Роскомнадзор пригрозил заблокировать Facebook в 2018 году. 
Роскомнадзор пригрозил заблокировать Facebook в 2018 году. 

Глава Роскомнадзора сегодня пригрозил заблокировать Facebook в 2018 году, если социальная сеть не выполнит закон о локализации персональных данных. Екатеринбуржцы, которые сидят в Facebook, скорее всего, не представляют свою ленту без откровенных постов Николая Коляды, высказываний Евгения Ройзмана и душевных историй от Анны Кирьяновой. Мы обзвонили знаменитых уральцев, которые часто выкладывают посты в Facebook, чтобы выяснить, что они думают по поводу блокировки и куда уйдут, если соцсеть всё-таки закроют для россиян.


Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга:


– Любые отсечения россиян от международных контактов отбрасывают страну назад. Мы уже в такой стране когда-то жили, и это всё проходили. Делать этого нельзя. Facebook по коммуникации охватывает весь мир, и если россиян исключить, то это будет недальновидно и оскорбительно. Кто-то уйдёт в Instagram, кто-то в Twitter. Для меня Facebook – это записная книжка. У меня есть Twitter, где около полумиллиона подписчиков. Если Facebook заблокируют, буду развивать Instagram и видеоблоги. Найдём чем заменить. Но я считаю, что это оскорбительно для российских пользователей. Это очень сильно ударит по малому и среднему бизнесу. Facebook ещё очень серьёзная литературная коммуникация, практически каждый поэт публикуется в Facebook, у всех пишущих есть страница в Facebook. Но самое главное – туда ушло много рекламы, туристического бизнеса.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Николай Коляда, драматург:


– Мы же люди маленькие, что скажут, то и будем делать. Ну, закроют Facebook, откроют какой-нибудь "мумбук", надо же людям где-то общаться. А почему его должны закрыть, не знаю, по какой причине, думаю, что закрывать глупо, к добру не приводят никакие запреты. Где-то должны люди обмениваться мнением. В Facebook можно переписываться, даже перезваниваться.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Дмитрий Москвин, общественник:


– Я верю в хитрость россиян – обязательно найдётся способ, как обходить все эти глупые ограничения. А вообще, в условиях цензуры люди уходят в андеграунд. Наконец, вместо десятков постов и комментариев в день напишу книжку, и не одну.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Сергей Каменский, директор Музея истории Екатеринбурга:


– Могу вам сказать, что Facebook не закроют, потому что он удобный. Есть миллион каналов коммуникации, поэтому я проблемы не вижу, я пользуюсь всеми существующими каналами.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Евгений Кексин, ресторатор:


– Меня Facebook уже заблокировал. Я уже месяц живу без Facebook из-за того, что написал что-то нетолерантное. Я могу заходить, читать ленту, но не могу лайкать и комментировать. Думаю, что если Facebook заблокируют, то все уйдут в Instagram или Vkontakte. Если ещё и Instagram заблокируют, то думаю, люди выйдут на улицу. Я тоже готов пойти, но организовывать шествия за возврат Facebook я точно не буду.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Настоятель прихода Серафима Саровского архимандрит Гермоген:


– Я ни на какую платформу не пойду. Мне это уже особо не нужно, так, разве от скуки что-нибудь пишешь, кто-нибудь отвечает. Вроде как иллюзия общения, жизни. Я ведь меньше года на ФБ – как-то до этого прожил 50 лет.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


 


Эдуард Кубенский, архитектор, глава издательства Tatlin:


– Я Facebook никогда не рассматривал как "средство массовой информации" – он для меня как дневник, и если к нему закроют доступ, то это будет то же самое, как если бы отобрали тетрадку, в которой я делал записи. Конечно, я расстроюсь. И придётся взять другую тетрадку. Никаких других "тетрадок", кроме "ВКонтакте", у меня, правда, нет, а друзья практически все в Facebook и Instagram. А если закроют Facebook, то и Instagram, как имеющий отношение к Facebook, наверное, не оставят. "ВКонтакте" у меня ведёт только сын, но с ним мы в любом случае разговариваем вживую. Так что, видимо, на кухне будем общаться.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Анна Кирьянова, психолог:


– Это будет очень плохо для всех, Facebook стал необходим. У меня есть свой личный сайт, есть страница и группа Vkontakte, осваиваю Instagram потихоньку. Там и буду размещать. Но я лично надеюсь, что с Facebook всё решится благополучно.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Тимур Абдуллаев, основатель проекта "Школа главного архитектора" и архитектурного бюро In.Form, бывший главный архитектор Екатеринбурга:


– Мы бы больше, наверное, начали встречаться вживую. Но я думаю, что это уже некая степень свободы, которую у людей в принципе трудно отнять, поскольку это новый уровень коммуникации, в котором все уже существуют, часть общественной жизни. В любом случае люди найдут другое средство коммуникации, даже если конкретно эту историю сделают нелегальной или поставят вне закона.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Андрей Альшевских, депутат Госдумы:


– На вопросы "Куда вы пойдёте?" я бы сказал, что пойду по ветру (смеётся). Для меня соцсети – это площадка, где я общаюсь со своими избирателями и говорю о своей работе. Буду думать, куда пойти. С одной стороны, не хотелось бы, чтобы его блокировали, но, с другой стороны, Facebook – это одна из тех соцсетей, которая делает всё возможное, чтобы работать вне правового поля, то есть вне закона Российской Федерации. Я пользуюсь всеми социальными сетями, но Facebook и Twitter пользуюсь активнее всего.


Блиц-опрос: Ройзман, Коляда и отец Гермоген рассказали, куда уйдут, если закроют Facebook


Кстати, группа Е1.RU есть в Facebook – успевайте подписаться, пока не заблокировали.