Стиль его работ очень узнаваемый.
Стиль его работ очень узнаваемый.

Два года назад мы писали о художнике из Донецка Александре Болотове, который из-за войны в Донбассе был вынужден бежать в Россию. Он жил в небольшом селе в Башкирии, но часто приезжал в Екатеринбург и написал целую серию картин про наш город. Успех был невероятный: после публикации на E1.RU все работы раскупили всего за пару дней.


Осенью прошлого года он вернулся в Донецк.


– Как-то меня тянуло домой, потому что там друзья, родственники. В России я прожил два года два месяца и три недели, – рассказал художник. – Но теперь моя сестра живёт в Екатеринбурге, а потому я с удовольствием возвращаюсь в ваш город.


С Александром общаемся на скамейке неподалёку от дома Севастьянова, который он много раз рисовал.


– Я её семь раз рисовал, так как она есть на картине с домом Севастьянова, – подмечает он. – В Донецке я тем же занимаюсь, чем и тут – пишу на заказ. Война продолжается, её особенно хорошо слышно в северной и западной части Донецка – они ближе всего к линии фронта. Мы уже различаем, из какого именно орудия идёт пальба.


"Я эту скамейку раз семь рисовал", – сказал Александр, когда мы выбирали место для беседы.
"Я эту скамейку раз семь рисовал", – сказал Александр, когда мы выбирали место для беседы.


– Но получается, что дома лучше, даже если там война?


– Нельзя сказать, что мы прямо на фронте живём. Хотя, конечно, она где-то рядом, и это угнетает. Но всё равно свой дом, улица, родные люди тебя окружают, это всегда лучше. Мне повезло, что ни родственники, ни родные от боевых действий не пострадали. Целой осталась и моя квартира, было даже кому цветы поливать.


– Чем отличается жизнь в Донецке от того, что было до войны?


– Сейчас, конечно, там упадок. Город опустел, так как жителей стало процентов на 40 меньше. Многие заведения закрыты. Но люди стали какими-то более оптимистичными, что ли, они научились находить основания для радости в простых вещах. Мне кажется, что самое худшее уже позади. Но Донецк уже совершенно точно не будет частью Украины. Мы восставали, чтобы жить в России. Не получилось, но в любом случае с Украиной Донбасс уже точно не будет.


Донецк Александр рисует только мирным.
Донецк Александр рисует только мирным.


Я в Донецке чувствую себя спокойно. Выстрелы слышны, но не каждый день. Они стали таким фоном, как звук проезжающего мимо автомобиля.


– По вашему мнению, эта война была оправдана?


– Война… Думаю, что да. Нам стоило бороться против Украины. Если бы не отделились, то был бы геноцид в Донбассе. Некоторые этого не понимают, но это бы действительно было так.


– Как мне кажется, в такой ситуации люди должны меньше тратить денег на картины. Вы почувствовали падение спроса?


– Всё равно жизнь продолжается. В отличие от Луганска, где совсем грустно, у нас всё равно есть те, кто готов тратить деньги на покупку художественных произведений. Так что покупатели у меня есть. Я вам скажу, что жизнь на Урале заставила меня пересмотреть подход к творчеству. Какой-то иной стиль у меня стал, сместились акценты в сторону импрессионизма. Теперь у меня больше городских пейзажей. В итоге картины стали даже лучше покупать, чем раньше. И стоить стали больше. 


– Сколько в среднем в месяц картин продаёте?


– Очень по-разному: от пяти до восьми штук. Сегодня вот клиенту в Екатеринбурге две работы передал – он ещё с 2015 года меня помнит.


Один из новых пейзажей Екатеринбурга.
Один из новых пейзажей Екатеринбурга.


– У вас появились какие-то военные пейзажи?


– Нет, в творчество война не проникает, потому что это разрушение, а я за созидание.


– А какие-то новые виды Екатеринбурга нашли?


– Вид на Ленина неподалёку от Сакко и Ванцетти и Малышева – Восточная. Вообще, в вашем городе много интересных пейзажей. У вас история богаче, чем у Донецка, а потому есть интересные старые домики.


– Вы очень много писали пейзажей центра Екатеринбурга. А как относитесь к идее построить Храм-на-воде?


– Я не видел, – признался Александр.


По мнению Александра, Храм-на-воде лучше построить за Макаровским мостом. 
По мнению Александра, Храм-на-воде лучше построить за Макаровским мостом. 


– Мне нравится, – сказал он, посмотрев ролик-презентацию проекта. – Интересный вид получится, красиво… Хотя вон за тем мостом (речь про Макаровский. – Прим. ред.) отличное место же. Сейчас оно заброшенное, а так обустроят.


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


Также Александр писал пейзажи других уральских городов. Например, Челябинска. 


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


 И Перми. 


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)


Художник из Донецка: "После двух лет жизни в Екатеринбурге мои картины стали стоить дороже" (фото, интервью)