Алексей Беззуб считает, что ему удалось наладить работу квартальных на Уралмаше и Эльмаше.
Алексей Беззуб считает, что ему удалось наладить работу квартальных на Уралмаше и Эльмаше.

Известный общественник Алексей Беззуб в конце марта объявил, что покидает должность главного квартального Уралмаша и Эльмаша. Пожалуй, за последние десять месяцев екатеринбуржцы узнали о деятельности квартальных больше, чем за всё время до этого. По сути Алексей стал популяризатором этой работы.


И вот менее чем через год он подал в отставку. В интервью E1.RU он объяснил, почему принял такое решение, а также рассказал о своих достижениях и планах.


– Я не верю, что вы сразу договаривались о таком сроке работы. Мне кажется, что-то пошло не так.


– Да, что-то пошло не так. Прежде всего, отменили статью 17.1 областного кодекса о штрафах за парковку на газоне. 


– Получается, что сейчас полномочий практически нет?


– Остались штрафы за фасады – там штрафы от 100 до 500 рублей.


– Вы, когда только пришли, то говорили о цели выписывать ежемесячно по 800 штрафов. Получилось?


– Было пятьсот с небольшим штрафов в месяц. В итоге получилось порядка 4 000 штрафов.


Главной своей целью Беззуб  называл борьбу с гряземесами . Делать это без штрафов фактически невозможно.
Главной своей целью Беззуб называл борьбу с гряземесами. Делать это без штрафов фактически невозможно.


– А сколько из них заплатили?


– Всего около 5,5 миллиона рублей из 17,5 миллиона выставленных. Получается, что примерно 30% заплатили, но за сбор отвечают судебные приставы. Когда я пришёл, то стали не только заниматься протоколами, а всем, в том числе и взаимоотношениями с подрядчиками, управляющими компаниями.


– Когда вы стали главным квартальным, то я очень удивился, поскольку вряд ли эту должность можно считать должностью мечты. У меня есть версия, что у вас были договорённости о каком-то дальнейшем росте.


– Нет, нет и нет. У меня есть техническое образование, но также я заканчивал и президентскую программу управленческих кадров. И там я обучался стратегическому менеджменту. И там в том числе шла речь об управлении проектами.


Именно как к проекту я относился к своей работе в должности главного квартального. Когда мы в первый раз общались с Трапезниковым (главой Орджоникидзевского района), то я ему сразу обозначил, что хочу сделать. Мне на это требовалось четыре месяца. Он сказал, что надо остаться минимум на год.


По факту так и вышло, что мои планы я реализовал за полгода.


Алексей пояснил, что сразу договаривался с главой района о том, что будет работать в течение года. Вышло – 10 месяцев.
Алексей пояснил, что сразу договаривался с главой района о том, что будет работать в течение года. Вышло – 10 месяцев.


– Можете по пунктам рассказать, чего удалось добиться?


– Первое. Как координатора "Росямы" меня просто бесили колодцы на дорогах. Мы составили реестр, стали выяснять, кто является их собственниками. В принципе, большую часть колодцев – около 150 штук – нам удалось отремонтировать и привести в порядок. Хотя, конечно, собственников некоторых колодцев нам попросту не удалось установить.


Во-вторых, наладили систему работы квартальных и контроля за исполнением их замечаний. Для этого мы использовали Google-документы. Достаточно простой инструмент: квартальный записывал в таблицу суть претензии, ответственного, срок исполнения и дату, когда оно было выполнено. В теории этот инструмент можно сделать публичным, чтобы люди видели, чем занимаются квартальные.


В-третьих, мы выстроили систему отношений с подрядчиками, управляющими компаниями и ДЭУ. Она работала аналогичным образом через онлайн-таблицы.


В-четвёртых, нам удалось договориться с коммерческими компаниями об уборке ряда территорий. Например, есть "Кировский", рядом с которым есть парковка. Она муниципальная, а потому магазин не обязан её убирать, но мы заключили с ними соглашение, что они будут это делать. В итоге район экономит деньги. У нас было порядка 500 соглашений. И в 99% они хорошо чистили территорию.


В итоге получилось, что я сделал всё, что мог. Одно дело, когда есть большой фронт работ, а совсем другое – бездельничать и получать за это 50 тысяч рублей. 


Чиновником Алексей Беззуб проработал лишь 10 месяцев – теперь он вновь вернётся в бизнес.
Чиновником Алексей Беззуб проработал лишь 10 месяцев – теперь он вновь вернётся в бизнес.


– Именно поэтому ушли ранее года, о котором договаривались.


– После отмены штрафов мне не было смысла оставаться. Просто тратил своё время.


– И всё-таки, вам Трапезников предлагал занять какие-то более высокие посты в администрации?


– Я считаю неправильным занимать какие-то должности, где люди уже работают. Это противоречит моим принципам. Дело же не в том, чтобы занять какой-то высокий чиновничий пост.


– Сейчас чем планируете заниматься помимо бизнеса?


– У меня последний год в Общественной палате Екатеринбурга. Мне было оказано доверие мэром Ройзманом. Работая квартальным, я общественную работу, по сути, забросил. Сейчас хочу сконцентрироваться на закупке новой техники, транспортной реформе, велодорожках.


– Мне кажется, что Общественная палата – самый бесполезный орган.


– Так же говорили мне про квартальных, когда я пришёл. Я уверен, что Общественная палата может быть реальным институтом для решения проблем. К примеру, в марте было заседание комиссии по уборочной технике. По её итогам, председатель палаты Спектор подписал письмо Якобу о том, чтобы при пересмотре бюджета увеличить затраты на закуп новой техники. Это может случиться уже в июне-июле. Значит, к зиме ситуация может улучшиться.


Напомним, что институт квартальных был создан осенью 2012 года. Их обязанностью является обеспечение чистоты улиц и порядка во вверенном районе. Изначально было лишь 15 квартальных на весь Екатеринбург. Сейчас их на порядок больше (имя своего квартального можно найти на сайте администрации). Они контролируют выполнение правил благоустройства, выявляют брошенные транспортные средства, а также занимаются профилактикой и выявлением нарушений в сфере благоустройства.