Разглядывать карту Екатеринбурга можно часами
Разглядывать карту Екатеринбурга можно часами

— Вот Ройзман бежит по Плотинке в красной футболке, за ним толпа его сторонников, — рассказывает Роман Дик, водя пальцем по карте Екатеринбурга. — Здесь, на площади 1905 года, выступает «Сансара», мы запечатлели Александра Гагарина в его фирменном прыжке, есть у него такой. Где-то ещё был знаменитый бегун, который летом и зимой бегает по улицам с голым торсом и босиком, его все знают, на Тарзана похожий… А, вот он, на Малышева.


Карту центра города с высоты птичьего полёта можно разглядывать, кажется, бесконечно. Мало того, что отрисованы все (или почти все) домики в центре, так ещё то и дело встречаются узнаваемые персонажи, памятники, какие-то символы, понятные только жителю Екатеринбурга.


Уральцы Роман Дик и Антон Филин несколько лет назад создали креативное агентство. Всё равно будут дразнить — подумали они и решили сразу назвать свою компанию созвучно фамилиям — «Дикий филин». Тема пернатых так или иначе постоянно всплывала в их творчестве, поэтому и идея сделать карту Екатеринбурга с высоты птичьего полёта показалась логичной.


По Плотинке бежит Евгений Ройзман в красной футболке.
По Плотинке бежит Евгений Ройзман в красной футболке.


— Изначально это был подарок на Новый год для наших партнёров. Мы нарисовали её буквально за месяц, она получилась такой простенькой контурной картой, не более того, — вспоминает Роман Дик. — Потом решили дорисовать её до полноценной туристической карты Екатеринбурга.


Первая версия была нарисована от руки, не очень достоверная и детальная. Некоторые улицы художник просто «выкинул» за ненадобностью. Упор делали не на точность, а на главную фишку — народные топонимы. Авторы вычислили объекты, которые известны только екатеринбуржцам. Например, «Чайник» — училище Чайковского, «Консерва» — консерватория, «Бивис и Баттхед» — памятник Татищеву и де Геннину. И так далее.


Ребята думали, что нарисуют Екатеринбург с высоты птичьего полета за полгода, но ушло в два раза больше времени.
Ребята думали, что нарисуют Екатеринбург с высоты птичьего полета за полгода, но ушло в два раза больше времени.


Ребята думали, что эта карта сразу станет пользоваться спросом, отправили её в магазины, но ажиотажа не увидели. Оказалось, что гулять с этой картой в руках туристы не могли: слишком большая и неточная. Вешать на стену тоже неудобно — слишком мелко и непрезентабельно.


— Это был вольный рисунок, на ней, например, нет улицы Сакко и Ванцетти. Улицу Мамина-Сибиряка я с трудом уговорил художника нарисовать, — признаётся Рома Дик. — Турист мог элементарно заблудиться. У неё не было никакого практического потенциала. И тогда я сказал: «А давайте нарисуем нормальную карту!». Художник нарисовал маленький кусочек — один квартал в центре, я думал, что он сделает это за день, а оказалось, что у него на это ушла неделя.


— Как он это делал? Срисовывал с Яндекс.Карт?


— Мы пользовались Google.Maps, панорамами, фотографиями с высоты, сами ходили и разглядывали улицы. Материала было достаточно много. Постепенно мы разработали правила — какой толщины должна быть линия, какой степени детализации должны быть окна — и начали привлекать студентов и молодых специалистов. Всего карту рисовали около 10 человек. Мы платили им какие-то небольшие деньги, но в основном они работали за идею. Самая большая сложность была в том, что проект сильно затянулся.


— Сколько времени ушло?


— Мы думали, что справимся за полгода. Но через год поняли, что у нас нарисовано 85 процентов. На оставшиеся 15 у нас не осталось сил и средств, тогда мы приняли волевое решение — выставить проект на краудфандинг — и пообещали себе, что если соберём полную сумму, то мы её дорисуем.


А эта фигурка — знаменитый екатеринбуржец, который бегает по городу с голым торсом и босиком.
А эта фигурка — знаменитый екатеринбуржец, который бегает по городу с голым торсом и босиком.


Местный Тарзан — герой всех соцсетей.
Местный Тарзан — герой всех соцсетей.


— На ней прямо каждый домик прорисован?


