Анатолий Марчевский считает, что злые клоуны нанесут вред детской психике, и даже возрастной рейтинг у фильма вряд ли действительно ограничит доступ.
Анатолий Марчевский считает, что злые клоуны нанесут вред детской психике, и даже возрастной рейтинг у фильма вряд ли действительно ограничит доступ.

Сегодня директор Екатеринбургского цирка Анатолий Марчевский собрал журналистов, чтобы публично высказаться по поводу выхода в прокат нового фильма по книге Стивена Кинга «Оно». Как мы помним, один из ключевых образов — это образ клоуна-убийцы.


Анатолий Марчевский считает, что этот образ может навредить психике ребёнка, и он не захочет больше ходить в цирк. Ради справедливости, против злых клоунов не раз выступали и на Западе. Публикуем речь Анатолия Марчевского.


Что меня откровенно возмутило, когда меня спросили моё мнение об этом фильме — Стивен Кинг, «Оно»? Я когда-то первый вариант видел в Европе. Тогда тоже было возмущение у нас: ну как можно покушаться на святое, этого ведь нельзя делать?


Я скажу сейчас своё мнение: этот символ нельзя трогать, понимаете? Потому что я знаю, что дети до 12 лет считают клоуна своим самым близким, самым верным другом. Мне много раз, когда я работал в манеже, дарили игрушки. Родители с маленькими детьми ходили по три, по пять раз на одну программу. И приносили мне эти игрушки, и говорили: это самая любимая игрушка нашего ребёнка, и мы сами удивляемся, что он её вам дарит! А вот потому, что этот дядя — мой самый любимый человек.


И самое интересное, когда мы разговаривали с детьми — знаете, когда дети немножко болезненные, с болезнью Дауна и с другими, они в особенном мире живут, и они нормальные люди, но они особенно чувствуют эту доброту и доверие к этому персонажу. Это не человек, не Иван Иваныч Петров, это персонаж, это образ. Они с родителями так не делятся, как делятся с клоунами, и когда клоун говорит ребёнку, я по себе знаю, «вот это хорошо, надо кушать, надо лекарство пить, надо заниматься, не надо обижать собачку»… Говоришь ему, что не надо делать, и он это не делает, потому что об этом клоун попросил. А мы клоуну верим.


Родители его просят — он не реагирует, а вот когда клоун попросил, то ребёнок — всё. Самое доверительное отношение. И поэтому выход этого фильма и сам приём, что в самый добрый образ детства вносится негатив, это значит, что ребёнок, едва настоящий клоун выйдет в манеж, тут же закричит «пошли домой, я боюсь». Это мы проходили. И для него цирк будет закрыт навсегда, а, возможно, и театр в любых масках — он просто испугается. Он может плохо спать, кричать ночью, у него нарушится психика. У нас есть закон об ограничении доступности информации, негативно влияющей на здоровье ребёнка. Пожалуйста, я не против ужасов. Кому нравится — смотрите. Но что, мало всяких инопланетян, пауков, жуков и все, что страхи гонит. Но вы чего на святое покушаетесь?


Клоун из будущего «Оно» по Стивену Кингу. По данным «Кинопоиска», если вам меньше 17 лет, то вы должны прийти на фильм с родителями, или никак. 
Клоун из будущего «Оно» по Стивену Кингу. По данным «Кинопоиска», если вам меньше 17 лет, то вы должны прийти на фильм с родителями, или никак. 


Любое произведение должно нести какую-то смысловую нагрузку. А что полезного этот фильм даст? Что он может дать? Чему научит, что подскажет, он что, философский? Один журналист мне сказал: «ну там дети как бы объединяются против этого клоуна». Не может такого быть. Никогда дети против убийцы не объединятся, они боль и страх испытают. Дети всегда объединяются с клоуном против отрицательного персонажа в сказке. И всегда клоун побеждает.


Такова наша культура, возьмите любую сказку, там Дедушка Мороз, там Снегурочка, фея и клоун — те, кто помогает преодолевать любое зло. Нельзя этот символ у детей разрушать. И делать бизнес на здоровье детей — это преступно со стороны творческих людей. Я не против этого фильма, пусть он идёт, только чтобы он был недоступен. Пусть будет платно, если это какое-то высочайшее произведение. Но это чуждая нам культура. У нас прекрасная есть история, литература, у нас много замечательных сказок, и в Европе много замечательных сказок. Есть то, чему сказка учит, и каждый фильм нам о чём-то говорит. Но что бы этот фильм ни говорил, я знаю одно: он нанесёт вред здоровью подрастающего поколения.


