У Савиновских двое своих детей и двое опекаемых. Ещё одна взрослая дочка Юлии живёт с её бывшим мужем.
У Савиновских двое своих детей и двое опекаемых. Ещё одна взрослая дочка Юлии живёт с её бывшим мужем.

Екатеринбурженка, у которой служба опеки забрала двоих детей, решилась назвать своё настоящее имя и рассказать эту дикую историю на камеру.


На самом деле её зовут Юлия Савиновских, её мужа – Евгений. У них двое родных детей (Александра и Максим) и двое приёмных – одному мальчику четыре, другому – пять. Одного из них взяли в семью три года назад, другого – полтора. Ещё одна 17-летняя дочь Юлии живёт с бывшим мужем женщины, своим папой.


Официальная версия, по которой из семьи забрали двух мальчиков, – грязный пол в квартире. На самом деле – проблемы с полом есть, но другого характера. Юлия вела блог в интернете, в котором выдавала себя за трансгендера. Она рассказывала о том, как сложно жить парню в женском теле, и выкладывала фотографии из больницы, якобы с операции по смене пола.



Операция действительно была – Юлия уменьшила грудь с 6–7-го размера до первого. Но становиться мужчиной, уверяет, не планировала.


– Да, я сделала операцию, – призналась Юлия. – У нас с Женей были планы поставить этих детей на ноги и путешествовать с рюкзаками. Я свою биологическую функцию выполнила – выкормила грудью трёх детей. У меня больной позвоночник, тяжело ходить, домашнюю работу делать. К вечеру я ни на что не способна. За ночь тоже не отдыхаешь, не высыпаешься, лежать неудобно. Простите, 7-й размер, F! Я познакомилась с этими людьми (трансгендерами. – Прим. ред.), начала интересоваться темой, подписываться на таких людей в Инстаграме, мне показалось это очень интересным. Мне хотелось просто понять и в какой-то мере через это пройти. Когда я узнала про операцию, которую они делают, я поняла, что именно это мне подходит. Во-первых, это экономия. Не хотелось тратиться на пластических хирургов, потому что уменьшение у нас гораздо дороже. Хотелось плоскую грудь. Я больше рожать не собираюсь, мне 40 лет.


Сейчас Саша и Максим ни на шаг не отходят от мамы.
Сейчас Саша и Максим ни на шаг не отходят от мамы.


Кто и как нашёл её "творчество", женщина не знает. Муж Юлии не знал о существовании её блога, а когда узнал – не одобрил. Он вообще не интересуется темой трансгендерности.


– Мне содержание этого блога абсолютно неинтересно, – сдержанно говорит мужчина. – Но я думаю, что, если бы там было что-то противозаконное, к нам бы не из опеки уже давно пришли.


Но мальчиков забрали, и супруги уверены – несправедливо.


– Это просто нарушение, – говорит женщина. – У них должен быть какой-то порядок изъятия детей из семьи. То, что сейчас произошло, – у меня просто украли детей из семьи – шантажом, угрозами. Максим (родной сын Юлии. – Прим. ред.) два дня ходил за мной хвостом, держался за ноги, за руки, говорил: "Мама, я тебя люблю". Он на самом деле подумал, что можно просто прийти, взять ребёнка и увезти куда-то. А чем он хуже, чем те, которых забрали? А они (мальчики, которых забрали. – Прим. ред.) ничего не поняли.


Евгений не знал о блоге жены, но уверен, что ничего противозаконного там не было.
Евгений не знал о блоге жены, но уверен, что ничего противозаконного там не было.


Перед тем, как случилась страшная история, Юлия и Евгений собирались усыновить малышей и переехать в Испанию. Оба опекаемых ребёнка у Савиновских – инвалиды, а в Европе условия для жизни таких людей лучше. Родители уже готовили документы, хотели, чтобы юридически детей оформили как двойняшек их родных сына и дочки. Дни рождения у них рядом. Но мысли о Европе пока пришлось отложить.


– Всё, что мы хотели, – это как минимум на длительный срок уехать, снять квартиру и чтобы дети пожили на море, набрались йода, – пояснил Евгений.


– Здесь даже семейному ребёнку светит спецшкола, – добавила Юлия. – Это самое страшное. Они и ещё куча детей с отклонениями пройдут какую-то урезанную программу. Им будут, как дурачкам, какие-то элементарные вещи объяснять. Мы хотели уехать в Испанию, чтобы дать детям полное образование. Там дети пойдут в общую школу, с ними будут заниматься лучшие педагоги. Потому что отношение к инвалидам в Европе совсем не то.


Про вторую страничку Юлии в соцсетях никто из близких не знал.
Про вторую страничку Юлии в соцсетях никто из близких не знал.


Больше всего Юлию возмущает, что органы опеки не попытались выяснить у неё, что происходит, а сразу забрали детей.


– Если бы меня позвали на беседу, я бы всё объяснила. Если бы мне сказали, что вести такой блог неприемлемо, то я бы сразу всё удалила, – сокрушается Юля. – Это никак не отражается на детях. Я писала для ограниченной группы людей, которым это интересно. У меня не было в подписчиках несовершеннолетних никогда. Если бы у опеки были претензии, они бы пришли ко мне с какими-то актами или ордерами. Но никаких актов об изъятии детей мне не давали.


В квартире у Савиновских скромно, но не грязно. Есть детский уголок со спортивным комплексом, лежит гора игрушек, на столе – свежие фрукты. Когда приходили сотрудники опеки, семья вернулась из загородного дома, поэтому Юлия не успела вымыть пол, о чём сейчас жалеет. В Министерстве социальной политики нам пояснили, что повсюду в квартире лежали собачьи экскременты, но супруги поясняют – проверка попала в единственный день, когда в квартиру привезли собак с дачи, и супруги просто не успели за ними убрать в коридоре.


Юлия и Евгений уже обратились в суд, написали жалобу в прокуратуру и сходили на приём к Евгению Ройзману. Они собираются всеми способами вернуть ребят в семью. Свой трансгендерный блог Юлия удалила (на этом настоял муж). Сейчас паре предлагают написать добровольный отказ от опекунства, но они это делать не собираются.


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Отрезала грудь, но осталась женщиной: откровенная история екатеринбурженки, у которой опека забрала детей


Вся семья в сборе – до того, как двух малышей забрали из дома.
Вся семья в сборе – до того, как двух малышей забрали из дома.


У Юлии до операции была грудь 6–7-го размера.
У Юлии до операции была грудь 6–7-го размера.


Все дети похожи друг на друга, даже не скажешь, что двое – не родные.
Все дети похожи друг на друга, даже не скажешь, что двое – не родные.