Ксения занималась продажами, но всегда хотела что-то делать своими руками.
Ксения занималась продажами, но всегда хотела что-то делать своими руками.

Мы продолжаем рассказывать истории екатеринбурженок, умудрившихся в декрете открыть своё дело и заработать на этом. E1.RU начал проект о таких мамах, чтобы подать вдохновляющий пример тем, кто никак не может справиться с послеродовой депрессией или, наоборот, не знает, куда деть свою энергию.


Сегодняшняя история о 30-летней Ксении Клыпиной. Когда её дочери исполнился годик, она вместе с сестрой и подругой стала делать керамическую плитку ручной работы и сейчас продаёт её почти по всей России — от Екатеринбурга до Сочи.


— Ещё до декрета мне хотелось заниматься каким-то делом, чтобы что-то делать руками, тем, что можно потрогать, посмотреть. Раньше я работала в оптовой компании, занималась перепродажами, это приносит деньги, но всё равно было какое-то ощущение бесполезности. Дочке было полтора года, мы собрались на кухне у меня дома с сестрой и подругой и стали думать, что надо открывать какое-то своё дело, и решили делать керамическую плитку, — рассказывает Ксения.


Ксения (в центре) позвала в свою команду сестру (справа) и подругу, и теперь они делают керамическую плитку ручной работы.
Ксения (в центре) позвала в свою команду сестру (справа) и подругу, и теперь они делают керамическую плитку ручной работы.


А вот их первые опыты — кольца для салфеток.
А вот их первые опыты — кольца для салфеток.


По её словам, эта идея просто свалилась на них с потолка.


— Было примерно так: «А давай делать керамику». — «А давай!» Мы сразу хотели делать плитку. Хотя самым первым нашим опытом были кольца для салфеток. Попробовали с такой глиной, но поняли, что для плитки нужна совсем другая. В итоге оказалось, что материалов в Екатеринбурге для керамистов нет совсем. Есть глина волжская, но она подходит только для изготовления глиняной посуды. Пока мы нашли подходящую, перепробовали 7 или 8 разных масс, — вспоминает девушка.


Они искали разных технологов, пытались узнать рецептуру, но проверенного решения никто не предлагал.


— Мы общались с технологами Арха, с технологами из разных компаний, искали профильных специалистов. Мы думали, что найдём технолога, заплатим ему денег, нам скажут «делайте так, так и так» и всё. Но нет, не получилось. В керамике нет рецепта, можно только экспериментировать, — рассказывает сестра Ксении Елена.


Сейчас в мастерской есть своя печь, где обжигают плитку, до этого заготовки возили в чужие печи, но там ничего не получалось.
Сейчас в мастерской есть своя печь, где обжигают плитку, до этого заготовки возили в чужие печи, но там ничего не получалось.


Такой узор на плитке получился случайно, повторить его вряд ли получится.
Такой узор на плитке получился случайно, повторить его вряд ли получится.


За полтора года, пока они ставили разные эксперименты с глиной, арендовали сначала одно помещение, потом другое, девушки вложили в своё дело около 150 тысяч рублей.


— На самом деле начинали мы вообще без денег. Мы как раз тот вариант, когда вначале нет ничего, кроме идеи. Постепенно вкладывали, самым дорогим вложением была покупка печи. Только сейчас мы выходим в «ноль», — рассказывает Ксения Клыпина.


За это время в их команде было много моментов, когда хотелось всё бросить.


— Сейчас есть тренд ручного производства — сделано руками, как круто! Но есть риск, что кроме любви в этом ни черта нет. Сделают непонятно какое пирожное, зато с любовью, и продают в три раза дороже. Очень страшно было скатиться вот в это, мы долго работали над качеством, чтобы ничего не трескалось, не было кривым. Здорово, что нас трое. Было много моментов, когда казалось, всё, я больше не могу. Я два раза приходила в мастерскую и говорила, что всё, если через два месяца не достигаем этого результата, то всё, закрываемся. Через два месяца мы не достигали, но всё равно не бросали. Даже когда у двух человек опускаются руки, третья убеждает не сдаваться. Синхронно кризис к троим не приходил, к счастью, — рассказывает сестра Ксении.


По словам девушек, за всё время они вложили в своё дело около 150 тысяч и только сейчас стали выходить в «ноль».
По словам девушек, за всё время они вложили в своё дело около 150 тысяч и только сейчас стали выходить в «ноль».


«Когда у двух человек опускаются руки, третья убеждает не сдаваться. Синхронно кризис к троим не приходил, к счастью», — рассказывает сестра Ксении Елена.
«Когда у двух человек опускаются руки, третья убеждает не сдаваться. Синхронно кризис к троим не приходил, к счастью», — рассказывает сестра Ксении Елена.


Первые продажи начались примерно через год после того, как они открыли своё дело, и это была не плитка, а новогодние сувениры — ангелы.


— Тогда тоже был переломный момент, когда ничего не получалось. Делали ещё раз — не получалось, делали снова — не получалось. К новому году мы сделали ангелов, это был первый продукт, который реально получился — был клёвым, красивым, мы продали их на ярмарке. И тогда как-то мы сдвинулись с мёртвой точки, что-то начало получаться. Мы долго учились и сейчас начали продавать, — вспоминают девушки.


До того как купили свою печь, они долго пользовались чужими — делали формы, потом везли на обжиг.


— Но сложность была в том, что не контролируешь процесс. А процесс обжига — один из ключевых моментов, если недожжёшь — будет брак, если пережжёшь — будет брак. Контролировать процесс можно только со своей печью, — рассказывает Ксения.



Сейчас они производят небольшие объёмы, размеры печи позволяют выпускать до 10 квадратных метров плитки в месяц, но пока, говорит Ксения, это покрывает спрос.


По её словам, в России рынок плитки ручной работы занимает всего 2%, а в США, например, 30% рынка.


— Конечно, мы смотрели за студиями в США и сейчас смотрим, хочется, чтобы этот рынок развивался у нас. Спрос есть. В основном покупатели заказывают не здесь, а в Великобритании, Испании. Но мы можем делать лучше, красивее, быстрее и дешевле, реализовать всю задумку. Сейчас наш средний ценник — 13 тысяч за квадратный метр. Если сравнивать с фабричной плиткой, это очень дорого, но это полностью ручная работа, а она всегда дороже. Если плитка расписана вручную, то она будет стоить от 600 рублей за штуку, — объясняет она.


Когда мастерскую только открыли, плитка получилась примерно такой — вся в трещинах.
Когда мастерскую только открыли, плитка получилась примерно такой — вся в трещинах.


Сейчас в ассортименте есть плитка разных форм.
Сейчас в ассортименте есть плитка разных форм.


В основном их клиенты — дизайнеры, к которым обращаются семейные пары.


— Это не такая история, когда приходишь в магазин, видишь эту плитку и всё — хочу себе такую. Обычно дизайнер придумывает проект, видит нашу плитку и включает её в проект. Дальше уже согласовывают с заказчиком, — рассказывает девушка.


Ещё девушки делают посуду на гончарном станке, говорят, чтобы лучше «понимать» материал.
Ещё девушки делают посуду на гончарном станке, говорят, чтобы лучше «понимать» материал.


Бизнес в декрете: три екатеринбурженки научились делать керамическую плитку лучше, чем в Испании


Бизнес в декрете: три екатеринбурженки научились делать керамическую плитку лучше, чем в Испании


Если вы или ваши знакомые тоже открыли своё дело в декрете, смогли на этом заработать и хотите поделиться своей историей, то пишите нам на почту news@corp.e1.ru с пометкой «Бизнес в декрете».