Листовки и прокламации печатали во флигеле Харитоновской усадьбы.
Листовки и прокламации печатали во флигеле Харитоновской усадьбы.

E1.RU вместе с Музеем истории Екатеринбурга продолжает рассказывать, как в уральской столице готовили восстание 1917 года — Великой Октябрьской социалистической революции в этом году исполняется ровно сто лет.


В «Дни свобод» социал-демократы хотели выйти на новый уровень и выпускать свою собственную газету, поэтому вся инфраструктура с подпольной печатью оказалась не нужна. Они подали прошение об организации социал-демократической легальной газеты «Уральский пролетарий», но ответа не последовало. «Дни свобод» пролетели очень быстро, и пришлось заниматься привычной работой по созданию подпольной типографии.


В начале 1906 года на какое-то время с помощью сочувствующих работников смогли наладить тайную печать листовок и прокламаций на типографии «Урал», которая находилась во флигеле усадьбы Харитонова-Расторгуева. Но это были не те масштабы. Нужна была своя типография. Для её создания всё было почти готово — кроме шрифта. Добыть его легально было невозможно, поэтому Никифор Вилонов, срочно вернувшийся в Екатеринбург из Самары, решает пойти на радикальные меры — «экспроприацию». В конце февраля подвергается налёту типография Вельца. Было захвачено несколько пудов шрифта.


О том, как экспроприировали типографию Вельца,  мы рассказывали в предыдущей серии .
О том, как экспроприировали типографию Вельца, мы рассказывали в предыдущей серии.


Уже в марте 1906 года город опять заполонили листовки, подписанные Екатеринбургским комитетом РСДРП. Жандармы усилили свою активность, и к 1 апреля унтер-офицеру Потемкину удалось выяснить адрес подпольной типографии. Она находилась в доме Шумковых на улице Солдатской, 48. При обыске были обнаружены верстаки, рейки, валки, касса, несколько готовых наборов, прокламации «Правительство готовится» и более двух пудов шрифта. После проведённой экспертизы оказалось, что шрифт как раз с типографии Вельца.


Дом Шумковых на Солдатской, 48.
Дом Шумковых на Солдатской, 48.


Позже улицу Солдатскую переименовали в Красноармейскую.
Позже улицу Солдатскую переименовали в Красноармейскую.


Арестовали и несколько человек, проживавших по этому адресу, — Ивана Кокосова, Ольгу Миропольскую и Аркадия Машковцева.


Кстати, за несколько дней до этого был арестован весь актив социал-демократической партии: уже знакомые нам Никифор Вилонов, Федор Сыромолотов и Николай Бушен. 26 марта 1906 года они собрались за городом на конференцию, чтобы выбрать делегата на IV съезд РСДРП, но из-за провокатора Секачева все оказались под арестом.


Казалось бы, после проведения такой серьёзной операции жандармерии можно было успокоиться. Но уже через несколько дней снова начинают выходить листовки. Оставшаяся на свободе Мария Авейде за несколько дней налаживает типографское оборудование буквально в квартале от Солдатской, 48. Для конспирации «Оскаровна» даёт задание Харитине Клементьевой снять квартиру. Тина арендовала флигель усадьбы по ул. Никольской, 20 и для прикрытия организовала здесь чулочную мастерскую.


Дом на Никольской.
Дом на Никольской.


Самой главной целью работы типографии назначили печатание листовок, посвященных празднику 1 Мая. Как раз в этот день была намечена маёвка на Каменных палатках. Но жандармерия об этом уже знала, и в результате облавы удалось произвести аресты. Среди пойманных на этот раз оказались Мария Авейде и Сергей Чуцкаев.


Несмотря на новые провалы, типографию удалось сохранить и перевезти на новое место — в Верх-Исетск, в дом Землянициной на улицу Нагорную, 32. Сюда мобилизовали двух «техников» для работы — Серапиона Мотошкова и Василия Эллена. Они проработали 2 месяца, и 14 июля 1906 года типография провалилась. В печатании листовок наступил продолжительный перерыв.