— Есть какие-то вольности. Мы посчитали, что совпадение примерно на уровне 80 процентов. Поэтому люди умиляются, когда находят свой дом, и очень обижаются, когда свой дом не находят. Это всё-таки карта центральной части города.


— Расширять не планируете?


— Это будет уже совершенно некотируемый формат. Если мы добавим сюда ещё ЖБИ, Уралмаш, Уктус, она будет занимать просто всю стену. И надо понимать, что это ещё три года работы, а у меня их уже, возможно, не будет в плане инвестиций. Сейчас-то мы уже сильно в минусе, но нам зато интересно. Единственное — мы добавим маленькую выноску с Белой башней.


— Как вы вообще выбирали, что нарисовать, а что нет?


— Главная наша цель была нарисовать Центральный стадион, потому что будет чемпионат мира, и гостям будет приятно показать, где они были. Из-за этого пришлось пожертвовать зданием УПИ — оно просто не влезло. Мы определили для себя центр города как квадрат улиц Челюскинцев, Восточная, Фурманова и Московская. Это, по сути, и был дореволюционный Екатеринбург. Вот, обратите внимание, два кладбища, которые были за пределами города. За улицей Восточной уже был лес.


Карту можно отпечатать в любом формате — от карманного складного путеводителя до обоев во всю стену.
Карту можно отпечатать в любом формате — от карманного складного путеводителя до обоев во всю стену.


— Какие фишки и топонимы остались?


— Здесь что угодно можно добавить. Например, я попросил ребят нарисовать меня, играющего в футбол во дворе. Вот мой дом, в котором я прожил 16 лет. Здесь меня мама зовёт из окна. Таким образом, мой двор увековечился (смеётся). Карту можно насытить ещё какими угодно фишками — обозначить музеи, крафтовые пивоварни, кофейни, велодорожки. Это будет интересно и понятно не только екатеринбуржцам, но и туристам. Можно делать любые тематические варианты: музейный, гастрономический, исторический, про конструктивизм. Этот потенциал мы тоже рассматриваем. И вообще открыты к любым предложениям — говорите, что вы хотите добавить, что мы упустили, и мы дорисуем.


— А для иностранцев есть карта?


— Да, мы перевели её на английский. Это было непросто. Например, у студентов УрГУ есть такое место — «Заоперный», как его перевести? Мы написали так: «Behind the Opera».


Есть даже вариант в виде дождевика.
Есть даже вариант в виде дождевика.


— Какие сейчас вообще тренды в сувенирной продукции? Что привозят из Екатеринбурга?


— Мне очень нравится, что начала развиваться уральская тема, которая идёт снизу. Есть инициативы властей, которые думают: «Ну, надо что-то сделать», дают задание каким-то подчинённым, они делают всё из-под палки. И получаются какие-то ящерки, хохлома, изумруды, яшма — вот эти все с советского времени тянущиеся направления. А есть ребята, которые никого не спрашивают и просто делают то, что им самим было бы приятно подарить своим друзьям. Что не стыдно будет надеть на себя. Например, проект Made in Ural или Дмитрий Фатхиев-Долохов, который делает значки со зданиями Екатеринбурга.


Металлические значки с известными зданиями Екатеринбурга от Дмитрия Фатхиева-Дохолова.
Металлические значки с известными зданиями Екатеринбурга от Дмитрия Фатхиева-Дохолова.


— Получается, упор все, так или иначе, делают на здания Екатеринбурга?


— Ну да, у нас большой потенциал с точки зрения конструктивизма, небольшое количество барокко — тот же Дом Севастьянова, и новодел — «Высоцкий», Храм-на-Крови и так далее. Плюс, мы считаем, должна быть какая-то история с неформальными памятниками. У нас есть заброшенная больница в Зелёной Роще, которую, конечно, сложно назвать арт-объектом, но мы знаем, что это классное место, популярное у неформалов. И таких мест мы нашли много — та же недостроенная гостиница у цирка, символ долгостроя. Телебашня наша. А недавно я узнал, что длинный дом на Малышева, 84 в советское время называли «дом засранцев». Потому что там по два туалета в квартирах. Это сейчас таким никого не удивишь, а тогда это был эксперимент, и когда все об этом узнали, оттуда и пошло это название. Вообще Екатеринбург — город очень творческий. Мы были в Сибири, там такого нет.


Многие изготовители сувениров делают упор на архитектуре Екатеринбурга.
Многие изготовители сувениров делают упор на архитектуре Екатеринбурга.


