16 декабря понедельник
СЕЙЧАС -4°С

Автор "бажовских" небоскрёбов, победивших в конкурсе "Екатеринбург-Сити": "Я не нашёл у вас в городе ни одного магазина самоцветов"

Кирилл Штемпель рассказал, сколько времени и денег потребуется для проекта "Медная гора".

Поделиться

"Медная гора" может появиться над Екатеринбургом.

"Медная гора" может появиться над Екатеринбургом.

На минувшем форуме 100+ Russia завершился конкурс на лучшую концепцию компекса "Екатеринбург-Сити" от УГМК на берегу Исети. Совершенно не факт, что новые небоскрёбы построят по образу и подобию тех, что запроектировал победитель конкурса, речь скорее о поиске вариантов, но тем не менее лидер есть. Это не местные архитекторы, но и не западные.

За свои небоскрёбы, вдохновлённые уральскими сказами, архитектурное бюро "Простор"из Ульяновска (Кирилл Штемпель, Константин Тюкаев и Кирилл Артамонов) получило полмиллиона рублей. Проект называется "Медная гора" – это здания, расположенные так, словно раскрывается горный массив с вершинами медно-красного цвета или расцветает огромный каменный цветок. "Пространство стилобатной части, структура высотных зданий, благоустройство прилегающей территории – всё подчинено единому направлению в центральную точку, где расположен фонтан и изящная скульптура Хозяйки Медной горы в образе ящерки", – говорится в аннотации к проекту.

Кроме максимально образного внешнего вида, у проекта много других особенностей – например, спрямлённая пешеходная улица Вайнера, предполагающая, что "Дом книги" на Антона Валека будет снесён и на его месте образуется площадь. Автомобильная дорога при этом должна уйти под землю. В общем, пространство должно трансформироваться, но при этом совсем другими глазами получается смотреть на памятники деревянного зодчества у подножия будущего ультрасовременного комплекса – если у многих других вариантов бросается в глаза полная неуместность или более или менее неудачные компромиссы, то здесь как-то сразу понятно: а где ж им стоять-то, кроме как у "Медной горы".

И чтобы узнать, как это всё было задумано, мы поговорили с начальником отдела архитектуры "Простора" ульяновским архитектором Кириллом Штемпелем.

Соавторы Кирилл Штемпель и Константин Тюкаев – их бюро получило полмиллиона рублей за лучший проект.

Соавторы Кирилл Штемпель и Константин Тюкаев – их бюро получило полмиллиона рублей за лучший проект.

– Ваш проект красив и достаточно необычен. Наверное, даже если бы здание с такой формой и такими образами задумали в Лондоне или Мельбурне, это бы всё равно стало новостью. Скажите, такой проект в принципе воплотим или это просто красивая идея?

– Ничего страшного и невоплотимого в нём нет – во-первых, сейчас в принципе нет ничего невоплотимого, а во-вторых, там нет никаких 10–15 метровых консолей, на которых должны держаться сложные конструкции, они все достаточно просты.

Вид на комплекс с Исети и его сочетание с существующей башней "Исеть".

Вид на комплекс с Исети и его сочетание с существующей башней "Исеть".

– Вы уже видите, какие материалы там стоит применять – отечественные, импортные? И сколько должен стоить такой проект – миллиарды, десятки миллиардов?

– Скорее десятки, но здесь нужно понимать: это очень большой проект, который будет строиться не год и не два.

– Обещали лет 25. Каким образом будут размещены коммерческие и жилые помещения в комплексе?

– Магазины и бизнес в основном, конечно, будут на первых уровнях, в стилобатной части; ближе к центру – рестораны, магазины более высокого уровня, кинотеатр, какие-либо иные развлекательные вещи. А апартаменты и офисы – в высотной части по периметру.

Вид сверху. "Лучи" из центра – это крыши магазинов, кинотеатра и даже филармонии.

Вид сверху. "Лучи" из центра – это крыши магазинов, кинотеатра и даже филармонии.

Обратите внимание: деревянные и каменные памятники купеческих и горнозаводских времён остаются на прежних местах и даже порой становятся центрами общественных пространств.