В интересах революции: в усадьбе Харитонова печатали листовки, а у Кати-чумички — подпольную газету


За месяц до этого, 10 июня, в Перми арестовали Якова Свердлова и весь Пермский комитет РСДРП. К середине 1906 года можно было говорить о серьёзной победе царской охранки над социал-демократами. Но, как оказалось, это временное положение дел. Уже в сентябре 1906 года после областной конференции в Вятке восстанавливают Уральскую областную организацию, председателем которой стал Федор Сергеев («Артем»), а в октябре в Екатеринбурге провели конференцию, на которой был выбран городской партийный комитет. В него вошли новые для Екатеринбурга люди: Мартын Лядов («Григорий Семенович»), Исаак Шварц («Семен»), Николай Накоряков («Назар»), Бина Лобова («Лиза»), Михаил Ефремов («Финн»), Григорий Котов («Азарий»), Серафима Дерябина («Сима»). Как видим, в составе комитета практически нет никого, кто был свидетелем революционных событий бурного 1905 года в Екатеринбурге, кроме 18-летней Серафимы Дерябиной.


Слева: Екатерина Комарова («Катя-чумичка»). Справа: Серафима Дерябина. Она удостоится в Екатеринбурге улицы имени себя.
Слева: Екатерина Комарова («Катя-чумичка»). Справа: Серафима Дерябина. Она удостоится в Екатеринбурге улицы имени себя.


Следующий год, 1907-й, должен был стать жарким. Планировались выборы во II Государственную Думу и V съезд РСДРП. На этот раз было понятно, что печатью листовок теперь не ограничиться: нужна целая газета. Но выходившая с 5 января 1907 года в преддверии выборов в думу «Уральская газета» была закрыта. Впрочем, у социал-демократов был план «Б».


Дело в том, что в декабре 1906 года был совершён ещё один налёт на типографию Вельца. Вот как об этом писала газета «Уральский край»:


«7 декабря, в шестом часу вечера, в типографию Вельц явилась толпа вооружённых людей в масках и накладных бородах и усах. Часть явившихся заняла выходы из типографии и стала на караул на дворе и с улицы. Другая часть, человек 7, начала хозяйничать в типографии. Закрыв окна типографии ставнями и заперев рабочих в маленьком чуланчике при типографии, экспроприаторы приказали наборщикам подавать им нужные шрифты. При этом экспроприаторы держались очень смело и действовали уверенно, очевидно, хорошо зная порядки типографии.


«Дайте кассу № 10!» «Дайте кассу № 5!» — уверенно приказывали они. Забрав пять пудов шрифта, экспроприаторы поспешили скрыться, но забыли снять расставленные караулы. В это время скрывшийся из типографии во время суматохи типографский мальчик успел дать знать полиции.


Явившаяся вскоре полиция, заняв выходы, арестовала одного из участников экспроприации, забытого товарищами на карауле. Арестованный оказался учеником уральского горного училища. На нём была маска из чёрной марли и накладные усы. В момент ареста от него отобран был револьвер».


Арестованный молодой человек оказался Леонидом Гребневым — членом боевой дружины РСДРП.


Для жандармов было понятно, чего ожидать. Скоро должны появиться листовки и воззвания в больших масштабах. Но их расчёт оказался неверен, помимо листовок стала печататься целая газета.


Никифор Вилонов и Мария Авейде.
Никифор Вилонов и Мария Авейде.


Еще в ноябре 1906 года за два месяца до налета на типографию в дом Мурзина на углу Клубной и Обсерваторской заехали будущие «техники» Григорий Еремеев, Татьяна Бржезовская и Валентин Перков. Они стали постепенно готовиться к выпуску газеты. К началу 1907 года типография была готова. 1 февраля 1907 был отпечатан первый номер газеты «Рабочий». И уже 2 февраля разъезжались из города экспедиторы в разные концы Урала с тиражом «Рабочего». Именно в этот день был арестован Григорий Еремеев на железнодорожном вокзале Екатеринбурга. Он не нашел ничего лучше, как набить 41 экземпляр газеты под одежду. Его странно раздутый живот привлёк внимание жандармского вахмистра Малахова.


