Леонид Волков считает, что власти могут отказаться от строительства Храма-на-воде.
Леонид Волков считает, что власти могут отказаться от строительства Храма-на-воде.

10 апреля исполнится семь лет митингу на площади Труда, после которого областные власти окончательно отказались от планов построить там храм Святой Екатерины. Главным вдохновителем был тогдашний депутат гордумы, а ныне ближайший соратник Алексея Навального Леонид Волков.


После возвращения из Екатеринбурга, где был открыт штаб политика, Волков написал большой пост о борьбе против Храма-на-воде. В интервью E1.RU он объяснил, почему считает, что протестные акции могут заставить областные власти отказаться от громкого проекта.


– Как тебе кажется, ситуация семилетней давности и нынешняя по сути с одним и тем же храмом кардинально отличаются или нет?


– Они, конечно, отличаются – тем, кто был их лоббистом. В 2010 году был архиепископ Викентий, который очень хотел выслужиться. Плюс к тому, у него совпали интересы с тогдашним губернатором Мишариным. И там ещё была целая история, что у главы области была очень набожная жена.


Сейчас круг интересантов другой – губернатор и даже епархия в значительной мере стоят в стороне, а эту тему толкают Козицын и Алтушкин. Правда, не до конца понятно, насколько это именно их желание, а в какой они пытаются выслужиться перед областными властями и епархией. При этом упор делается на то, что храм построят на частные деньги олигархов. Напомню, что в 2010 году планировали сделать это за счёт бюджета. Так что ситуация по подаче отличается.


Решение о строительстве Храма-на-воде уже принято, но, как считает Волков, оно ещё не окончательное.
Решение о строительстве Храма-на-воде уже принято, но, как считает Волков, оно ещё не окончательное.


В каждом выступлении все подчёркивают, что авторы храма не вторгаются в городскую среду. Хотя это, конечно, лицемерие, потому что автор проекта Голобородский – хороший архитектор, а потому прекрасно понимает, что это не так. В итоге же вторжение в городскую среду происходит. И куда более дерзкое, чем с проектом 2010 года. Важно, что хорошее дело с вранья не начинается: все их рендеры преуменьшают размер храма по сравнению с тем, чем он будет на самом деле. Все эти лицемерные штучки наводят меня на мысль, что на этот раз решили использовать другой подход в работе с общественным мнением.


– Митинг в 2010 году, когда на площадь Труда вышли тысячи человек, был таким апогеем борьбы. Недавно активисты обнимали пруд. На эту акцию вышли лишь 200–300 человек.


– Это только начало истории, как и в случае с Исаакиевским собором, где сначала тоже совсем немного народа выходило. Ты пойми, что митинг 2010 года мы готовили месяц. Я тебе скажу, что в него своих денег немало вложил: сцена, музыканты, воздушные шарики. Смешно сейчас вспоминать, но по тем временам 150–200 тысяч рублей ушло.




Прогулка 23 февраля была спонтанным флешмобом, её никто не готовил, она ничего не стоила. И при этом люди вышли – это прекрасно. Сейчас необходимо готовить большой митинг.


– В 2010 году ты был одним из лидеров движения. Как мне кажется, что сейчас такого нет.


– Слушай, ну я до этой протестной истории тоже был мало кому известен. Можно сказать, что меня этот митинг вытолкнул и сделал лидером. Любое политическое движение порождает лидеров. И это нормальный и правильный процесс. Если сейчас движение против храма будет успешным, то появятся лидеры, которые возьмут на себя организующую роль. Для меня совершенно понятно, что флешмоб был лишь первым шагом. И сейчас появятся те, кто потащат на себе эту историю. Она станет большой и приведёт к победе.


– Есть такое мнение, что эти протесты – это протесты небольшой кучки из Facebook. И горожан эта тема не особо интересует.


– Разделение между горожанами и пользователями Facebook неправильное и условное. И уж тем более в Екатеринбурге, где проникновение интернета достигает, наверное, 80%. Все опросы показывают, что за храм максимум 5%.


– Вы недавно открыли штаб Навального в Екатеринбурге. И тогда возник вопрос, станет ли эта структура участвовать в организации подобных акций?


– Нет, совершенно точно. Мы фокусируемся на ведении в крайне тяжёлой ситуации с крайне ограниченными ресурсами политической кампании. При всей моей любви к городским проблемам мы не сможем ими заниматься. У нас другие задачи: сбор подписей, агитация и подготовка наблюдателей. Если мы с нашими возможностями и ресурсами начнём браться за какие-то другие темы, то провалим основную.


Леонид Волков заверил, что екатеринбургский штаб Навального региональными темами, в том числе и Храмом-на-воде, заниматься не станет.
Леонид Волков заверил, что екатеринбургский штаб Навального региональными темами, в том числе и Храмом-на-воде, заниматься не станет.


– Разве эти местные темы не могут поднять популярность Навального в регионе?


– Для этого он должен приезжать и участвовать. Штаб сам по себе не является политическим игроком, это технологическая структура. Если будет в Екатеринбурге готовиться пятитысячный митинг и организаторы позовут Алексея прилететь и выступить, то мы, безусловно, рассмотрим это предложение. И наверняка он приедет и выступит. Но ничего организовывать силами штаба мы не станем.


– Ты был внутри ситуации в 2010 году, а сейчас наблюдаешь со стороны. Можешь предположить, как она будет развиваться?


– Есть два сценария. Первый – когда протесты заглохнут, и они построят Храм-на-воде, к сожалению. Либо люди будут выходить ещё и ещё, и если численность участников акций будет нарастать, то губернатору прилетит по шапке из Москвы, поскольку сейчас предвыборный год. В итоге, по крайней мере, до весны 2018 года, а там будет уже совершенно другая политическая конфигурация.



– Есть же ещё один сценарий: в конце концов скажут, что раз на пруду не хотите, то давайте построим на площади Труда, где он исторически и располагался.


– Я почему так напрягся от поста Варламова, который появился в начале марта: там между строк читается именно такое предложение – построить храм на историческом месте. Очевидно, что кто-то пытается внедрить такую идею в сознание. Впрочем, я убеждён, что у этого варианта ещё меньше шансов на успех, чем у проекта на Городском пруду. Надеюсь, что господа Козицын и Алтушкин в какой-то момент успокоятся, вспомнят, что у них полно земли в центре города. Например, у мельницы, у "Екатеринбург-Сити". И там тысяча мест, где можно построить храм.


– Если бы на воде решили построить не церковь, а филармонию (E1.RU рассказывал об этом проекте), то был бы такой протест?


– Я бы протестовал против любого строительства на воде. Наш пруд и так маленький. К тому же он является частью общего исторического облика. Нет никакой необходимости там что-то строить в принципе. Но, конечно, участие РПЦ добавляет раздражение к этой истории.


Опрос : Нужен ли в Екатеринбурге Храм-на-воде?

Авторизируйтесь,  чтобы проголосовать Опрос завершен Вы успешно проголосовали! Результаты будут опубликованы по завершении опроса.
  • Да
  • Нет
К сожалению, ваш браузер сильно устарел и не поддерживает технологию голосования