Руслан Соколовский вышел из суда с большой сумкой, которую готовил себе в колонию.
Руслан Соколовский вышел из суда с большой сумкой, которую готовил себе в колонию.

– Ильдар Дадин, как только вышел, сразу же устроил пикет и снова сел. В общем, дайте телефон, я хочу снять ролик, – шутливо обратился к журналистам Руслан Соколовский, выйдя из суда.


– Так поехали, до храма-то недалеко, – не растерялись коллеги.


После триумфального выхода на свободу (а в России многие юристы приравнивают его условный срок в 3,5 года к оправданию) Руслан рассказал E1.RU о первых впечатлениях и планах.


Общаться он вышел с большой сумкой с вещами, которые собирал для колонии (готовился к худшему), и с нескрываемой широкой улыбкой. Перед приговором и даже во время последних заседаний он выглядел замученным и немного уставшим.


– Руслан, была уверенность в том, что срок будет условным?


– Нет, я до последнего стоял и волновался на эту тему.


– Какие сейчас планы?


– Вчера все планы, которые я строил, это было собрать сумку. Я реально приехал сюда с одеждой. Сейчас уже можно выбирать, где я буду жить, всё ли будет окей у меня в плане работы, и нужно восстанавливаться с учёбой. Деятельности у меня будет очень много. Сегодня планирую встретиться с девушкой, не виделся с ней 8 месяцев, это почти год.



– В суде заявили, что ты пропагандируешь экстремизм на почве националистических взглядов.


– Я ни разу не состоял ни в какой националистической организации – вообще ни разу. Я даже русским-то являюсь наполовину. Это просто абсурднейшее обвинение, которое можно считать чуть ли не оскорблением. Это всё ужасно абсурдно и незаконно.


– Будете с адвокатами обжаловать приговор?


– Мы его пока не получили. Не знаю.


– Ты когда-нибудь зайдёшь ещё в храм?


– Нет, пожалуй. Это моё отношение к РПЦ, что можно туда зайти и меня посадят, видимо, останется со мной на всю жизнь, к сожалению. К этому привели непосредственно сами представители РПЦ и законники, которые ввели такую уголовную статью.


Я считаю, что это плохо. Есть разного рода более лояльные конфессии. У нас в России, в синагоге, например, давали вино за то, что человек пришёл и словил покемона. Поймал покемона – тебе бутылка вина, кошерного причём. Я думаю, что после такого к РПЦ бы тоже относились гораздо лучше. Когда религия идёт навстречу людям, это замечательно и хорошо.



– Тебя не избивали в СИЗО? У тебя на теле видны шрамы, раны.


– У меня почему-то по всему телу шрамы из-за стресса. Например, я 15 лет занимался фехтованием, у меня был шрам на ноге, и буквально пару дней назад он открылся. Стресс всё-таки жуткий, когда тебя могут посадить на несколько лет вперёд.


– А как заключённые в СИЗО к тебе относились?


– Нормально. Я получал угрозы от людей, которые находились от меня далеко, в других корпусах и блоках, даже вообще в других заведениях. Всё это приходило через "мульки" – систему связи арестантов. Писали что-то в духе того, что меня могут изнасиловать, если я попаду в места лишения свободы.


Я потом общался с одним оскорблённым верующим, который пришёл в качестве свидетеля, и он говорил, что "в местах лишения свободы дядечки православные его перевоспитают". Я ему ответил, что эти дядечки меня пообещали изнасиловать. Он завис на пару секунд и сказал: "Вот и перевоспитают". В каком ключе перевоспитают?! Я не активист ЛГБТ, спасибо, я не хочу вступать в эти ряды. Хотя этих людей у нас тоже, безусловно, очень ущемляют.


– Ты не опасаешься того, что верующие, недовольные твоим приговором, могут тебе навредить?


– Я надеюсь, что мне вернут мой газовый баллончик, и я буду его носить.



– Евгения Чудновец, ранее осуждённая за репост, была против твоего освобождения. Она заявила, что ты неискренне выступал в последнем слове и оскорбил её православные чувства.


– Я в курсе её заявлений: "Бог его посадит в тюрьму, если он не станет православным". Получается, мусульманин или атеист, которые не являются православными, по логике Чудновец, должны сидеть в тюрьме? С её стороны это какая-то дискриминация по отношению к другим конфессиям и к людям, у которых никакой конфессии вообще нет.


– Ты сейчас, как и она, не собираешься мстить судьям? Писать жалобы?


– В этом плане я предпочту быть как можно более адекватным. Именно поэтому я буду советоваться с адвокатами и делать всё, как они скажут. В отличие от меня они не безалаберные блогеры, которые только и могут, что видосики в интернете снимать, а всё-таки юристы.


– Ты планируешь уезжать из России?


– Да, я планировал поездить по своим друзьям за рубежом, которых у меня стало гораздо больше. Если позволит наша ФСИН, то это состоится. Я знаю, что Навальный, например, летает за границу. У него, конечно, уважительная причина – в виде пиратского глаза.


– А на постоянное место жительства?


– Возможно. Сейчас я не знаю точно.