Никита Михалков немало рассуждал о Ельцин-центре в своей авторской программе.


Известный режиссёр Никита Михалков посвятил часть нового выпуска своей авторской программы "Бесогон ТВ" открытому в Екатеринбурге Ельцин-центру. Он порассуждал не только о музее имени первого президента России, но в целом об истории и том, как она сейчас преподносится.


"Я понимаю абсолютно и считаю, что это правильно, что любой человек, который становится лидером страны, которого волна историческая выносит на гребень, достоин того, чтобы память о нём жила, что бы он ни делал, – говорит Михалков. – В любом случае, это часть истории страны, часть истории народа. Но одно дело, когда мы погружаемся в жизнь человека, в его личные вещи, историческую память, биографию, в события, которые были связаны с его существованием на земле, с образом этого человека, который так или иначе остаётся в памяти у людей, а другое дело, когда это превращается в нечто большее. Когда это становится не просто данью памяти человеку, а в определённом смысле очень конкретным, направленным толкованием событий", – говорит Михалков в своей программе.


Далее он приводит в пример анимационный ролик, в котором рассказывается о деятельности российских лидеров-реформаторов, начиная с Ивана Грозного и заканчивая Ельциным.


"Как в течение нескольких минут показана наша с вами история? Что это за люди? Что это вообще за история? – рассуждает Михалков. – Что за люди творили эту историю? Рабы и звери. Как подаются исторические личности, которым Россия должна быть обязана тем, что вообще существует такая? Убирается слой огромного героизма – люди, которые встали против внешнего агрессора – Минин, Пожарский. А опричнина показывается как спецназ, карательный орган, который породил гражданскую войну. Но это же ложь. Около 2 000 человек приходят в музей ежедневно. И им показывают, что всё, что было в русской истории – мразь и мерзость, рабство и кровь, зависимость и страх, за исключением одного правителя. Но это же неверно".




Большое возмущение Никиты Михалкова вызывает рекламный ролик Ельцин-центра, где медийные личности положительно высказываются о музее.


"Это их точка зрения, на которую они имеют право. Но всё-таки президент страны должен собирать не только интеллигенцию либерального направления. Он должен быть президентом всех. И возникает вопрос – почему в этом ролике нет ни одного крестьянина, рабочего, учёного, военного?" – вопрошает Михалков.




Однако по мере просмотра программы становится понятно, что Ельцин-центр – лишь пролог к обсуждению Михалковым распада СССР, итогов приватизации и других происходящих в России событий. Об этом режиссёр рассуждает около получаса, однако в конце всё равно возвращается к Ельцин-центру. На экране появляются кадры с открытия музея.


"Присутствие Путина на открытии Ельцин-центра – это дань памяти тому, кто волей судеб был выкинут на гребень исторической волны. А потом оказался тем, кто привёл Путина в Кремль. Я убеждён, что не было у Владимира Владимировича времени и возможности внимательно посмотреть экспонаты, почитать, как подаются исторические события, и вникнуть в ту атмосферу, которая там была создана. Потому что он приехал открывать музей Ельцина, а не некий плацдарм для искажения исторических событий, фальсификации, подтасовок и лжи", – заключает Михалков.


1996 год. Борис Ельцин вручает орден "За заслуги перед Отечеством" III степени Никите Михалкову.


В руководстве самого центра спокойно отнеслись к резким заявлениям режиссёра.


– Ельцин-центр официально не будет комментировать сюжет, посвящённый Музею первого президента России, показанный в авторской программе господина Михалкова под названием "Бесогон". Что же касается моей собственной оценки, то думаю, что музею Б.Н. Ельцина надо сказать спасибо Никите Сергеевичу за бесплатную рекламу, – передала E1.RU заместитель директора Ельцин-центра Людмила Телень.


Напомним, Ельцин-центр открыли в Екатеринбурге в конце прошлого года. Организаторы отметили, что это первый в постсоветское время опыт создания музейной экспозиции, посвящённой исключительно новейшей российской истории, и даже больше – политической истории.