«Дети всегда объединяются с клоуном против отрицательного персонажа», — говорит Анатолий Марчевский. Нельзя отрицать, даже в случае Хита Леджера (а также Джареда Лето), это порой действительно так. Правда, Анатолий Марчевский не считает, что Джокер — это настоящий клоун. У него, например, нет красного носа.
«Дети всегда объединяются с клоуном против отрицательного персонажа», — говорит Анатолий Марчевский. Нельзя отрицать, даже в случае Хита Леджера (а также Джареда Лето), это порой действительно так. Правда, Анатолий Марчевский не считает, что Джокер — это настоящий клоун. У него, например, нет красного носа.


Когда у нас при Заксобрании был совет по нравственности, к нам обращались родители и говорили: «ребят, мы же вас выбираем, мы вам доверяем, вы депутаты. Почему пошлая реклама идёт? Почему провоцирует детей то на алкоголь, то на оральное познание секса — на пошлятину в тексте?» Не буду её называть, была такая фирма, которая с двойным смыслом делала рекламу. Мы что, на таком уровне цивилизации? Это юмор ниже пояса. Он не должен публично висеть, про пылесосы.


И рекламу закрыли, потому что родители и общественность подняли вопросы, и мы были обязаны отреагировать. Культура несёт воспитательные функции, она не должна разрушать психику, устои, запрещать не только то, что угрожает национальной безопасности, свержение строя — запрещать нужно то… ну хотя бы не запрещать, а ограничивать то, что даже одному ребёнку нанесёт вред. Это моё глубокое убеждение. Вы молодые, у вас своё видение, но у кого из вас есть дети? Вот я думаю, вы бы ограничили, вы бы посмотрели фильм и сказали «ну слушай, не надо». Мало ли какие ужасы ему ночью будут сниться.


Есть ещё персонажи, которых нельзя трогать. Нельзя трогать религию. Понимаете, нельзя это делать.


Что касается возрастного рейтинга фильма: чем больше мы будем акцентировать, тем больше они будут смотреть. Найдут они, где смотреть. Пока наша цель — собрать мнение людей, а дальше посмотрим, что делать. Пусть решают родители, как быть. Я не бог и не царь, я высказал своё мнение в защиту жанра, защиту цирка и защиту здоровья детей. С меня спрашивают избиратели — молодые родители. Я здесь, в цирке, убираю любую пошлость: когда приезжает клоунада или что-либо, я максимально делаю «чики-чики», чтобы не было юмора ниже пояса, чтобы не было грубости, не было агрессии. И для нас клоун — это то же, что Санта-Клаус для Америки. У нас ждут клоуна и Деда Мороза. И нельзя даже намекать, даже давать возможность подумать, что такое может быть.


По большому счёту, честно, я бы вообще это не пускал в Россию. Он ничего нашей стране не даст — ничего полезного, кроме вреда. Это интервенция такая, чтобы тихонечко внести в нашу богатую культуру какой-то вирус, вот и всё. Он не нужен мне! Почитайте доктрину Далласа (в зале поправляют: Даллеса. — Прим. ред.). Вы знаете эту доктрину?


Если скажут про Деда Мороза такое, я буду возмущаться. Потому что мой ребёнок ждёт Деда Мороза. А мы скажем: убийца нарядился в Санта-Клауса! Вот как только Америка сделает Санта-Клауса убийцей, я буду за, чтобы показали фильм здесь.


Американцы между тем развлекаются как могут. Это, например, постер фильма «Кровавый Санта» 2012 года. И он не единственный. Хотя не сказать, что удачный: злой Санта-Клаус хорошо разве что в «Футураме» получился, в отличие от клоунов.
Американцы между тем развлекаются как могут. Это, например, постер фильма «Кровавый Санта» 2012 года. И он не единственный. Хотя не сказать, что удачный: злой Санта-Клаус хорошо разве что в «Футураме» получился, в отличие от клоунов.


Против ли я «Матильды»? Я не знаю. Я не в материале этом. Я занимаюсь цирком — тем, за что я отвечаю. Я не профессионал в этом, это моё субъективное мнение. А тут я высказываю своё профессиональное мнение — имею право. Всё-таки я «Оскара» имею циркового, всё-таки у меня есть звание Народного, и мне его давали не для того, чтобы я сидел и кайфовал, а чтобы защищал культуру. Если что-то разрушается — я скажу «против»: я против всего, что может навредить ребёнку.


Опрос : Что делать с «Ним»?

Авторизируйтесь,  чтобы проголосовать Опрос завершен Вы успешно проголосовали! Результаты будут опубликованы по завершению опроса.
  • Отозвать прокатное удостоверение, Марчевский прав, я бы подписал
  • Все так, как должно быть: рейтинг 18+, а особо чувствительным детям и так не покажут
К сожалению, ваш браузер сильно устарел и не поддерживает технологию голосования