Нубийских козочек по заказу Эльвиры Гречиной привезли из Америки.
Нубийских козочек по заказу Эльвиры Гречиной привезли из Америки.

«Устала решать кадровый вопрос. С завидной регулярностью он возникает каждые два-три месяца. Продаю всех джерсейских коров и тёлок. И продаю всё стадо нубийских коз. Желательно в одни руки. Пишите. До зимы всё распродам», — этот пост в соцсети написала Эльвира Гречина, животновод, которая уже 5 лет держит в своём хозяйстве уникальных для России коров и коз.


— Написала и сама не поверила, — призналась нам Эльвира. — Но если так и не найду работников, придётся это сделать.


Бизнесмен и владелец крупнейшего в Екатеринбурге агентства недвижимости в прошлом, Эльвира Гречина увлеклась козоводством ещё в конце 90-х, но окончательно уехала из города несколько лет назад, хозяйство находится в селе Черданцево Сысертского района.


Удивительно — помещение для животных сделали в здании бывшей сельской школы 1913 года постройки. Сохранилась дореволюционная кирпичная кладка, широкие оконные проёмы и даже частично половая доска.


Стадо живёт припеваючи в дореволюционном здании, где раньше была сельская школа.
Стадо живёт припеваючи в дореволюционном здании, где раньше была сельская школа.


— Я это здание купила у администрации через торги. Пока оно стояло в нормальном состоянии, не хотели продавать. А потом развалилось, наполовину его разобрали, тогда только выставили на торги.



Теперь в школьных стенах вполне современный дом элитных нубийских коз. С отоплением, водопроводом, помещением для доения. В «предбаннике» встречает запах сухих листьев — снопы веток деревьев и трав сохнут под потолком, чтобы козам было чем полакомиться зимой.


Встречает душистый запах сухих трав — заготовки на зиму.
Встречает душистый запах сухих трав — заготовки на зиму.


— Мне привезли из Америки этих коз, — объясняет Эльвира. — Такое стадо только у трёх человек в России есть. В Калуге, в Туле и вот здесь.


— Когда вы козоводством занялись?


— Мы жили на Шарташской, у меня была домработница, у её подруги умер муж. Это был не то 98-й, не то 99-й год… И у неё стадо зааненских коз осталось, хотела продать всё на мясо. Мы городские вообще, сельским хозяйством никогда не занимались, но я поехала и выкупила всё стадо. Каждый день приходилось ездить — доить, кормить. Потом раздала их всех, нашла кому. А пять лет назад увидела фото нубийских коз в интернете: хочу! Муж взял кредит, и мы купили пять коз и трёх козликов.


Эльвира Гречина со своими любимицами.
Эльвира Гречина со своими любимицами.


Попутно Эльвира проводит нам экскурсию по своему хозяйству.


— Вот этих, пятнистых, сфотографируйте, козоводы оценят. И вот это — отделение для дойки. Тут в раковине только молочное моется. Здесь моются вёдра. Тут холодильник для молока. Стирается всё в стиральной машине. Вот доильник. После каждой дойки всё моется, сушится. Санитария полная. Вы почитайте про нубийских коз, и молоко ценное, и они почти не пахнут.


Работать некому: фермер из Сысерти решила продать стадо элитных коз из-за проблем с кадрами


Потом направляемся в коровник. Здесь животные тоже необыкновенные — джерсийской породы.


— Я покупала в Подмосковье, таких очень мало в России. Вы попробуйте молоко это, и вам вообще другого не захочется — сразу поймёте разницу.


К зиме строят новый коровник. Вообще всё хозяйство пока строящееся. У хозяев грандиозные планы: приспособить рельеф местности с перепадами высоты под сад с водопадами. Хотят разбить оранжереи, построить сыроварни, даже конференц-зал, чтобы проводить рабочие мероприятия для козоводов.


Джерсийская корова — её молоко имеет особый вкус и очень высоко ценится.
Джерсийская корова — её молоко имеет особый вкус и очень высоко ценится.


— Муж говорит, нашей жизни не хватит, чтобы все мои планы осуществить, — смеётся хозяйка. — Но без помощи и правда сложно. Вот у властей всех уровней просим земли — под выпас, под покос. Все обещают, и Минсельхоз тоже, но дальше обещаний не идёт. Местная администрация просто игнорирует, сколько я писала писем с просьбой выделить земли. Говорят — найдите, тогда дадим. Я нашла, это земли запаса. Внятного ответа так и не дали с прошлого года.


С участка видно местную церковь, она совсем рядом, за каменным забором.
С участка видно местную церковь, она совсем рядом, за каменным забором.


Сысертский район — царство коттеджей, земли здесь быстро уходят под застройку, поэтому найти лужайку для выпаса скота — настоящая проблема.


— А с кадрами-то что не так?


— Чем больше поголовье становилось, тем больше потребность в помощниках, все попытки были неудачными. Посоветовали одного таджика, вроде мужик нормальный, он в Таджикистане, надо оплатить ему билет сюда. Я созвонилась, купила билет за 14 тысяч. Встретила. И три недели не могла понять, что происходит. Не могла допустить его к работе, пока не оформит патент, а он целыми днями разговаривал по телефону, обещал вот-вот всё оформить, ел, пил. В общем, я его выгнала. Наверное, он по телефону разговаривал всё время — работу другую искал, не знаю. Нам потом рассказали, что это обычная история, распространённое кидалово — приезжают за наш счёт и уходят, и ничего не предъявишь им.


Доильный аппарат — всё моется после каждой дойки.
Доильный аппарат — всё моется после каждой дойки.


— С другими работниками тоже не складывалось?


— С гастарбайтерами всегда так: первый месяц работают хорошо, второй — ни шатко ни валко, а на третий месяц вообще ничего не делают — надо гнать, искать новых.


— Местные не хотят работать?


— Пытаюсь найти — не могу. Убирать за скотиной не хотят. У них представления, что будут ходить в сапогах в навозе по колено. Требую чистоты — начинают возмущаться и уходить. Я говорю — молочные вёдра нужно мыть, вот средство. И вёдра, из которых поим коз и козлят водой, надо мыть каждый день, подоконники промывать. А они думают, что это какие-то невозможные требования. Нет представления о том, что должно быть чисто, что сарай — не гора навоза. Они все будут ныть — денег нет, работы нет, но так работать не хотят. А это ведь норма, я говорю им: вот вы же чай попьёте, посуду за собой моете.


Работать некому: фермер из Сысерти решила продать стадо элитных коз из-за проблем с кадрами


Эльвиру Гречину считают неформальным лидером козоводства России. У неё много идей, связанных именно с поддержкой частных хозяйств. Однако собственная ферма в Черданцево — это пока не коммерческий проект, прибыли почти не приносит.


Молоко уходит на то, чтобы выкармливать козлят, только небольшая часть — на продажу постоянным клиентам. Мало кто готов покупать молоко по 200 рублей за литр — а дешевле продавать такое молоко, считает хозяйка, нет смысла.


На участке идёт постоянная стройка — нужно построить сыроварню, зимнее помещение для животных и конференц-зал.
На участке идёт постоянная стройка — нужно построить сыроварню, зимнее помещение для животных и конференц-зал.


Работать некому: фермер из Сысерти решила продать стадо элитных коз из-за проблем с кадрами


Ветеринарная аптечка.
Ветеринарная аптечка.


Работать некому: фермер из Сысерти решила продать стадо элитных коз из-за проблем с кадрами


Работать некому: фермер из Сысерти решила продать стадо элитных коз из-за проблем с кадрами