Обратите внимание: деревянные и каменные памятники купеческих и горнозаводских времён остаются на прежних местах и даже порой становятся центрами общественных пространств.

Где им ещё стоять, как не у "Медной горы".

Где им ещё стоять, как не у "Медной горы".

– А до "Екатеринбург-Сити" вы какими проектами занимались?

– Мы – достаточно молодая организация, мы начали работать в 2010 году как команда из 5 человек – сейчас у нас 30, и, кстати, начинали мы тоже с конкурса – проектировали жилой квартал в Сколково и даже вышли в финал – там планировалось, что весь генеральный план будет разбит на кварталы, и на каждый квартал собирались проводить отдельный конкурс. Но в итоге провели только на первый.

Сейчас мы главным образом занимаемся проектированием жилых кварталов в Ульяновске. В прошлом году для Волгограда жилой квартал спроектировали, достаточно большой – его уже начали строить. Мы всегда стараемся создать интересную среду для жизни – хотя, может быть, дома экономкласса, которые востребованы сейчас, простоваты, но мы пытаемся во дворах, в структуре общественных пространств, в насыщении дворов и самой градостроительной структуре, привнести что-то новое и интересное.

Новые общественные пространства, которые должны сформировать центр города. Что-то придётся снести, что-то убрать под землю.

Новые общественные пространства, которые должны сформировать центр города. Что-то придётся снести, что-то убрать под землю.

– Вернёмся к вашему проекту. Большинство участников спроектировали кварталы так, что их можно строить поэтапно, более того, можно что-то построить, а что-то нет, и это может быть даже не очень заметно. А у вас самый цельный образ, и даже не хочется представлять, какой будет стройка на промежуточных этапах, хочется, чтобы появилось сразу все. И все-таки "Екатеринбург-Сити" будут строить свыше 20 лет. Как у вас с этапностью?

– Сначала, я думаю, необходим нижний уровень и подземная часть. Там запроектированы парковочные места, и фундамент нужно будет делать сразу на весь комплекс. Второе – центральная часть, общественные пространства – эта часть "Сити" уже будет жить, передавать свой образ, а периметр будет застраиваться отдельно – высотные здания будут вырастать со временем.

– Вопрос по образу, используемому в проекте: честно скажу, я здесь родилась, и сказы Бажова, Хозяйка Медной горы, ящерка – мы это всё слышим вокруг себя с двух лет. Но здесь есть и другая сторона: в очередной раз услышав про Медную гору и ящерку, мы… начинаем скучать. Ваш проект совершенно точно нескучный, но вы не испугались в какой-то момент, что попадёте именно в эту зону, и вам просто скажут – "как банально"?

– Понимаете, сейчас у российских компаний наметилась тенденция приглашать иностранных архитекторов, ориентироваться на Запад, заимствовать мировой опыт. Но при этом местным архитекторам зачастую бывает обидно. Ведь у нас есть и своя культура, и история, и традиции. Мы всегда, перед тем как проектировать что-либо, изучаем территорию и её особенности – какие люди, какие истории с этим местом были связаны. То же самое было в Волгограде – мы приезжали туда, смотрели, долго гуляли по городу. Когда проникаешься духом места, результат получается намного более эффектным. По поводу образа для Екатеринбурга – да, я думал об этом, и я понял, что вы "скучаете" от этого, когда приехал в Екатеринбург и не нашёл ни одного магазина с уральскими самоцветами. Меня жена попросила – а я ходил и ничего не нашел…

"В какой-то момент от таких вещей можно заскучать, устать, но – они всё равно вернутся. Так что мы их не испугались".

"В какой-то момент от таких вещей можно заскучать, устать, но – они всё равно вернутся. Так что мы их не испугались".

– Ну, они есть, но прячутся.

– Но эти вещи – они проходят волнами; они очень глубоко уходят корнями в эту землю, и совсем забыть их не получится. В какой-то момент от них можно заскучать, устать, но – они всё равно вернутся. Так что мы их не испугались.

Фото: архитектурное бюро "Простор", Алёна БАТАЛОВА / Е1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК 1
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!