— В Сибири тоже есть свои бренды. Те же «I'm siberian».


— Да, мы с ними общаемся. Но у них немножко другой посыл — очень гордо быть сибиряком. «Я — сибиряк, у меня паспорт сибиряка, у меня специальный костюм сибиряка». Это движение пошло. Ребята из Made in Ural тоже пытаются двигать эту тему: «Я — уралец», но немножко по-другому. Они ищут то прекрасное в Урале, что есть у нас, и обращают на это внимание. Ездят по небольшим городам и деревенькам. А у нас задача была показать, насколько компактный Екатеринбург. Ведь он не зря считается самым компактным миллионником. Здесь почти нет места для парков. Например, смотришь на карту, и сразу видно, как Зелёную Рощу хотят прибрать к себе то один, то второй жилой комплекс. Видно, насколько важно её отстоять, потому что если не этот парк, то остаются только кладбища.


— Сейчас ещё идёт волна всяких съедобных сувениров: таёжные орешки из Сибири, крымские травы. У нас что-то такое есть?


— Нужно копать, чем Урал в этом плане прекрасен. Иван-чай, но он всё равно пересекается с сибирской темой. Если в Перми есть их фирменные пирожки «посикунчики», то у нас «уральские пельмени» можно вспомнить. Пельменные можно спокойно открывать одну за другой, искать какие-то фишки. Есть «Пельмени клаб», которые стараются продвигать эту тему — и вот это, мне кажется, как раз наше, уральское. Что-то, что согреет в холодную зиму.


— А вы сами что привозите из других городов?


— Мне как дизайнеру сложно привозить какие-то стандартные магнитики. Я раньше старался из каждой страны привозить футболки, но потом я понял, что большинство не ношу, перестал их покупать. Сейчас карты везу отовсюду, это интересно. Но не везде они есть.


Кружки и магниты с изображениями гостиницы «Исеть» пользуются особой популярностью.
Кружки и магниты с изображениями гостиницы «Исеть» пользуются особой популярностью.


Известные уральские небоскрёбы — недостроенная телебашня и высотка «Исеть».
Известные уральские небоскрёбы — недостроенная телебашня и высотка «Исеть».


Заброшенная больница в Зелёной Роще — знаковое здание Екатеринбурга.
Заброшенная больница в Зелёной Роще — знаковое здание Екатеринбурга.


А это сам Рома Дик играет в футбол в своем дворе.
А это сам Рома Дик играет в футбол в своем дворе.


Два памятника долгострою — гостиница у цирка и телебашня.
Два памятника долгострою — гостиница у цирка и телебашня.


На карте есть и вымышленные существа, и собирательные образы — например, рыбаки на отколовшейся льдине.
На карте есть и вымышленные существа, и собирательные образы — например, рыбаки на отколовшейся льдине.


Один из символов Екатеринбурга — трамвай на Ленина.
Один из символов Екатеринбурга — трамвай на Ленина.


Все улицы и дома на них прорисованы очень реалистично.
Все улицы и дома на них прорисованы очень реалистично.


Мотоциклисты открывают мотосезон (или закрывают).
Мотоциклисты открывают мотосезон (или закрывают).


Карта целиком — можно повесить на стену и удивлять гостей.
Карта целиком — можно повесить на стену и удивлять гостей.


Роман Дик в полном боевом обмундировании.
Роман Дик в полном боевом обмундировании.


Центральный стадион прорисовывали особенно тщательно. Это самый сложный объект на карте.
Центральный стадион прорисовывали особенно тщательно. Это самый сложный объект на карте.


Работа над картой всё ещё продолжается.
Работа над картой всё ещё продолжается.


На площади 1905 года поёт «Сансара», Саша Гагарин — в своём фирменном прыжке.
На площади 1905 года поёт «Сансара», Саша Гагарин — в своём фирменном прыжке.


Кстати, мы уже делали подборку сувениров из Екатеринбурга, которые не стыдно дарить туристам. Здесь — и футболки Made in Ural, и значки с известными зданиями города, и авторские украшения.


А дизайнеры из «Дикого филина» ждут ваших предложений. Если вы считаете, что они упустили какую-то важную деталь, дом, памятник, легенду, персонажа или знаковое место в Екатеринбурге, пишите об этом прямо в комментариях. Ребята прочитают их все и, возможно, дополнят карту вашим видением Екатеринбурга.