Второй номер «Рабочего», от 18 февраля, печатался уже на новом месте на ул. Харитоновской, 25 на квартире Екатерины Комаровой по кличке «Катя-чумичка».


«Помню маленький серенький дом на Харитоновской улочке, две комнатёнки, кухню и огород, где, если в семнадцатом году не нашли, ещё лежит зарытый нами перед обыском шрифт», — вспоминала события тех дней Екатерина.


В этом доме на квартире «Кати-чумички» устроили ещё одну нелегальную типографию.
В этом доме на квартире «Кати-чумички» устроили ещё одну нелегальную типографию.


Первые номера «Рабочего» редактировал Мартын Лядов, долгое время координировавший действия социал-демократов по всему Уралу. Он же примет решение о созыве областной конференции в феврале 1907 года.


История зафиксировала сложный процесс конспирации при проведения этого важного мероприятия. Приезжающие делегаты получали явку в парикмахерскую, которая находилась в доме Ижболдиных на углу Успенской улицы и Главного проспекта. Там они должны были произнести пароль «Есть ли новости с Ирбитской ярмарки?». После этого они получали еще одну явку — в библиотеку С.А. Тихоцкой на Главный проспект, 15, где использовался другой пароль «Что-то не видать «Дружественных речей». «Дружественные речи» — это черносотенная газета, выходившая в то время. Это был, видимо, такой подпольщический юмор. Третий этап сложного квеста отправлял измученных делегатов на улицу Тихвинскую, где они уже получали полную информацию о времени и месте проведения конференции: на следующий день следовало прийти на квартиру инженера Терникова, которая располагалась по улице Верх-Вознесенской, дом 10.


Библиотека Тихоцкой на Главном проспекте.
Библиотека Тихоцкой на Главном проспекте.


На конференции обсуждались вопросы о безработице, о кооперативном и профессиональном движении на Урале, о выборах членов областного комитета и делегатов на V съезд РСДРП. Как раз в вопросе подготовки к партийному съезду газета «Рабочий» выполняла важные задачи. Был выбран Уральский областной комитет во главе с Мартыном Лядовым.


Слева: товарищ Бартенев (партийная кличка «Алексеич»). Справа: Мартын Лядов (партийная кличка — «Русалка»).
Слева: товарищ Бартенев (партийная кличка «Алексеич»). Справа: Мартын Лядов (партийная кличка — «Русалка»).


Следующие несколько номеров «Рабочего» печатались в типографии Галина и Ершова, что на Главном проспекте, 20. Был подкуплен сторож, а один из типографских работников — Бартенев входил в партию РСДРП. И по ночам здесь печатали социал-демократическую газету. В типографии Галина и Ершова как раз вышло большинство номеров, и это было удобней.


Главный проспект, 20. Здесь размещалась типография, в которой по ночам печатали газету «Рабочий».
Главный проспект, 20. Здесь размещалась типография, в которой по ночам печатали газету «Рабочий».


В августе 1907 года опять прошли массовые аресты среди екатеринбургских социал-демократов. До этого времени удалось выпустить 7 номеров «Рабочего» тиражом в 5–10 тысяч экземпляров. Газета возобновила выпуск 15 октября того же года под названием «Уральский рабочий», но потом опять вернули старое имя. Вообще вышло еще 3 номера, последний — 7 марта 1908 года. Организацией выпуска последнего номера «Рабочего» занимался приехавший в декабре 1907 года в Екатеринбург Иван Теодорович. Он смог найти подходящее здание в Верх-Исетске на ул. Матренинской, 7 и собрать команду «техников» — Василия Маюрова, Нину Чистякову и Елизавету Белопашенцеву. Все закончилось 8 марта, когда сюда пришли жандармы с обыском. Газета «Рабочий» возродится только в 1917 году.


Здание на Матренинской, 7 стало последним пристанищем «Рабочего». Возродить газету смогут только после революции.
Здание на Матренинской, 7 стало последним пристанищем «Рабочего». Возродить газету смогут только после революции.