11 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +7°С

Интернет-омбудсмен - E1.RU: "Террористы абсолютно безопасно общаются внутри онлайн-игр"

Дмитрий Мариничев - о запрете Telegram и доступе к Wi-Fi по паспорту.

Поделиться

В Екатеринбург приехал интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. Его должность появилась в аппарате уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте Бориса Титова в 2014 году. Бизнесмен Дмитрий стал человеком, который взялся отстаивать права и интересы IT-компаний и в целом отрасли коммуникаций и интернета. 

Многие критики отмечали, что не понимают смысла работы этого уполномоченного, а предложения Мариничева между тем уже попали в доклад Бориса Титова на рассмотрение президенту Владимиру Путину. 

Во вторник Дмитрий Мариничев выступил на конференции в рамках выставки Discover ICT 2015, а после ответил на вопросы корреспондента E1.RU. 

 Начну, пожалуй, с самого актуального. Запрещённую в России террористическую организацию "Исламское государство" сегодня обсуждают на каждой кухне и в каждом офисе. Депутаты Госдумы стали выступать за запрет некоторых сервисов и социальных сетей, с помощью которых общаются террористы. Что думаете об этой запретительной волне?

– Лично моё мнение – обществу, гражданам и политикам нужно остыть с этой философией. Неделю назад была большая шумиха относительно инициативы по закрытию Telegram, потому что им пользуются террористы из ИГИЛ (запрещённого в России. Прим. ред.). Я хочу, чтобы мы очень жёстко отделяли бизнес и деятельность преступных группировок. Конечно, они могут создавать приложения, использовать Telegram или другой мессенджер. Были даже истории, когда террористы общались внутри онлайн-игр – абсолютно безопасный канал. С помощью интернета будет миллион и один способ осуществить это общение. Кроме того, с помощью интернета часто происходит и вербовка – притягивание молодёжи в эти группировки. Но в любом случае интернет – это лишь инструмент. Он не хороший и не плохой. Он просто есть. 

При этом можно уверенно говорить, что сейчас государства будут пытаться получить контроль над контентной частью интернета. Государства будут пытаться иметь возможность контролировать мессенджеры и соцсети. Речь идёт о так называемом бэк-доре – входе с заднего двора, для того, чтобы можно было что-то подсмотреть. 

– Но ведь такая практика уже существует. Государства и органы безопасности многих стран уже делают это. Они активно работают с интернет-компаниями. 

– Сейчас, если смотреть законы о связи в России, это может быть, например, в рамках какого-то дела по решению суда. Это разумно и правильно. Но с точки зрения интернет-компаний ситуация сложнее. Здесь проблема трансграничности. Наши спецслужбы могут обратиться в другую страну, и им там могут отказать. И наоборот. Остаётся открытым вопрос: должны ли мы блокировать какие-то сервисы, которые не подчиняются нашему законодательству на территории страны. Если мы начинаем блокировать все сервисы, то мы получим цепную реакцию во всём мире. Всё начнёт рассыпаться на маленькие кусочки. Каждая отдельная страна будет блокировать всё и разрешать только то, что соответствует их мнению. 

– Но это уже будет совсем не глобальная сеть в привычном её понимании...

– Конечно. Это уже не интернет. Это, как Римская империя, которая рассыпалась, и получилось огромное количество княжеств. Каждое само по себе и каждое управляется так или иначе, и они не взаимодействуют. Мы имеем все шансы свалиться в такой средневековый хаос. Тренды именно таковы. Только если возобладает здравый смысл – проблему удастся решить. 

– Ещё одна обсуждаемая тема – идентификация гражданина при пользовании общественными сетями беспроводного интернета. Было постановление, которое обязало всех регистрироваться через свой номер телефона и получать подтверждение при попытке использовать Wi-Fi, например, в кафе. Что с этой историей?

– Эта тема была в докладе уполномоченного, обсуждение которого легло на стол президенту. Мы прорабатывали её с профильными министерствами. Теперь Минкомсвязи поддерживает отмену этого постановления. Сегодня не требуется каких-либо идентификаций пользователей в публичных точках доступа. 

– Но в McDonald's, допустим, это правило продолжает работать. Нужно пройти несколько шагов с SMS-подтверждением, чтобы воспользоваться их Wi-Fi...

– Они это сделали и теперь вряд ли уже будут менять. Так происходит во всех крупных транснациональных компаниях. Они это могут поменять только в случае, если выйдет что-то новое и закон их обяжет это сделать. Сейчас их это финансово не напрягает и не создаёт им трудностей, поэтому вряд ли они об этом станут задумываться. 

 Сейчас в итоге какой документ регламентирует доступ в общественные сети Wi-Fi?

– Пока мы остаёмся в рамках существующего постановления. Поэтому теоретически вы должны идентифицироваться. Но на практике на это нет надобности. И мы добьёмся всё-таки, чтобы постановление было окончательно отменено.

– Вы сами какой точки зрения придерживаетесь? Нужна такая функция для безопасности?

– Не нужна. Если есть необходимость, то существуют более сложные технологические механизмы, с помощью которых можно это решить. Я считаю, что ограничивать или затруднять доступ в Сеть нельзя. 

 А вот тема, которая слегка пересекается с предыдущей. Регистрация и идентификация пользователей в социальных сетях и на форумах – как способ обязать граждан нести ответственность за сказанное. Об этом тоже много говорят. Депутаты многие и здесь готовы всё запретить и всех наказать. 

– В моём понимании рано или поздно общество само придёт к тому, что будет уходить от анонимности в Сети. Основным двигателем может стать государство. Оно должно посчитать своих граждан, зарегистрировать их электронно и сформировать некий цифровой паспорт гражданина. Сегодня это уже портал государственных услуг. Сейчас на разных сервисах вы можете регистрироваться с помощью учётной записи Facebook или vk.com. И это де-факто уже стало международным цифровым паспортом. Это же должно сделать и государство. Но при этом я считаю, что свобода слова должна превалировать в цифровом мире. Наказания за неправомерные деяния – это да. А слова могут быть любыми. Человек должен иметь право высказывать самые нетривиальные и самые пограничные мысли. 

– А как в жизни? Вы на своей странице в Facebook удаляете сообщения, которые вам не нравятся, баните неугодных? Вот была история, когда Алексей Навальный после одного из ваших высказываний назвал вас "воинствующим дебилом". Если бы он у вас это написал на странице, удалили бы? Пожаловались ли бы?

– Он и написал. Много гадостей. Это его право врать и писать всё, что он считает нужным. Пишет – и пишет. Я абсолютно спокойно отношусь к этому. Когда была пикировка с Навальным, я высказывал и доносил людям свою мысль, а то, что он написал, это его трактовка и его мысли, и он имеет на них право, как бы мне это ни нравилось. Но эта история с Навальным стала для меня откровением. Я увидел, как, не понимая сути и не понимая смысла, огромное количество людей начали судить меня. 

– Это ведь тоже тенденция про интернет. Непроверенная, неточная, некорректная информация репостится и переписывается средствами массовой информации и пользователями соцсетей со скоростью звука... 

– Да. Весь интернет приводит нас к тому, что мы должны перестать верить СМИ. Мы можем верить конкретному человеку, но при этом принимать решения самостоятельно, взвесив большое количество событий и аргументов. Просто раньше все учились по одной азбуке. А начало информационного бума и развития в интернете – это уже очень много азбук, разное мышление, разные призмы восприятия.  

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU 

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...