв куда-то спрятал её в хосписе. Чуваков у меня всплыл в памяти – это муж этой племянницы или внучки, о котором говорил Кинёв. Выяснилось, что у него семь квартир. Я пригласил начальника городской полиции и выложил все материалы перед ним. Потом Кинёва задержали, – завершил свой монолог Ройзман.

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / Е1.RU
Видео: Илья КАЗАКОВ / E1.RU; Свердловский областной суд

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...